АналитикаАрмянеБез рубрикиЗанимательноеИнтересные фактыКультураоб АрменииПо страницам историиСтраницы истории

И на такси прокатиться, и газировки напиться: в Ереване будет открыт единственный на постсоветском пространстве Музей советского прошлого

 

Тому, кто в детстве не наигрался в «Морской бой» или так и не вытащил с помощью «Зонда» из стеклянной полусферы мягкую игрушку, прямая дорога в музей, который вот-вот откроется в Ереване. Проект «Чао, СССР» — детище известного фотографа Айка Бианджяна, — предполагает создание Музея экспонатов советской эпохи. Музея не обычного, а интерактивного. В числе «предметов», которые можно будет не только потрогать, но и попробовать в применении, окажутся отнюдь не только аттракционы – в коллекции Бианджяна уже несколько десятков тысяч необычных экспонатов, способных подобно машине времени отправлять посетителей в советское прошлое.

Идею воссоздания атмосферы советской эпохи Айк вынашивал с 2008-го. И уже будущим летом намеревается претворить ее в жизнь. Уникальная экспозиция – ничего подобного нет не только в регионе, но и на всем постсоветском пространстве — сначала предстанет перед посетителями частично. Тем не менее, наверняка, всколыхнет самые светлые воспоминания о прошлом.

Айк Бианджян

— Все началось с моего чисто профессионального любопытства. Снимал разрушенные заводы – детища советского периода, — просто старые здания, в том числе идущие под снос, и сердце обливалось кровью. Прямо под ногами валялись груды уникального архива: как фото-, так и документального. Я подбирал буквально все, и начинал «реанимировать». С «Ереванского часового завода» притащил домой плакат передовиков производства. Замдиректора с удовольствием предоставил и другие документы: «Бери, все равно выбрасывать». Из-под руин столичного Цирка, который сносили, чтобы воздвигнуть новый, в буквальном смысле, выкопал сундучок. В нем обнаружил всяко-разно, в том числе редкие фото артистов китайского цирка, побывавших в Ереване в 1958-м.… Старые игрушки, мебель, предметы интерьера – прибывали ко мне на дачу и из домов частного сектора, что шли под снос на ул. Абовяна при застройке Северного проспекта. Помню, как мы всей семьей несколько часов кряду приводили в чувство реликвии: включали калориферы, усердно сушили снимки, угодившие в снег, и даже гладили. А после, не боясь простудиться, долго проветривали комнаты от запаха влажной фотобумаги…

— Неужели в семье все так запросто принимали ваше необычное хобби?

— Конечно, нет. Супруга порой говорила: «Все! Я развожусь!». Но, к счастью, до этого дело не дошло. (Улыбается). Если же серьезно, то пережить мое увлечение было непросто всем, но жена и дети справились. Со временем и  вовсе погрузились в это с головой. А спустя несколько лет после того, как наша дача была едва не полностью забита «визитными карточками» советской эпохи, я повстречал своего хорошего знакомого – бизнесмена Юрия Африкяна. И мы принялись «спасать» от забвения едва не все, что еще было возможно. Первым нашим приобретением стали керамические трубы и облицовочная часть печи, идущего под снос дома Африкянов – предков Юрия. Ну, а потом пошло-поехало.

Айк Бианджян с семьей

— Откуда же у вас такой «нюх» на старину?

— Сам не знаю. Знаю лишь, что я нередко шел по «следу» просто уникальных предметов. (Улыбается). Как-то отоварился сразу 40 дверцами чугунных стенных печей, а затем и облицовочной частью печи старого образца с царскими печатями на тыльной стороне. Выяснилось, что печка была изготовлена на заводе печной керамики Б. Лисовского в Витебске,  который работает и поныне. Заводу этому уже 200 лет! И таких находок было немало: однажды из полуразрушенного подвала г-цы «Двин» я извлек подстаканники и чашки с надписью «отель Двин». А совсем недавно мы купили посуду ресторана «Фарос» – порядка 2000 единиц (тарелок, пепельниц, ваз), которые даже не успели побывать на ресторанных столиках. А отдельные блюда так и вовсе были изготовлены в ГДР специально для советских ресторанов!

— Что же натолкнуло на мысль о создании музея?!

