АналитикаНовостиПолитика

Вопросы по Армении — Сорос, Кремль и газовый транзит. Большая Игра

STARVISION TV Georgia

Транзит иранского газа через Армению: какую позицию примет Грузия?

Наш собеседник – кандидат политологических наук, доцент Ваге Давтян.

Господин Давтян, в ходе официального визита Никола Пашиняна в Иран прозвучал ряд важных заявлений, в частности, было заявлено о готовности Армении стать транзитной страной для иранского  газа. Насколько это реально?

Данный проект, в принципе, не впервые выводится в армяно-иранскую повестку. Об этом говорилось в 1990-х, когда проект армяно-иранского газопровода только разрабатывался, но в прикладное пространство он был выведен в 2015-16 гг., когда по инициативе правительства РФ было подписано соглашение между правительствами Армении, Ирана и Грузии о газовом свопе. Почему своп, потому что имеющиеся в наличии инфраструктуры – газопровод Иран-Армения и распределительные сети Армении – не могут обеспечить транзит, и невозможно через Армению транспортировать газ из Ирана в Грузию и на третьи рынки. Проект не был воплощен прежде всего потому, что, несмотря на соглашение, официальный Тбилиси выступил с заявлением, в том числе, под воздействием азербайджанского лоббинга, о том, что экспортируемого из Азербайджана в Грузию газа достаточно для покрытия внутренних потребностей Грузии, и пока Тбилиси не нуждается в альтернативных источниках.

Следует отметить, однако, что в последние годы газ Грузии поставляет азербайджанский СОКАР, который проводит довольно гибкую политику, устанавливая для Грузии социальные и коммерческие тарифы. Это создает возможность для определенных маневров на грузинском рынке. Но за последние несколько месяцев, из-за девальвации грузинского лари, СОКАР вынужден был пересмотреть тарифную политику. В повестке вопрос о повышении цен на газ для Грузии, и в этих условиях в Грузии может образоваться небольшой рынок, около 10% от общего рынка, который можно обеспечить путем свопа Иран-Армения-Грузия. Правда, для этого нужны трехсторонние согласования,  нужно договориться также с Грузией, которая должна стать импортирующей газ страной.

Еще одно важное обстоятельство – распределительные сети в Армении и, в частности, газопровод Армения-Иран находятся на балансе российского Газпрома, и консультации с Москвой необходимы, хотя я уверен, что воплощение проекта отвечает интересам Москвы, так как КПД газопровода Иран-Армения крайне низок.

В какой мере Грузия заинтересована в таком проекте, учитывая, что ранее Иран заявлял о пилотном проекте с Грузией? Он оказался безуспешным?

Соглашение не было воплощено прежде всего потому, что осенью 2018 года США вышли из договора по иранской ядерной программе и ужесточили санкции. Пакет санкций ограничивает энергетические проекты Ирана. Грузия выступает как геополитический сателлит и провайдер интересов США в регионе, так что, момент санкций здесь может оказывать свое влияние и сдерживать интеграционные намерения Грузии. Но чисто экономически Грузия заинтересована в получении газа, и не только из Ирана, чтобы снизить зависимость от Азербайджана и обеспечить диверсификацию.

Грузия за эти годы утеряла ресурс диверсификации, и даже небольшие тарифные изменения в планах СОКАР могут привести экономику Грузии к серьезным потрясениям.

И все же, почему в 2016 проект транзита иранского газа не получился?

Процесс пресекла Грузия, несмотря на соглашение и на то, что в Армении уже было создано государственное акционерное общество, которое должно было заняться транзитом. В последний момент тогда еще министр энергетики Грузии Каха Каладзе заявил, что им хватит азербайджанского газа. Базовой причиной стала, пожалуй, комфортная для Грузии тарифная политика Азербайджана. Второе – российский фактор: если раньше Россия платила Грузии за транзит своего газа в Армению 10% газа, то в 2016 году Москва предложила пересмотреть модель и платить в рублях. Это не отвечало интересам Грузии, поскольку рубль тогда девальвировал. Кроме того, оппозиция в Грузии была против сделки с Москвой. В итоге Газпрому и правительству РФ удалось добиться своего, и последние 2 года оплата за транзит производится в рублях, хотя вопрос все еще в повестке.

Сейчас ситуация изменилась, и правительство Грузии заявляет о необходимости диверсификации, в том числе, за счет закупок российского газа.

В начале марта Никол Пашинян посетит Брюссель. В контексте иранской темы Европа может рассматриваться как один из конечных получателей иранского газа. Визит в Иран Пашинян анонсировал в Германии. Будет ли об этом идти речь в Брюсселе?

Не думаю, потому что речь идет прежде всего о грузинском рынке. Что касается энергетической безопасности Европы, то в качестве альтернативы российскому газу рассматривается прежде всего Южный газовый коридор Азербайджан-Грузия-Турция-Европа, хотя он и имеет довольно скромную пропускную способность. Кроме того, международные санкции вряд ли позволят крупным европейским компаниям вступить в сделку с Ираном. В то же время, даже если это не будет озвучено официально, разговор за кулисами непременно будет, тем более, что Франция, Германия, Великобритания вырабатывают механизм обхода антииранских санкций.

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button