АналитикаАрмянеАрмянская диаспораАрмянские талантыЗанимательноеИнтересные фактыЛюдиПо страницам истории

Al Jazeera: как сирийские армяне-ювелиры живут в Армении

На англоязычном сайте издания Al Jazeera вышел репортаж об армянах-ювелирах из Сирии, которые оказались в Армении после начала войны в своей стране. Публикуем перевод с некоторыми сокращениями.


Ваге Ованнесян, 31-летний ювелир, сидит за своим в мастерской в Ереване. Пустая кофейная чашка, полная пепельница, щипцы, лупа, весы и связка золотых цепей разбросаны на столе перед ним, он проверяет размер кольца для помолвки. В углу студии висит небольшое изображение Иисуса Христа. За пределами студии продавцы обменивают или продают кольца, браслеты, часы и другие ювелирные изделия под светом флуоресцентной лампы. Таково типичное начало утра в ереванском «Мире золота».

Ваге Ованнесян ©Dorian Geiger/Al Jazeera | aljazeera.com

 Ваге Ованнесян — один из тысяч сирийских армян, которые приехали после начала войны в Сирии. Еще два года назад он жил в Алеппо, прячась от снайперских пуль по дороге на работу.

«Каждый день, покидая квартиру, я знал, что нельзя сворачивать направо. Всегда надо идти налево, иначе меня могут убить. В нашем районе был небольшой участок, который мне надо было пересечь по дороге на работу. Я знал, что там был снайпер, и бежал так быстро, чтобы он не смог прицелиться. Каждый день приходилось бегать», — вспоминает Ваге.

В начале 2016 года в результате наступления правительственных войск на Алеппо перед домом Ованнесянов разорвалась ракета. Она практически уничтожила здание.

«Она упала прямо на наш дом. Бежать или прятаться было бесполезно. В тот момент я понял, что надо уезжать из Сирии», — продолжает рассказ Ованнесян. Он нанял таксиста, который отвез его вместе с родителями и кошкой Вито к ливанской границе. Оттуда семья на попутках добралась до Бейрута, чтобы сесть на самолет до Еревана.

«Мы смогли взять только некоторые личные вещи и одежду. Все осталось там, наша полностью обставленная квартира. Ключ мы оставили соседу», — говорит Ваге.

Когда-то для Ованнесянов, как и для тысяч других армян, Алеппо стало убежищем в годы кровавой резни в Османской империи. «Армяне жили в Сирии веками. Большая диаспора сформировалась после Геноцида армян. Память об этой травме — важная часть их культурного наследия», — считает Адам Помечински, профессор этнологии и антропологии Университета им. Адама Мицкевича.

Ваге живет вместе с братом Заре и родителями, Андраником Ованнесяном и Вергин Хачатурян. В 1946 году его предки обосновались в Алеппо, где семья в итоге прожила 70 лет. Отец Андраник работал в Ливии, чтобы содержать семью. До начала войны никто из них не бывал в Армении. «Приехать в эту страну в статусе беженца было чем-то ошеломляющим. Первые дни в Ереване оказались сложными. Хотя я знаю армянский, я ничего не мог понять, когда говорил с людьми. Они использовали столько русских слов и выражений в своей речи. А я прежде никогда не слышал русского языка», — поделился ювелир. Ситуацию осложняла безрадостная экономическая ситуация, безработица, невысокая оплата труда и дорогая аренда жилья.

«Им приходится начинать с нуля, и, очевидно, — сталкиваться с трудностями. Проблемы, встающие перед сирийскими армянами в Армении — экономические», — считает Грач Чилингирян, социолог, преподаватель Оксфордского университета и специалист по арменоведению и Ближнему Востоку.

Именно по экономическим причинам многие подались в торговлю. Это особенно заметно в сфере обслуживания: по всему Еревану появились десятки ресторанов сирийской кухни.

Это хорошая новость и для Ованнесяна, который скучает по сирийским блюдам. Он ходит в рестораны, открытые соотечественниками, чтобы отведать блюда и послушать музыку, как в Алеппо.

Ваге часто работает по 12 часов вместе с братом Заре, который тоже ювелир по профессии: «Ювелирное дело — это профессия армян. Наши предки сохранили это искусство, убегая из Западной Армении».

В 13 лет Ваге бросил школу и уехал к своему дяде в Бейрут. У того был ювелирный магазин, и он обучил племянника азам ремесла: «Мне нравится это искусство. Если бы я попробовал свои силы в другой сфере, то не достиг бы того же уровня мастерства».

Над студией Ованнесяна работает другой сирийский армянин, Вреж Срапян, который старательно покрывает акрилом серебряные подвески в виде граната. Одна такая подвеска приносит лишь 700 драмов. Чтобы оплачивать квартиру, студию и повседневные расходы, Срапян нередко работает до часу ночи.

Пьер Аккелян, глава Армянского ювелирного фонда (AJF), считает, что ювелирное дело — часть «армянской ДНК»: «С незапамятных времен армяне были ювелирами и мастерами по металлу. Армяне в ювелирном деле — это как швейцарцы в часовом производстве». Аккелян вырос в Алеппо, но еще в 1970 году перебрался в Канаду.

С тех пор, как правительственные войска освободили Алеппо, жизнь постепенно возвращается в город. Но местная армянская диаспора изменилась. Почти 70.000 тысяч армян покинули город, сегодня осталось лишь около 30.000 человек. Большинство уехало в Армению, а кто-то выбрал Ливан, Канаду, США или европейские страны.

«Все изменилось. Людей, которых я знал, там больше нет. Ничто не будет прежним», — говорит Ованнесян, который оставил надежду когда-либо вернуться в Сирию.

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button