— Уже спустя несколько лет коллекционирования, я понял, что вещи должны «ожить». Толчком стала выставка, которую я организовал в 2015-м в галерее Саркиса Мурадяна. Экспонаты, принадлежащие вполне конкретным местам, выложил в небольшие чемоданчики. Скажем, был чемоданчик с предметами из кафе «Арагил», из Ереванского цирка, г-цы «Двин». И когда собрались посетители, я почувствовал, что все это безумно интересно не только нашему поколению, но и молодому. Тинэйджеры стояли у старой телефонной будки, и накручивали по вертушке номера, искренне изумляясь технике тех лет. Поколение же постарше и вовсе не скрывало своего восторга и изумления. Так-то у нас с Юрием Африкяном и родилась идея создания целого Парка — как мы подшучивали, не юрского, а советского периода! (Улыбается).

— Но Парк соорудить — не поле перейти. И парой-тройкой аттракционов тут явно не обойтись?

— То же самое сказал мне и мой соратник-инвестор. Эскизы будущего проекта были готовы уже спустя пару месяцев. Я включил в чертеж буквально все, что продиктовала мне память детства. Павильоны: «Таксопарк», «Пионерия», «Наше детство», «Наша юность», «Советская столовая», «Гостиница», «Завод», «Кинотеатр», «Парикмахерская», «Кружок авиа-моделирования»,  «Зоомагазин», «Пивная», «Винно-коньячный погреб», «Хинкальная» и даже «Воды-Соки» — зря что ли мы с таким трудом отыскали и восстановили аппараты для газированной воды и кваса?! Но было очевидно: экспонатов у нас недостаточно. В итоге я трижды отправлялся в Москву, где затоваривался на блошиных рынках. Помню, однажды за раз закупил и доставил порядка тонны (!) разнообразных предметов утвари, фотографий, документального архива, игрушек. Лично упаковывал каждый граненый стакан, каждую ложку, снаряжая автобусом в Ереван. Времени, сил и средств было потрачено немало, но сожалений нет. Ведь чего только стоит такое приобретение, как архив довольно известного военного фотографа, лично снимавшего парад 1947 года, а также самого Сталина, Жукова?!..

— А каким за весь период собирательства оказался самый дорогой ваш трофей — не в денежном, а в чисто эмоциональном его восприятии?

— Мне, как фотографу, прежде всего ближе старые фотографии, интересные документы. Ведь граненый стакан точно такой же еще купишь, а второй аналогичный снимок – нет. Если же говорить о самом «сложном» экспонате для будущего музея, то это, несомненно, игровые автоматы. Искал я их очень долго. И в итоге судьба улыбнулась: со склада завода в городе Масис мне продали четыре совершенно новых аттракциона: «Футбол», два «Хоккея» и «Лобис». А после в парке «Победа» мы купили еще восемь аттракционов.

— Представляю, как досталось этим автоматам, едва они попались вам в руки: наверняка, не отходили от них часами, забивая друг другу голы?!

— Увы. Оказалось, что проще купить технический раритет, нежели вдохнуть в него жизнь. Когда приобрели аттракционы, от радости я прыгал едва не до потолка. Однако вскоре выяснилось, что они бездействуют! К кому мы только не обращались, в том числе к электронщикам магазинов бытовой электротехники. Тщетно: аттракционы «молчали». В итоге мы уж было повесили головы, поняв, что потеряли немалые деньги – скажем, сейчас один подобный аттракцион в Москве продается примерно за 6-7 тыс долларов, — но фортуна нам вновь улыбнулась, и мы познакомились с единственным в Армении специалистом по игровым автоматам. В свое время Мкртыч Варданянработал в парке «Победа», и в итоге восстановил все наши «игрушки». Правда, не без труда: выяснилось, что электронные платы, иные запчасти, в жутком дефиците. В Советском Союзе аттракционы собирались на 22-х военных производствах, и будь они сейчас даже в строю, вряд ли кто-то обеспечил нам туда доступ за платами. Тем более, охотились на них в свое время скупщики драгметаллов: в платах использовалось серебро и золото, и после развала Союза, многие автоматы просто откровенно раскулачивались.

— Наверняка, со старыми автомобилями все складывалось удачнее. Как я посмотрю, в вашем парке есть образцы едва не первых лет производства?!

— Да, есть у нас такой автомобильный раритет! Скажем, «Москвич»-408 1965 года производства. Есть и совершенно уникальная «Волга» — гордость советского автопрома 1973 года. Но, опять же, пришлось немало порыскать по сайтам, побеседовать с коллекционерами. Ведь идея наша была даже не в том, чтобы, во что бы то ни стало заполучить советское авто. А, чтобы суметь красиво его преподнести. Поэтому решено было трансформировать «волги» под такси тех лет, а «жигули» — под милицейские машины. Что и сделали: «волги»-такси, после детальных расспросов у людей сведущих, получились точь-в-точь, как советские: желтого окраса и «зеленоглазые». Не уступили ничем и «жигули».

Помню, как впервые в  2017-м я выехал на «Волге» в город, и началось нечто невообразимое. Люди останавливались, начинали снимать ретро-такси на камеры, показывали пальцем, обсуждали, улыбались. Что касается «Волги» 1973 года выпуска, то она была для нас настоящим «бинго». Эта машина простояла в гараже целых 8 лет, и находилась в весьма неприглядном состоянии. Тем не менее, мы купили машину без раздумий. Еще бы – ведь в свое время владелец, майор МВД, отдал за нее 24 тыс рублей (втрое выше реальной цены (!) только потому, что хронометраж пробега в точности соответствовал заводскому: ни километром больше. Кроме того, в машине был весьма оригинальный салон с нетрадиционным щиток прибором – спидометр на нем отмерял скорость не стрелкой, а столбцом. Что и тогда, а тем более, сейчас — большая редкость. В итоге мы отреставрировали «Волгу» так, что многие ее просто не узнали: полностью сменили обивку, перекрасили в бордовый цвет и навели лоска. Позже в нашем гараже появились «Жигули»-2101 — знаменитая «Копейка», которую решено было переделать под машину советской ГАИ. Так родилась на свет точная ее копия: той же окраски, с проблесковыми маячками и даже с работающими рациями. Правда, мой первый выезд завершился печально: полицейские отвезли ее на штраф-площадку, мотивируя отсутствием у меня разрешения на управление таким спецавтотранспортом. Но в соцсетях поднялась настоящая буча, и нас с «Копейкой» выпустили.

— Известно, что любая вещь обретает статус антиквариата по истечении 100 лет. В 2020-м году исполняется 100 лет с момента формирования Советского Союза. Выходит, вы сразу станете обладателями большого капитала?

— (Смеется). Хорошо бы, но пока до этого очень далеко. Да, среди экспонатов есть совершенно уникальные вещи. Но наша главная цель не в том, чтобы периодически обхаживать свои «владения», осматривать каждый экземпляр, и наслаждаясь этим, подсчитывать «состояние». По мне, так  любая вещь из прошлого, как я уже говорил, прежде всего, должна «жить». Потому мы и задумались над интерактивным статусом музея. Над полным погружением посетителя в ту эпоху, когда нам было так легко и вольготно. Для этого в каждом павильоне решили предусмотреть интересную подачу предметов, скорее всего, с помощью небольшого шоу. Так, в «Советской столовой» можно будет отведать котлет или макарон по-флотски – чтобы воспроизвести точный вкус блюд, я привез из Москвы книгу «Вкус советской кухни». В павильоне «Пионерия» людей будут встречать пионеры, отдавать честь, общаться. В «Таксопарке» можно будет сесть за руль, послушать музыку тех лет, услышать знаменитое «говорит радио «Маяк», посигналить, сделать селфи. Будет чем заняться и молодому поколению: к примеру, собрать из заводских деталей свою поделку. Потом сувениры выставим на продажу посетителям, а вырученные средства уйдут авторам. В «Аттракционах» можно будет поиграть. А в «Школе» — сесть за парты, написать что-то на школьной доске. К слову, из разных школ Гюмри мы привезли премного школьных принадлежностей 60-х годов. И даже целый кабинет физики и химии, с уникальными дидактическими материалами.

— Судя по перечисленным павильонам, речь идет не об одном гектаре. Успеете ли вы уложиться к нынешнему лету?!

— Мы уже приобрели старый завод в Ереване. Но он в весьма неприглядном состоянии: часть здания без окон, с протекающей крышей. Поэтому для начала к лету хотим открыть лишь некоторые павильоны: «Таксопарк». «Аттракционы», «Столовая». Возможно, в числе «пионеров» проекта окажется и «Парикмахерская», для которой уже приобретены и приведены в чувство два стула и мойка, а на полке томится в ожидании применения знаменитый «Шипр». Ну, а потом будет видно: шаг за шагом примемся осваивать новые заводские площади, в общей сложности порядка 3-4 гектаров.

— С учетом того, что один граненый стакан на блошиных рынках стоит нынче порядка 300 рублей, боюсь спросить, сколько же будет стоить вход в интерактивный «Чао, СССР»?!

— (Улыбается). Не беспокойтесь. Мы намерены установить небольшую плату, скорее всего, в размере 1000 драмов, в которую войдет также определенное количество жетонов, на которые можно будет поиграть в аттракционы. Наша цель — максимально приблизить советское время к людям, а не отдалить его…

— Что для вас этот проект: стремление хоть ненадолго, но погрузиться в атмосферу детства или чистая коммерция?!

— Два в одном. Если бы не было чисто эмоционального восприятия всех тех вещей, которые собирались годами, не было бы и «Чао, СССР». Друзья говорят: «Как ты можешь идти к цели столько лет?!». На что я привожу пример известных бизнесменов, у которых изначально была мечта, а уже потом, основанное на ней дело.

— Думаю, не ошибусь, если предположу, что есть люди, которые видят в вашем энтузиазме исключительно политический подтекст?

— Совершенно верно. В октябре прошлого года проект официально открылся: появилась страница в FB, а также услуга предоставления в аренду автомобилей и аттракционов. Так вот в комментариях к постам то и дело звучало: «Ваш спонсор Коммунистическая партия?» или «Скажите, за вами ведь стоит Россия?!». На что я лишь улыбался: «Успокойтесь, наш инвестор не «партия», а частное лицо, вдобавок весьма далекое от политики!». Впрочем, негативно настроенных людей — мизер. Большинство не только поддерживает идею, но и помогает, не преследуя личной выгоды. Например, после очередного интервью, позвонил незнакомый человек, заявив, что готов подарить старенький РАФ. Автомобиль хоть и бездействующий, вдобавок без документов, тем не менее, сам факт запал нам в душу!

— Айк, вам всего 42 года. Не рано ли жить воспоминаниями?

— Это серьезный вопрос! Несомненно, лет в 70-ть это было бы вполне ожидаемо. А в 42, вероятно, воспринимается как нонсенс?! Но, знаете, никогда не рано болеть душой за свою страну, свой город. Ведь я скорее даже не ностальгирую, а боюсь упустить в бездну прошлого последние «островки» воспоминаний, уносящих меня в мое радужное детство. Вот нет уже в Ереване «Кукурузника» (Дворец молодежи), нет гостиницы «Двин», вот-вот возможно канет в лету и старое здание аэропорта «Звартноц». Зато останутся «фрагменты» этих символов Еревана того времени, и еще многое другое, что мне и моим коллегам удалось сохранить…

— А могут ли желающие соприкоснуться с советским прошлым уже сейчас?

— Конечно. Наши такси и игровые автоматы сдаются в аренду, скажем, для проведения корпоративов. Недавно провели пару-тройку таковых: гостей привезли к месту мероприятия на «РАФах», чем вызвали их глубокое недоумение. Ну, а когда все поняли, в чем дело, то восторгу не было предела. Ведущих менеджеров одной из компаний буквально невозможно было оторвать от «Хоккея» на протяжении почти всего вечера. Не говоря уже об эмоциях пассажиров наших такси. Садиться за руль клиентам мы не позволяем, тем не менее, их эмоции зашкаливают. Ведь встречает пассажиров водитель в униформе тех лет, а в салоне звучат шлягеры советских лет.

— Но, ведь при таком активном использовании ваши экспонаты, которым и без того уже немало лет, могут довольно скоро «отойти в мир иной». Что тогда — прощай, «Чао, СССР»?!

— Думаю, до этого дело не дойдет. Если руководствоваться этой логикой, то и Египетские пирамиды давно уже должны были быть стерты с лица земли. В нашем случае речь, конечно, идет о технике, сохранять которую – да еще и периодически пуская в дело – крайне сложно. Тем не менее, мы уже сейчас задумываемся над тем, как максимально продлить жизнь экспонатам. Речь, в частности, о том, чтобы по истечении лет трансформировать «Чао, СССР» в проект «Вторая жизнь советских вещей». Проект не менее увлекательный и также претендующий на эксклюзивность. К примеру, у меня дома есть пара-тройка аквариумов, которые я своими руками сделал из старых телевизоров: снял трубки, а кнопки приспособил под фильтры. В итоге в телевизорах у меня теперь плавают золотые рыбки, которые вероятно, и исполняют периодически заветные желания. Словом, думаю, «Чао, СССР», будь он реализован как можно скорее, еще поживет. И доставит немало удовольствия, как старожилам советской эпохи, так и молодому поколению!

 

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *