АналитикаИнтересные фактыНовостиоб АрменииРазвлечения

Ни один международный актор не заинтересован в принуждении Армении к односторонним уступкам

Наш собеседник — политолог Микаел Золян.

Господин Золян, в ходе последней пресс-конференции Владимир Путин, говоря об армяно-российских отношениях, сказал, что нечего восстанавливать, так как ничего не разрушилось. Он сказал, что со стратегическим союзником Арменией следует развивать то, то есть. На что намекает Путин, и действительно ли все гладко в двусторонних отношениях, учитывая последние заявления Лаврова и Карасина?

Не думаю, что следует искать в словах Путина скрытые смыслы. Он сказал то, что должен был сказать, и вновь подтвердил, что в армяно-российских отношениях ничего тревожного нет. Есть процесс уточнения отношений, поскольку в бытность прежней власти отношения строились по одной модели, а сейчас — по другой, выстроенной на суверенитете и равноправии. Но это нормально, и я не думаю, что есть серьезные проблемы. Даже если по ходу возникнет недопонимание, все сгладится, поскольку стороны имеют общие глубинно геополитические интересы.

Что касается заявлений Лаврова и Карасина, то их, как мне кажется, следует рассматривать в контексте российско-американских отношений. Заявление Лаврова вообще было представлено в прессе в отрыве от контекста. Что касается заявления Карасина, то в нем действительно просматривались элементы ревности. Но ничего страшного в этом нет, в конце концов, нормально то, что Россия и США, как и другие международные акторы, конкурируют, и мы должны воспользоваться этим и извлечь выгоду.

Глава МИД России Сергей Лавров заявил в Баку, касаясь НК проблемы, что нужно разрабатывать креативные идеи. Какие креативные идеи Россия предлагает внести в карабахское урегулирование?

Я уже давно отслеживаю события вокруг Арцаха и подобных заявлений слышал десятки, если не сотни. Говорят об окне возможностей, о новых подходах, но в итоге все возвращается на круги своя. В сложившейся ситуации предложить новую идею крайне сложно. Урегулирование может произойти в двух случаях. Либо противоборствующие стороны прекращают видеть друг в друге врагов и начинают строить обоюдное доверие, либо международные акторы придут к консенсусу по поводу того или иного варианта урегулирования и вложат серьезные средства в его имплементацию. Оба варианта далеки от действительности. Это не значит, что не должно быть переговорного процесса. Подобные заявления призваны реанимировать переговорный процесс, и если это действительно послужит возобновлению переговоров, то хорошо.

Из скандальных разоблачений Лукашенко становится ясно, что не только Беларусь, но и Россия предлагали Сержу Саркисяну сдать пять районов. Получается, в ОДКБ все за территориальные уступки. Какой должна быть в этих условиях позиция Армении?

Давайте не делать далекоидущих выводов и обобщений. Например, нет никаких оснований утверждать, что все страны ОДКБ выступают за сдачу территорий. Из того, что сказал Лукашенко, следует лишь то, что в какой-то момент лидеры РФ и Беларуси подняли этот вопрос, и предложение было отклонено. Да, время от времени такие предложения делаются, и они отклоняются, и международное сообщество прекрасно понимает, зачем это делается. Более того, я считаю, что ни один международный актор не заинтересован в принуждении Армении к неким уступкам. Столько лет наше общество по поводу и без третировали этим, но до сих пор я ни разу не услышал ни одного убедительного довода в пользу того, с какой стати Москве, Вашингтону или Парижу убеждать Армению к односторонним уступкам. Это нужно только Баку и в какой-то мере Анкаре, хотя и для Турции это не приоритет.

Международному сообществу на данном этапе всего лишь нужно, чтобы в регионе не было излишней напряженности, и в этом вопросе пока мнения России и Запада совпадают. Поэтому нужно продолжать переговоры и пытаться достичь хотя бы скромного прогресса. Но не больше. А заявлениям Лукашенко не нужно придавать такого значения – он пытается решать серьезные внутренние и внешние задачи.

Господин Золян, в последнее время можно нередко услышать, что новые власти по своей сути более пророссийские, чем прежние. Вы всегда были за укрепление связей Армении с ЕС. У вас есть противоречия с правящей партией по внешнеполитическим вопросам?

Никаких противоречий нет. Наоборот, мое решение вступить в блок Мой шаг было обусловлено и тем, что я считал его внешнеполитические подходы наиболее оправданными. Отдельные разночтения могут быть, но речь об общем курсе. Я однозначно за то, что принято называть европейскими ценностями. Думаю также, что необходимо укреплять связи с ЕС. Но считаю также, что наше сотрудничество с Россией и постсоветским пространством несет в себе большой потенциал. Более того, при правильной политике мы можем стать региональным лидером и моделью развития для многих стран региона.

Я считаю, что основными приоритетами внешней политики Армении должны стать: обеспечение стабильной и безопасной внешней среды для проведения в стране реформ, исключение внешнего вмешательства во внутренние дела для укрепления достижений революции. Построив качественно новую Армению, мы можем ставить качественно новые задачи во внешней политике.

Кроме того, и ЕС, и Россия, и постсоветские страны находятся сейчас в процессе серьезной трансформации. В этих условиях крутые повороты во внешней политике нежелательны и даже опасны. Следует сконцентрироваться на внутренних процессах, внимательно отслеживая региональные процессы и при необходимости реагировать.

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button