Армянская мелодияЖизнь замечательных людей..Знаменитые армяне

Чтобы помнили ,, Эдвард Мирзоян,,

Эдвард Мирзоян: Конец эпохи

Эдвард Мирзоян: Конец эпохи

О Мирзояне можно рассказывать бесконечно

5 октября, на 92-ом году скончался армянский композитор Эдвард Мирзоян. Автору этих строк довелось общаться с ним и Эдвард Михайлович Мирзоян до конца жизни неизменно вставал перед женщинами, хотя с каждым годом это было все более и более трудно. Моя приятельница, с семьей которой Мирзоян дружил, как-то рассказывала: встретилась с ним на улице, было 8 марта. Постояли, поговорили и вдруг Эдвард Михайлович протягивает ей букетик подснежников. Оказывается, рядом продавали цветы, а она, увлеченная разговором, даже не заметила цветочницу. А он заметил.

PanARMENIAN.Net – Рассказывает Эдвард Михайлович: «…Произошла эта история в далекие двадцатые годы в городе Гори. Молодая женщина по имени Люся, урожденная Першангова, по мужу Мирзоян, ожидающая ребенка, приехала погостить к отцу. «У меня будет мальчик, назову его Эдиком, он станет композитором». Знамение свыше или материнское чутье…

Он родился в Гори, но когда ему исполнилось 3 года, семья переехала в Ереван. В 1941 окончил Ереванскую консерваторию по классу композиции В. Г. Тальяна. Потом была учеба в Москве – знаменитая «Могучая кучка»: Эдвард Мирзоян, Арно Бабаджанян, Адам Худоян, Александр Арутюнян и Лазарь Сарьян.

Отец Эдварда Михайловича тоже был композитором. Мальчик постоянно следил за тем, как работает отец, и в какой-то момент тоже захотелось попробовать что-то написать. Было ему где-то лет 12. «Первый опус отец показал композитору Романосу Мелиякну. Композитор внимательно выслушал, ему понравилось. И я решил писать музыку. В 1935 году Романос Меликян скончался, и я написал в память о нем «Песню без слов».

Было бы, наверное, неправильно говорить о Маэстро, не упоминая учеников. А их за долгие годы было много – 80 человек, гордость армянской музыки: Авет Тертерян, Мартин Вартазарян, Роберт Амирханян, недавно ушедший из жизни Грачья Меликян… Один из любимых учеников – Мартин Вартазарян.

Рассказывает Мартин Цолакович:

«Я познакомился с Эдвардом Михайловичем в 1949 году в доме армянской культуры в Москве. Я приехал к маме, и мне подарили пистолет, стреляющий резиновыми пулями. Я начал стрелять в звоночек. А там жили композиторы, которые учились в Москве – та самая «Могучая кучка». И Мирзоян учил меня стрелять. Так что сначала меня он учил не музыке. Ну а потом консерватория, класс композиции. Он не учил, это были не лекции, а беседы о музыке. Зарождалась мысль, которая потом получала свое оформление. Двери на его занятиях всегда были открыты – приходил, кто хотел.

Свои произведения я всегда показывал ему, а уже потом играл для публики. К нему можно было обратиться по любому поводу, он никому не отказывал. Эдвард Михайлович руководил Союзом композиторов Армении с 1956 по 1991 год. Именно благодаря нему был построен зал и дом творчества в Дилижане. Это вообще была интересная история. Выступает Мирзоян в Москве на юбилее Бетховена, торжественное заседание транслируется по Интервидению. И вдруг он говорит: «Вот мы строим зал, и он будет носить имя Бетховена». Ничего такого в выступлении, конечно, не было, Эдвард Михайлович сказал от себя. Потом Косыгин к нему подходит: «Что вы сделали, как можно?». Дело было в том, что денег не хватило, а Москва больше не давала. Вот Мирзоян и решился на такую «авантюру». Сработало, и у нас есть и зал, и дом творчества. О Мирзояне можно рассказывать бесконечно».

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверить также

Close