Армянская продукцияВ мире интересногоВсе о самом интересном..Наш ЕреванНовостиоб Армении

Армянский коньяк станет чище в 2019 году, или Что изменилось с приходом Пашиняна

Ситуация в сфере производства вина и коньяка в Армении улучшается, чему в немалой степени способствуют отказ от подлога документов и борьба с контрафактной продукцией.

 Что изменила революция в Армении? Рассуждать об этом можно долго, но с вином и коньяком ответ однозначен – дело пошло на лад.

Коньяк

Что мы имеем в виду? Во-первых, урожаи винограда продолжают регистрировать без приписок (дело, начатое при правительстве Карена Карапетяна). А во-вторых (и это уже заслуга команды Пашиняна), с мая 2018 года резко сократился ввоз постороннего коньячного спирта в республику. Но обо всем по порядку.

В январе-сентябре 2018 года, по национальным статданным, в республике собрали 135 тысяч тонн винограда. Данных за январь-сентябрь 2015 года у нас нет, но по итогам всего года Минсельхоз передал статслужбе данные об урожае в 310 тысяч тонн. С 2016 года статданные резко снизились.

Конечно, мог наступить жуткий неурожай. Но, если бы так оно и было, тогда так же жутко выросли бы цены на виноград. Но цены остались те же. Коньячные заводы закупали виноград в среднем по 100-120 драмов, а столовый виноград в августе-сентябре можно было купить за 300 драмов. Статистику урожая – и по винограду, и по другим культурам – начали приближать к реальности при премьер-министре Карене Карапетяне. Начатое продолжают и сейчас. В 2018 году урожай винограда снова снизился, а на рынках столовый виноград стоил практически столько же.

Зато поднялась его цена для винных и коньячных заводов. Почему так произошло? “Повысился спрос на виноград, и причин тому несколько”, – отмечает в беседе  председатель организации “Национальный центр вина” Аваг Арутюнян.

Светлая сторона вопроса. Растет производство и экспорт вина. В 2016 году, по таможенной статистике, экспорт вина вырос с 4,2 до 6 миллионов долларов, а в 2017-м почти вдвое – примерно с 6 до 11 миллионов. Производство вина в Армении пока не очень значительное (по мировым меркам), но появляются новые производители и новые марки вин, в ценовом сегменте “средний и выше”.

Бокал с коньяком

Не очень светлая сторона. Зачем нужно было приписывать урожай? Одна из очевидных причин – отчитаться перед начальством. Но попутно этим можно было решить весьма практическую задачу – “крышевать” контрафактный алкоголь, используя для него или привозное, или вовсе не виноградное сырье. Лазейку для этого оставляла завышенная статистика (“конечно, все из армянского винограда: вон его у нас сколько!). А значит, за местным виноградом можно было особенно не гнаться.

“С мая 2018 года, похоже, все изменилось. Резко сократился импорт коньячного спирта в Армению. Повысился и спрос на винные сорта винограда. Эти сорта в 2018 году закупали по 200 драмов, не меньше, причем в Араратской долине. За “Черный Арени” винзаводы платили по 350 драмов и выше, а за “Белый Воскеат” и того больше – до 500 драмов (доллар с небольшим – ред.)”, – говорит Арутюнян.

Если такой строгий режим продлится достаточно долго, в республике не останется или почти не останется контрафактного вина или коньяка. В первую очередь – коньяка, гораздо более доходного для Армении.

“Какие-то лазейки все равно остаются. Но есть принципиальная разница. Раньше они были всеобщим правилом. Теперь если их и используют, то на свой страх и риск”, – подчеркивает Арутюнян.

Если в самой республике будет меньше контрафакта, то легче будет бороться с ним и за рубежом (в частности – в России, на основном рынке армянского коньяка).

Для этого должно пройти какое-то время. За основу можно взять три года, потому что больше всего в Армении выпускают трехлетний коньяк. Если за это время статистика производства опять не поползет вверх, значит, завышать статистку перестали окончательно.

Ереванский коньячный завод

Почему мы говорим о коньяке, а не о вине? Потому армянский коньяк знает каждый (в бывшем Союзе уж точно). А про армянское вино даже в России слышали не все. А кому нужны подделки малоизвестного товара? Никому. Поэтому виноделы-экспортеры день и ночь следят за качеством, чтобы удержаться на российском рынке вина, где конкуренция намного острее, чем в случае с коньяком. Имиджевого воздействия брендов на потребителя тут меньше, а внимания к качеству – намного больше.

“Для производителей это, конечно, лишние хлопоты, но для отрасли в целом очень хорошо. Она остается здоровой”, – подчеркивает Арутюнян.

Именно поэтому, считает он, отказ от названия “коньяк” (по требованию Евросоюза) – это и проблема, и большой шанс для Армении. Пока есть бренд “армянский коньяк”, есть возможность получить на нем лишний “навар”, не слишком заботясь о качестве.

“Не факт, что все именно так и поступают, но такая возможность однозначно есть. Тем более что и контроль на российском рынке строгий, хотя не настолько – во всяком случае, пока. А если исчезнет бренд, то прятаться будет негде. Придется каждый год и каждый день доказывать, что армянский бренди ничуть не хуже армянского коньяка”, – отметил Арутян.

Заметим, слово “коньяк” Армения не сможет использовать через 14 лет на местном рынке и через 25 – на зарубежных. И если статистика не будет завышаться, то значит, винно-коньячное дело уже идет по трудному, но верному пути.

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *