Древние армянские городаЗападная Армения

Города Западной Армении: Карс .

Когда стоишь во дворе Карсской крепости, прямо у стены, под тобой – весь город как на ладони: храм Двенадцати Апостолов, река Карс, мост  Вардана, названный так в честь городского сумасшедшего, гулявшего по улицам в 19 веке, развалины армянского квартала, знаменитые серные бани. Крепость, увидевши раз, забыть невозможно. И все время, гуляя по ней, думалось – как можно было оставлять ее туркам. Карсская крепость считалась одной из неприступных на Кавказе и взять ее турецкая армия практически не была способна.

История 1

Крепость Карс существует с 1597 г.,  она построена султаном Мурадом III, о чем сохранилась над крепостными воротами надпись. С давних времен Карс считался ключом к обладанию Малой Азией (на что указывает и его первоначальное название Карс-калак, т. е. “город дверей”), a его крепость — неприступной твердыней.

Карс, армянский город, с  928 по 961 годы — столица Армянского царства Багратидов, с 961 по 1064 годы — столица армянского Карсского царства. Карс был центром исторического Вананда, а с  1878 по 1917  это была российская Карская область с генерал-губернатором. Ныне он главный город турецкого вилайета  (провинции) Карс. С распространением в Закавказье русского владычества Карсская крепость подверглась в течение XIX в. четырем штурмам русских войск в русско-турецких войнах этого столетия и три раза переходила в руки русских. В сентябре 1855 г. крепость Карс была занята русскими войсками, 18 марта 1856 г. возвращена Турции. 18 ноября 1877 года  крепость вновь взята и по Сан-Стефанскому договору  от 19 февраля 1878 года  отошла к России. Отнесена к 1 классу, а с 1888 г. – к 3-му. По Брест-Литовскому мирному договору 3 марта 1918 г. Карсская крепость была передана Турции.

По Карсскому договору 1921 года Карсская область и Сурмалинский уезд вошли в состав Турции. Под давлением Советской России правительство Советской  Армении было вынуждено подписать Карсский договор 1921 года и тем самым признать нынешние границы Турецкой республики. Но все же с 1918 по 1920 гг. Карсская область была в составе Первой Республики Армения. В 1945 году были предъявлены территориальные претензии СССР к Турции, согласно которым территория бывшей Карской области должна была быть разделена между Грузинской и Армянской ССР. Однако, исходя из изменившихся геополитических реалий и начала «холодной войны», в 1953 году Советский Союз отказался от этих претензий.

Карс для армян олицетворяет одну из черных страниц новой истории: именно здесь был подписан договор между кемалистской Турцией и большевистской Россией. Договор, который лишил армян родины и оставил им только 29 тысяч кв. км.

Есть мнение, что если договор войдет в повестку Национального Собрания Армении и если парламент ратифицирует этот договор, то это будет означать, что Армения отказывается от территориальных претензий к Турции. Сама идея, по сути, абсурдна, но всякое бывает. Напомним просто, что согласно договору, Армения потеряла около 24-х тысяч кв. км территории, Нахичеван стал автономной республикой под покровительством Азербайджана. Кроме того, этот договор предполагает отказ Армении от Севрского договора. В договоре армяно-турецкая граница проходит через Ахурян-Арпачай. Это именно та граница, которая сегодня разделяет Армению и Турцию. В Турции, надо сказать,  опасаются, что когда-нибудь они столкнуться с проблемой отсутствия международной ратификации Карского договора. Когда Турция признала независимость Армении, для нормализации отношений она выдвинула три предусловия, в числе которых находится требование признание Арменией Карсского договора.

История 2

Карсская епархия Эчмиадзинского Католикосата  Армянской Апостольской церкви  была упразднена в 1915 году. Епархия  находилась под юрисдикцией Св. Эчмиадзина. Центром был город Карс, собор Св.Апостолов.  По данным на 1911 год количество верующих Армянской Апостольской церкви — 65.000 человек, общин — 91, а также верующих Армянской Католической церкви — 1.000. Епархия имела 93 церкви. Развалины церквей сопровождают путешественников по всей дороге из Карса вглубь Западной Армении. Сколько лет подряд профессор Кристина Маранчи, Артур Дадрян и профессор армянского искусства и архитектуры в университете Тафта Ара Озтемел выступают с призывом спасти армянский храм Мрен , который находится в нынешней провинции Карс. Кафедральный собор Мрен, датируемый 7 веком находится на грани исчезновения. Он был построен в 638 году н.э. и является олицетворением «золотого века» армянской архитектуры. «Храм долго не продержится. Фотографии 1990 года и нынешние показывают степень разрушения. Если сейчас не принять меры, будет уже поздно», – пишет профессор Маранчи, добавив, что храм находится у армяно-турецкой границы и поэтому туда очень трудно попасть.  «Храм Мрен простоял тысячелетие, на его стенах написана история и его потеря станет трагической для человечества», – подчеркнула она.

А сколько таких храмов, безвозвратно утерянных за прошедшие 100 лет.  В 1912—1913 годах по поручению Министерства внутренних дел Османской империи Константинопольский патриархат ААЦ должен был составить список действующих армянских храмов на территории империи.

Согласно статистике, собранной архиепископом Магакией Орманяном, количество армянских храмов, действующих на территории Западной Армении (не считая историческую Киликию, Константинополь и другие регионы) к этому времени составляло 2200. Из этого числа 2150 храмов были уничтожены, разграблены и повреждены в годы Геноцида армян.

Доктор Раймонд Геворгян в своей работе «Les Arméniens dans l’Empire Ottoman à la veille du génocide», вышедшей в свет в 1992 году в Париже, основываясь на неопубликованных данных из архивов Константинопольского патриархата ААЦ, приводит 2528 церквей, 451 монастырь и около 2000 школ. На сегодняшний день, вне Стамбула у армян есть всего лишь 6 действующих церквей и ни одного монастыря.

Согласно данным ЮНЕСКО,  из 913 храмов, которые уцелели  после геноцида  1915 года, к 1974 году 464 были полностью уничтожены, 252 находились в руинах, а 197 подлежали незамедлительному восстановлению под угрозой уничтожения. Сегодня Турция является членом ЮНЕСКО, но имеется огромное количество доказательств и фактов того, что правительство Турции по сей день уничтожает армянское культурное наследие на своей территории. За примерами далеко ходить не надо – почти полностью срыта крепость Баязет, то есть Дароинк, вотчина Аршакуни.

В 6-ом пункте решения Европейского совета от 18 июня 1987 года относительно  Геноцида армян в Турции, говорится: «Турецкое правительство должно показать справедливое отношение к самобытности, языку, религии, культуре и историческим памятникам армянского народа; Совет Европы требует, чтобы сохранившиеся исторические и архитектурные памятники, расположенные в Турции, были восстановлены».

Однако после 1928-го года  начался процесс изменения армянской топонимики населенных пунктов, рек, озер, гор и других объектов на этой территории, который происходил несколько раз. Например, поселение Мокс в провинции Васпуракан было переименовано в Мюкюс, затем в Бахчисарай и в итоге в Хусейние, Бердах стал Динлендже, Андзай — Гёрушлу, Севан — Ортаджа, Арен — Гёлдузлу. Аджн превратился  Саимбейли в честь организатора армянских погромов в самом Аджне в 1920 году. Остров Ахтамар был переименован в Акдамар, город Ани — в Аны (что по случайному стечению обстоятельств по-турецки означает «память»), гора Арарат в гору Агры, а сохранившиеся памятники были представлены без ссылки на их армянское происхождение.

История 3

В прекрасной книге Александра Тонконоженко «Карсъ: проклятая память» описывается первое время, после взятия русскими войсками крепости. В своей проповеди армянский архиерей сказал: «…Россия показала миру, что она осталась верна своему христианскому предназначению. Россия пришла на помощь своим братьям во Христе. Под покровом русского воинства пресечено массовое истребление  армян многострадальной  Западной Армении. Трижды Господь ниспосылал армянам испытание Карсом. Трижды наш народ  с ликованием встречал  своих освободителей и открыто помогал им, чем мог. И вот, наконец, мы дождались  окончательного и бесповоротного освобождения Карса…» Увы, началась революция в России, и Карс стал разменной монетой в борьбе за мировую революцию.

Сегодняшний день

…В полдень в Карсе начинается перекличка мечетей – правоверных зовут на молитву. Какофония стоит страшная  и от нее хочется закрыть уши и бежать, куда глаза глядят. То же самое повторяется вечером, а если азан звучит в месяц поста Рамазан – это вообще невыносимо. По злой насмешке судьбы Карс, Эрзерум, Игдыр – опора исламских фанатиков, среди которых очень много азербайджанцев. Турецкое правительство специально поселяет на приграничных с Арменией территориях азербайджанцев – они охраняют границу лучше любого пограничника. На курдов надежд не очень  много, тем более сейчас, когда каждый день происходят столкновения между турецкой армией и жандармами и курдскими боевиками. Добавим ко всему этому и стремление курдов создать собственное государство.

Сам город очень красив. И даже уродливый минарет, пристроенный к закрытой церкви Двенадцати Апостолов, не портит общего впечатления. Армян, приехавших посмотреть на город своих предков,  водят к развалившемуся дому, в  котором, по рассказам, родился и жил Егише Чаренц. Однако все это не что иное, как просто очередной миф – за два раза приезда в Карс, мне показывали две совершенно разные развалюхи, утверждая, что именно здесь и родился великий Чаренц. Курды, таким образом, зарабатывают деньги на армянах. Несколько лет тому назад даже был пущен слух, что турецкое правительство продает дом Чаренца  за пять тысяч долларов и армянские СМИ на полном серьезе стали писать, что, мол, минкульт не может найти 5000, чтобы выкупить дом, которого на самом деле нет. Но вот в школе, где он учился, директор с  гордостью (?) показал табличку, на которой было написано, что до 1915 года здесь учились не только турки, но и армяне и католики. Но только до начала Первой мировой войны. И еще он сказал, что знает, кто такой Чаренц и что до 1915 года в Карсе было много армян. Школа носит имя Исмета Иненю, второго президента Турции. А в бывших армянских домах, почти развалившихся, ютятся самые бедные жители города, в основном курды. Кстати, курды составляют 70% населения Карса. Кстати, курды очень не любят фотографироваться, и один из них даже погнался за нами с палкой, увидев нацеленные объективы. Слава Богу, все обошлось.

Карс – это город-призрак, город – миф, кажется и не существующий уже, но пытающийся жить так, словно ничего не было: ни войн, ни резни армян, ни отступления российской армии, оставившей армян один на один с турецкими войсками, которые просто не смогли удержать одну из самых  укрепленных крепостей на Кавказе.  На крепости портрет Ататюрка с его словами: «Родина благодарит тебя».

Однако вернемся в армянскую часть города, к собору Двенадцати Апостолов, в котором один из моих предков был священником. Собор разделил участь всех армянских храмов на территории Османской империи и затем Турецкой республики. Сначала храм превратили в мечеть, потом он опять стал армянской церковью. Сейчас собор заперт, но территория вокруг довольно ухожена и говорят, что может,  он также будет открываться раз в год для армянской литургии.  Сейчас на соборе табличка: «Музей». Какой музей, что здесь было – ни слова. Прежний мэр города Наиф  Алибейоглу был сторонником сохранения старого Карса, особенно его армянской части. Он также был инициатором воздвижения снесенного «Памятника гуманизму». По правде памятник был действительно несуразный, но  довольно величественный – он возвышался над крепостью, словно напоминая о том, что истина заключается в мире, а не в войне… Алибейоглу был членом главной оппозиционной партии Турции – Народно-республиканской (CHP). Нынешний, Невзат Бозкуш, принадлежит к правящей партии Справедливости и развития (АКР) и делает все для того, чтобы уничтожить все следы армянского поселения в Карсе.

Памятник уже года три как демонтирован. Инициатором сноса памятника был  премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган, который в ходе своего визита в Карс в январе 2011 года назвал памятник «уродливым и чудовищным». Автором  памятника является известный турецкий скульптор Мехмет Аксой.

Демонтаж «Памятника гуманизму» в Карсе символизирует нынешнюю ситуацию в армяно-турецких отношениях, а также попытку политизировать даже памятник, посвященный армяно-турецким отношениям. До скандального заявления премьер-министра Турции Реджепа  Тайипа Эрдогана о демонтаже памятника, о нем мало кто знал. Демонтаж памятника направлен на привлечение голосов националистически настроенных избирателей, а также, чтобы заручиться поддержкой многочисленной азербайджанской диаспоры в Карсе.

По словам  известного армянского скульптора  Левона Токмаджяна,  демонтаж памятника объясняется не его эстетическими недостатками, а политикой Турции в отношении армян. “Будь это даже памятник работы Микеланджело, он должен был быть снесен, так как этого требует турецкая политика”,- подчеркнул он.

Армянская диаспора тогда писала, что Эрдоган допустил бестактность, потребовав разрушить громадный памятник, символизирующий «армяно-турецкую дружбу». Незавершенный памятник высотой более 30 метров и весом 1500 тонн заказал бывший мэр Карса, надеясь на то, что примирение с Арменией и открытие границ будут способствовать развитию слабой экономики города. Памятник представляет собой скульптуру человека, поделенного на две половины, которые протягивают друг другу руки в знак дружбы. Назвав памятник «странным» и «безобразным», премьер-министр призвал нового мэра до его следующего визита разрушить памятник стоимостью 1,5 млн. долларов. К слову сказать, памятник действительно  был удручающим, непонятным и помню первое впечатление от него: «Боже, что это такое?!»

И вновь Карс

А еще здесь очень холодно. Находящийся на высоте 1700 метров над уровнем моря, Карс является одним из самых холодных городов Армянского нагорья, здесь даже летними ночами прохладно, если не сказать холодно.  Гуляя по улицам города, вспоминаешь «Снег» Памука и так и кажется, что сейчас повалит снег и начнется фантасмагория со спектаклем, перевоплощениями, убийствами. Есть в Карсе  нечто мистическое и, наверное, именно эта мистика и подтолкнула Памука к написанию романа.

Карс  для Турции – ворота на Южный Кавказ, перекресток торговых путей и в свое время был одним из значимых городов Восточной Армении. Но ныне Карс  представляет собой задворки страны, правда,  очень важные задворки. Неподалеку проходит нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, рядом граница с Грузией и Арменией. Есть некоторая безысходность в городе – он какой-то неживой, словно пытается протянуть еще некоторое время, чтобы окончательно умереть.

А еще Карс очень похож на Гюмри. До сих пор в городе сохранились дома из черного базальта, такие, какие строили в Армении в начале ХХ века.  На некоторых домах – фамилии владельцев на армянском и даты. Почти все они обрываются на 1921 годе. Как ни странно, эти барельефы не сбиты, хотя попорчены.

И все же у города есть некое очарование, правда трагическое,  в нем незримо присутствует армянский дух, который остался, несмотря на все беды, случившиеся с городом. И памятник президенту Азербайджана Гейдару Алиеву смотрится как нечто чужеродное, непонятное и потому неприемлемое.  Местным курдам, с кем довелось поговорить, не нравится памятник и вообще азербайджанцы, населяющие город.  Живет в Карсе 77 тысяч человек. Есть среди них и армяне, граждане Армении, которые работают в различных лавках, возят товар из Турции в Армению. И, увы, прямо в центре Карса находится гостиница «Карабах», которую так любят показывать приезжающим армянам.

На протяжении веков Карс принадлежал Византии, Турции, Грузии, России и Армении. До недавнего времени исторический район Карса был бедной животноводческой областью, застойным городом без канализации и инфраструктуры. Global Heritage Fund сейчас работает с муниципалитетом Карса, турецким правительством в Восточной Анатолии для сохранения исторических памятников, восстановления городского хозяйства для развития общества и нормального туризма.

История последняя

В военной истории России известно, что русская армия в XIX в. брала сильнейшую на восточных рубежах Османской империи крепость Карс четыре раза – в 1807-м, 1828-м, 1855-м и 1877-м годах.  В Крымской войне 1853–1856 гг. Карсская крепость по итогам мирных переговоров на Парижском конгрессе была обменена на морскую крепость Севастополь. Такова была цена Карса. После каждого такого поражения Стамбул трижды принимал решение о модернизации фортификационных сооружений Карской крепости. Поэтому в 1877 г. кавказские войска России, подступившие в четвертый раз к турецкой твердыне, увидели реконструированную крепость, оборонительные сооружения которой составляли мощные форты и цитадель, усиленную самой природой – горными высотами с крутыми обрывами, бурлящими реками в скалистых берегах, высокогорными перевалами и дорогами, больше напоминающими караванные тропы.

Противники имели в армейских рядах достаточное число войск, обладавших боевым опытом ведения действий в горах. Они могли опереться на местное население в районе Карса – мусульманское (курдские племена) и христианское (армян).  Прелюдией к падению крепости стало сражение при горе Аладжа на Карском нагорье. Здесь в сентябре-октябре 1877 г. произошли столкновения крупных сил русских и турецких войск. Мухтар-Ахмед-паша имел здесь 38 тыс. человек, русские войска – 56 тыс. человек. Турки оборонялись в горной, хорошо укрепленной местности, которая, казалось бы, надежно прикрывала подступы к крепости Карс.

Первый раз кавказские войска штурмовали Аладжинские укрепления 20-23 сентября (2–5 октября). Попытка эта закончилась неудачей с потерей убитыми, ранеными и пропавшими без вести свыше 3 тыс. человек. Атаковавшим пришлось отойти на исходные позиции. Султанский полководец в преддверии холодов приказал войскам отойти к Карской крепости. Когда русскому командованию донесли, что турки оставляют занимаемые полевые позиции, то было решено проверить полноту такой информации. Разведка подтвердила, что отход неприятеля к Карсу несомненен. 27 сентября (9 октября) кавказские войска вновь пошли вперед. Только теперь фронтальный натиск сочетался с глубоким фланговым охватом. В обход Аладжинской позиции был отправлен отряд под командованием генерала И.Д. Лазарева, ставшего одним из героев взятия Карской крепости.

Анатолийская армия, обращенная в бегство, потерпела в Аладжинском сражении полное поражение. Она потеряла почти половину своего боевого состава: 5-6 тыс. убитыми и ранеными, 8,5 тыс. – пленными, 3-4 тыс. – дезертирами. Повторный удар русской стороне обошелся боевыми потерями всего в 1,5 тыс. человек. После этого сражения вопрос о штурме самого Карса был практически решен. Приказ главнокомандующего кавказскими войсками не заставил себя ждать. Руководил операцией генерал И.Д. Лазарев. Основная боевая нагрузка пала на 40-ю пехотную дивизию в составе четырех полков: 157-го Имеретинского, 158-го Кутаисского, 159-го Гурийского и 160-го Абхазского. Дивизией командовал генерал П.Н. Шатилов, имевший богатый опыт ведения войны в горах.

Память

Когда мне было уже лет 10-12, папа – царствие ему небесное – начал  рассказывать о своей родине, которую он даже и не видел – о Карсе. Это были рассказы его отца, моего деда, которого не видела я. Рассказывал папа с болью, для него Карс, Ардаган, Эрзерум были не просто городами, оказавшимися по ту сторону границы, а родными местами, которые он так и не увидел, и говорил, что и мне, наверное, тоже не суждено их увидеть. Но тут он, к счастью или к несчастью – не знаю, оказался не прав.

«Я теперь понимаю своего отца, который все время вспоминал свою деревню под  Ваном. Вспоминал и плакал. Помню, садился на берег Аракса и просил: умереть мне здесь, перебросьте  меня на тот берег», – из рассказов, услышанных во время поездок в Западную Армению…

Карс – ключ ко всей Армении. И трудно удержаться и не привести еще одну цитату из книги Александра Тонконоженко: «Хорошо понимая значение Карса для сохранения армянской государственности и народа, за месяц до падения Карса туда прибыл епископ Гарегин Овсепян. Пред ним предстала удручающая картина подавленного духом армянского народа, готового смириться и просить милостыню у врага…».

И еще. Никогда не следует забывать, что именно дашнакское правительство подписало с турками позорный Александропольский договор, который и стал прообразом Московского договора от 16 марта 1921 года и Карсского договора от 13 октября 1921 года, по  которым Карс и Карсская область становились турецкими.

Карине Тер-Саакян

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *