АрцахЖизнь замечательных людей..Туристическая Армения

Чтобы помнили: Дорога к храму Гандзасар, Левон Айрапетян…

 

Левон Айрапетян – мечтающий реалист

Может ли существовать такое сочетание — мечтающий реалист? Бизнесмену, меценату Левону Айрапетяну, на мой взгляд, лучше всего подходит именно оно. Иначе, как можно объяснить его желание в родном Карабахе, находящемся под вечной угрозой войны, в отдельно взятом селе Ванк, создать условия, которым позавидовали бы многие ведущие европейские города. Кому, как ни ему, могла прийти в голову идея разом, в один день, поженить 700 пар, на деле показав, какой может быть «большая армянская свадьба». При этом он отличается волевым характером, именно о таких, как он, с гордостью говорят — настоящий карабахец и, наверное, редкий карабахец, потому что жизнь их научила чаще быть реалистами.

— Левон Гургенович, для многих вы — человек-загадка. В Интернете о вас пишут много, но ничего конкретного.

– А вы читали про то, что я потомок древнего рода ГасанДжалалянов, насчитывающего около 1600 лет?..

— Читала…

— И я читал и был приятно удивлен, откуда это раскопали. А потом вспомнил, что когда приезжал в 50—60-е годы в Ванк, старожилы, живущие там, помнили моих дедов и с особым почтением ко мне относились. Доходило до того, что руки пытались целовать. На что я восклицал: «Что вы делаете, я же комсомолец!..»

— А еще я читала, что вы работали в «Собеседнике»…

— И не только. В «Комсомолке», в «Огоньке» и лишь затем в «Собеседнике».

— А любимый жанр в пору работы журналистом?

— (Улыбается.) Писать правду. Это было сложно, но я это дело пробивал. В декабре 1978 года, например, организовал и возглавил первую забастовку в Уренгое. Из-за этого даже состоялось выездное заседание ЦК ВЛКСМ, на котором присутствовал секретарь ЦК КПСС Владимир Долгих. Может быть, нескромно прозвучит, но Перестройка начиналась и с меня. Первая ярмарка кооперации, закон о частном предпринимательстве, первая альтернатива комсомолу — «Сургутское движение». Тогда Горбачев просто «ляпнул» о плюрализме, а мы вложили в это реальный смысл. Один из известных людей моего антикоммунистического движения — Сергей Кириенко, ныне генеральный директор «Росатома». Мы создали альтернативу комсомолу, и она работала на разрушение монополизма, который был установлен комсомолом и коммунистической партией. Ну, соответственно, на эту тему мы писали, о всех недостатках системы, которые тогда были.

— Вы всю жизнь идете наперекор?

— Тогда это было необходимостью в силу чудовищной некомпетентности Горбачева. На примере Чехии и Словаки у нас тоже все могло бы быть иначе: мирно, тихо и без ущерба… Горбачев сам не ведал, что творит… Я автор первой книги, которая называлась «Миша. Рая», изданной в Кельне. Она переиздавалась на многие языки. Это был период моей работы в «Огоньке». Вообще, все, что было связано с Горбачевым и его супругой, — было закрытой темой. Даже журналистов, которых я посылал на Ставрополье для интервью с его матерью, арестовывали. А Запад не интересовали какие-то психологизмы, «достоевщина». Их интересовали простые вещи. Например, интервью с портнихой Раисы Максимовны. Все знали, что она была любительница мод. Я на этой книге, кстати, хорошо заработал. Но сказал, чтобы мою фамилию не ставили. Подписал я ее тогда Левон Йоргенс.

— А как вы сами относились к Горбачеву?

— В моей книге отражен эпизод, без которого генсека Горбачева, может быть, и не было бы никогда. Его отец был комбайнером-трактористом в Ставрополье. И в это время приезжает туда первый секретарь крайкома партии Михаил Суслов, впоследствии 2-й человек в партийной иерархии. Суслов видит: отец Горбачева в поле, а комбайна нет. «А где агрегат? — спросил он. — А вон там мой Мишка на комбайне». Там бескрайние поля, и комбайна не было видно. Когда Горбачев подъехал, а ему было тогда 16 лет, Суслов увидел его, похвалил. А через 2 дня привезли орден Трудового Красного Знамени. В 16 лет получить такой орден — наивысшая заслуга. И после этого его карьера пошла вверх. Он без экзаменов поступил в МГУ на юрфак. Суслов шефствовал над ним до конца своей жизни. Горбачев — баловень судьбы, воинствующая некомпетентность, отсутствие профессионализма во всем. В целом он хотел сделать что-то хорошее, но не знал — как, в итоге получилось все плохо. Он по натуре добряк, причем настолько, что все стратегические интересы государства отдал Западу бесплатно в ущерб стране. Горбачев даже приказал вывезти войска из ГДР в российскую степь. Офицеры без жилья, техника под открытым небом. И мы еще остались должны Германии 200 миллиардов немецких марок, когда должно было быть наоборот. Столько вреда русскому народу, сколько принес Горбачев в период своего правления, никто не наносил…

— Кто-то разрушает, а кто-то созидает. Левон Гургенович, дом, построенный на песке, долго не простоит. 20 лет назад был ли в Армении заложен краеугольный камень?

— Я не раз об этом говорил. В одном из опубликованных материалов я высказывался о первом президенте Армении Левоне ТерПетросяне, назвав его сыном Горбачева в плане воинствующей некомпетентности. Специалист мертвых языков, в процессе постперестроечных игр стал формальным руководителем. Война началась при нем, и наша победа произошла не благодаря Левону, а вопреки. Зная его психологию, я понимал, что ему нужен был «магазинчик» под названием Армения, без Карабаха. И он делал все, чтобы мы проиграли. И об этом я ответственно заявляю, потому что был свидетелем. Он все время останавливал процесс, мотивируя это тем, что его просил об этом Ельцин, а Ельцина просил об этом Алиев. Но карабахцев трудно остановить, они максималисты и идут до конца. Они сделали свое дело, отвоевав исторические земли. Все знают, что Левон Тер-Петросян достаточно состоятельный человек. Но он заработал свои деньги на нищем народе, что особенно аморально. По этому поводу я всегда привожу пример: когда разбойники грабили караваны, у них был мотив — отнимали у богатых, но если проходил нищий, они ему подавали. То есть была хоть какая-то мораль. А у Левона Тер-Петросяна никакой морали не было.

— Вы дважды публично выступили с критическими замечаниями в адрес армянской олигархии…

— Основой этой олигархии является Левон Тер-Петросян. При нем состоялась эта олигархическая система и при последующих президентах, как ни странно, она развилась. Зная прекрасно и Роберта Кочаряна, и Сержа Саргсяна, могу сказать, что они очень честные, порядочные люди, а главное, большие патриоты. Но левоновские традиции почему-то в их правление были продолжены. И сегодня я просто говорю, что армяне настолько качественный народ, что ими не могут руководить полуобразованные люди, которые хотят иметь не только капитал, но и власть. Для этого они даже создают общественные структуры, становятся депутатами, министрами. Сегодня в Армении идет массовая иммиграция, причем людей культурных, образованных. Истощается генетический фонд. Это самая страшная тенденция. А источником этой тенденции является олигархо-административный режим, который сегодня существует в Армении.

— Вы, по-видимому, были услышаны. Судя по некоторым сообщениям из Армении, в будущем парламенте число бизнесменов будет серьезно ограничено.

— Я не хочу быть самонадеянным, но если это сыграло роль, то я доволен собой…

— Считаете ли вы это достаточной мерой, чтобы оздоровить атмосферу в обществе?

— Нет, не считаю. Армения имеет внешний долг 50% ВВП. Это очень серьезно. Потому что мы находимся в окружении геополитической опасности. У нас, кроме России, с которой мы не имеем общей границы, только с Ираном сухопутное сообщение. Грузия в этом смысле очень коньюктурна и может всегда поменять свои симпатии, поскольку живет за счет Америки, Азербайджана и за счет транзитности своей страны, поэтому на нее надеяться нельзя.

— Ставшая расхожей фраза «все для Родины», на мой взгляд, в последнее время подвергается серьезному переосмыслению. Любви и патриотизма, как явствует, не всегда достаточно для взаимопонимания и взаимного сотрудничества. Ваше мнение о взаимодействии Армения-Диаспора?

— Я считаю, что те негативные процессы, которые происходят в Армении, отгораживают диаспору. Приходится делать большие усилия, чтобы диаспора помогала. У нас нет нефти, газа и не будет. Единственный ресурс — это диаспора. Но когда диаспора видит, какие катаклизмы, явления происходят в экономике и политике Армении, резко сокращается количество желающих помогать своей исторической родине.

— Я все-таки хотела коснуться истории с Гандзасарским монастырем и обвиненями, которые прозвучали в ваш адрес. Ваше отношение ко всему этому…

— Я потребовал у руководителей Армении привлечь к уголовной ответственности за клеветничество причастных к этой истории. Я не знаю, кто заказчик этой шумихи. Дело в том, что эту стену 40 лет назад собрали из булыжников, которые я привез из близлежащей реки, и цемента, который я посылал из Сибири, заплатив за эту работу 400 руб. Отдав все свои деньги, я потом три дня занимал по рублю, чтобы улететь в Москву на учебу. И стена эта не имеет никакой исторической ценности. Но они хитро написали, что я облицовываю мраморными плитами стены Гандзасара. Пойди пойми — это стена церкви или забор, построенный, чтобы огородить от свиней древние могилы, на которые те заходили и раскапывали… В обвинении в мой адрес также значилось, что стена эта XVII века, а в XVII веке цемент еще не производили. Он появился только в XIX веке. За всю ложь и клевету виновные должны понести уголовную ответственность. Кстати, я построил там дорогу к руднику, из которого в свое время строился Гандзасарский монастырь. Так что стена будет облицована не мрамором, а тем же камнем, что и сам монастырь, просто она будет свежее, но со временем потемнеет и создаст единый ансамбль…

— Вы человек неугомонный. Как вам удалось поженить 700 пар в один день?

— Меня к этому подтолкнул случайно подслушанный разговор между отцом и сыном. Сын сказал отцу: «Я пришел с армии, хочу жениться». А отец ему ответил: «Ты знаешь, сынок, у нас нет возможности сейчас сделать свадьбу. Подожди. У нас две коровы. Одна молоденькая, а вторая взрослая. Молоденькая подрастет, начнет давать молоко, мы другую продадим и сыграем свадьбу». А для Карабаха очень важно количество населения. Наши соседи (азербайджанцы) всегда были агрессивны именно из-за количества населения. Мы, армяне, страдали из-за малочисленности. Как у всех нормальных христианских народов, у нас редко бывает в семье девятьдвенадцать детей. И я понял, что количество населения очень важно для развития нашей малой родины. Когда я объявил о таком мероприятии, думал, пар 100 наберется. Но набралось 700 пар. Для того чтобы семья могла стартовать, ей нужен начальный капитал. Мы дали каждому корову и 2000 долларов, а кто в Шуше жил, поскольку там нет возможности держать коров, вместо коровы получил еще по 500 долларов. Кроме того, на эти пары распространяется программа поощрения при рождении ребенка: за одного ребенка 2000 долларов, за второго 3000, за третьего 5000, четвертому 10 000 и т.д. Все это делается для того, чтобы мы могли в ближайшее время довести количество населения Карабаха до 500 тысяч человек. Это позволит обеспечить нашу безопасность. Тем более карабахцы — прирожденные бойцы.

Маленький Карабах дал 5 маршалов Советского Союза, не говоря о Мюрате, маршале Наполеона, и больше всех Героев Советского Союза на душу населения. В реализации этой моей идеи мне очень помогли мои друзья, ставшие вместе со мной крестными отцами новобрачных, — Рубен Варданян, Даниил Хачатуров, Сергей Саркисов, Гагик Закарян и другие.

— В обществе, в частности армянском, существует твердое убеждение, что бизнес и нравственность — несовместимые понятия. Насколько они несовместимы?

— Я об этом не задумывался. Бизнес, по сути, достаточно циничен. И заниматься нравственным бизнесом очень тяжело, но некоторым это удается.

— Вы из их числа?

— Нескромно о себе говорить в этом ракурсе. Но я пытался. У меня в каком-то смысле комсомольское воспитание, которое, между прочим, базировалось на христианских догмах.

СПРАВКА:Село Ванк находится на севере Арцаха, всего в 54 километрах от столицы НагорноКарабахской республики, куда сегодня можно добраться по современной дороге буквально за полчаса. Самые первые упоминания о монастыре относятся к Х веку. Можно легко подсчитать, что село Ванк существует уже больше тысячелетия, большую часть которого оно оставалось непокоренным. Нынешний Ванк из обычного карабахского села превратился в суперсовременный поселок после того, как за его преобразование взялся уроженец этого села Левон Айрапетян. По словам Левона Гургеновича, он из Ванка мог бы сделать суперсовременный город, но для него важно было сохранить самобытность этого древнейшего поселения. Построенная в Ванке новая школа полностью оснащена компьютерными классами с самой новейшей техникой. Село полностью газифицировано и обеспечено телефонной связью, установлен мощный ретранслятор, позволяющий жителям села смотреть различные российские и армянские телеканалы. В селе построены гостиничные комплексы «Эклектика» и «Цовин Кар», действует филиал банка, сооружено множество памятников и скульптурных композиций, открыта Школа искусств. Кроме того, построен двухэтажный детский сад, отлично оборудована всем необходимым больница, а еще – здание сельской администрации, рынок, зоосад, рыбоводческое хозяйство, начато строительство военного училища. И, самое главное, Левоном Айрапетяном капитально отремонтированы и отреставрированы древнейший храм Гандзасар, примыкающие к нему Патриаршие покои, построена новая семинария, благоустроена вся округа, проведено ночное освещение, построена дорога к храму и еще десятки километров современных дорог по всему Карабаху…

Элен МУСАЕЛЯН, “Собеседник Армении”

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *