Армянская продукцияИстория Арменииоб Армении

Ереванский коньячный завод – живая история

Музей коньячного дела Шустова История коньячного производства и коньяка Шустов.

Сегодняшний «герой» – Ереванский коньячный завод

Традиции производства коньяка в Армении были заложены в 1887 году. Именно тогда купец Нерсес Таирян построил в Ереване первый винно-коньячный завод. В 1899 году предприятие перешло к знаменитому в России товариществу «Н.Л. Шустов и сыновья». В начале XX века компания «Шустов и сыновья» получила статус поставщика армянского коньяка ко двору Николая II.

Продукция завода не раз удостаивалась медалей на различных международных выставках. Так, первый армянский марочный коньяк «Финь-Шампань Отборный», созданный Мкртычем Мусинянцом в 1902 году, был представлен во Франции, где он завоевал признание своим высочайшим качеством. В 1907 году М. Мусинянц был награжден дипломом сотрудничества в рамках проведенной в Бордо международной выставки-дегустации.

После советизации Армении предприятие было национализировано. В 1923 году все алкогольное производство в Армении было объединено в тресте Арарат. В конце 1940-х годов было принято решение об отделении коньячного производства, и в 1949 году началось строительство нового здания. В 1953 году завод переехал в новое здание и был переименован в «Ереванский коньячный завод».

В 1998 году Ереванский коньячный завод вошел в состав Pernod Ricard Group, мирового лидера в производстве алкогольной продукции премиум-класса. Несмотря на то, что решение о приватизации в свое время вызвало немало споров, сегодня очевидно, что если бы не Pernod Ricard, будущее этого легендарного завода могло бы оказаться под угрозой.

После советизации Армении предприятие было национализировано. В 1923 году все алкогольное производство в Армении было объединено в тресте Арарат. В конце 1940-х годов было принято решение об отделении коньячного производства, и в 1949 году началось строительство нового здания. В 1953 году завод переехал в новое здание и был переименован в «Ереванский коньячный завод».

Оганес Маргарян, Багдасар Арзуманян и Шмавон Азатян.
Фото – из архива Р. Маргаряна.

Первый этап работ состоял в ознакомлении с технологией изготовления коньяка: в здании должны были быть специальные комнаты, лаборатория, оборудование, необходимое для изготовления коньяка. Помню, что отца отвезли на винный комбинат для знакомства с этими деталями. Он вернулся поздно вечером в сопровождении двоих провожатых. Это был первый и последний раз, когда я видел своего отца нетрезвым.

Здание должно было быть построено на холме, создавая единый ансамбль с Разданским ущельем и скалами. Для удтверждения проекта отец отправился в Москву. Министр пищевой промышленности Анастас Микоян лично утвердил проект своей подписью.

Проект здания, утвержденный подписью Анастаса Микояна.
Фото – из архива Р. Маргаряна.

Было решено, что цвет здания должен быть близок к цвету коньяка. Отец вел авторский надзор за строительством и однажды увидел, что строители, наряду с камнями абрикосового цвета кладут на фасад и черные камни. Через несколько лет прораб Андраник Навоян рассказал мне, что увидев это, мой отец взял лопату и стал крушить эти черные камни. В профессиональных вопросах отец был очень требовательным и строгим.

Дочь Маргара Седракяна, Вануи Седракян: отец мечтал вернуться в Ван

Окончив факультет виноделия Сельскохозяйственного института, отец начал работать на Ереванском винном комбинате. Его учителем был известный специалист Кирилл Сильченко. Затем отца назначили главным технологом Ереванского коньячного завода, и этот пост он занимал до последних дней своей жизни. В течение этих лет отцу периодически предлагали занять пост директора, но он всегда отказывался, говоря, что финансовые, управленческие и организационные вопросы его не интересуют.

На коньячном заводе он не работал всего один год, который провел в ссылке. В своем кабинете отец хранил томик Чаренца и кто-то сообщил об этом в соответствующие инстанции. Отца выслали в Одессу, где он начал работать на местном коньячном заводе и успел создать два коньяка- «Украина» и «Одесса».

Из ссылки отец вернулся «благодаря» Черчиллю». Все знают историю о том, как в 1945-м году, во время Ялтинской конференции, Сталин угостил Черчилля созданным отцом коньяком «Двин». Премьеру-министру Великобритании коньяк понравился настолько, что после этого по распоряжению Сталина ему исправно поставляли внушительные партии коньяка.

Спустя некоторое время Черчилль пожаловался, что вкус коньяка изменился. Сталин поручил Анастасу Микояну выяснить причину. Микоян приехал на Ереванский коньячный завод и распорядился вызвать Маргара Седраковича, на что ему ответили, что главный технолог уже год, как находится в ссылке. Узнав об этом, Сталин приказал вернуть Маргара Седракяна в Ереван, и привычный Черчиллю вкуса «Двина» был восстановлен.

Благодаря Маргару Седракяну была создана новая технология изготовления коньяка. По утвержденным стандартам, для производства коньяка использовалась дистилированная вода. Отцу удалось получить разрешение использовать воду из Крбулахского источника. Когда его спрашивали, в чем секрет его коньяков, он отвечал, что никаких секретов нет – все дело в нашем солнце, воде и земле. Кстати, в те годы много использовали сорт винограда «харджи», которого больше не существует.

Отец всегда говорил, что в количественном плане мы никогда не сможем соперничать с Молдавией, Грузией, Азербайджаном, и Армения должна прогрессировать за счет качества продукции. Он следил за каждой деталью. Лично проверял все бочки и решал, которые следует заменить, а которые еще послужат.
Экскурсии на заводе также отец проводил лично. За это время он познакомился и сдружился со многими известными людьми.

Отец оставил рецепт коньяка «Васпуракан» и уже после его смерти директору завода Микаэлу Ханояну удалось получить разрешение на это название. Коньяк посвятили памяти Маргара Седракяна.

На заводе часто происходили кражи – никто не мог равнодушно пройти мимо коньяка. С целью сокращения количества краж, отец добился разрешения на установление бочки общего пользования в одном из залов. В течение дня любой из сотрудников имел право пользоваться этой бочкой.

Будучи столь преданным любимой работе, отец в то же время много времени проводил с семьей. Сам он был детдомовским ребенком и делал все возможное, чтобы его дети не чувствовали себя обделенными родительским вниманием.

Микаэл Ханоян, стал директором Ереванского коньячного завода в 1972 году и проработал на этом посту 12 лет.

В эти годы завод достиг пика своей славы. Микаэл Ханоян был эстетом. С авторами дизайна этикеток Левоном Налбандяном и Азатом Акопяном он лично обсуждал все детали. В годы, когда заводом руководил мой отец, увеличился ассортимент коньячных бутылок, а коньяк начали продавать в специальных коробках. Первым таким коньяком был «Двин».

Ханоян придал новое дыхание изготовлению коньячных бочек. Бондарное ремесло постепенно угасало, и благодаря моему отцу открылась школа изготовления бочек. Традиция именных бочек тоже была внедрена в годы руководства Ханояна. Эту идею он позаимствовал у Шустова, именная бочка которого до сих пор хранится на заводе.

В одной из комнат завода есть необычная стена, полностью покрытая коньячными этикетками. Это было хобби Ханояна: он собирал коньячные этикетки из разных стран и наклеивал их на стене. Друзья и знакомые, зная об этой стене, дарили ему различные этикетки.

Усилиями Ханояна был открыт также зал дегустации, где гости имели возможность попробовать вкус коньяка.

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *