Жизнь замечательных людей..Известные люди про Армениюоб Армении

Тонино Гуэрра про Армению…

Картинки по запросу Тонино Гуэрра про Армению

Что меня восхитило особенно? Меня восхитила сила слабости. Эти монастыри, построенные руками монахов, которым удавалось своими молитвами растворить скалы и делать их мягкими.

Исторический музей в Ереване наполнил меня временем и сделал из меня пыль. Я остановился рядом с деревянной телегой с большими колесами. Директор музея мне сказала, что это траурная повозка, и ей 2 тыячи лет. Всему, что я видел, было 2 тысячи лет и больше, минимум 1000 лет до Христа.

Тонино Гуэрра-итальянский поэт, писатель и сценарист, писал сценарии для таких выдающихся кинорежиссёров, как Федерико Феллини, Микеланджело Антониони, Андрей Тарковский, Франческо Рози и Тео Ангелопулос.

Похожее изображение

Армения взволновала и вдохновила великого Тонино настолько, что он посвятил прекрасную поэму нашей стране и нашему народу…

Взаимоотношений великого Гуэрры с Арменией, то они были совершенно неформальные. Недаром в связи с 90-летием глава нашего государства наградил его орденом Чести за значительный вклад в укрепление армяно-итальянских связей, а также за вклад в мировое киноискусство.

…Великий итальянец влюбился в Армению. Армения полюбила его. Иного и быть не могло. “…Армения для всех должна стать путешествием ввысь, по вертикали. Потому что встреча с монастырями — духовная, она наверху… То есть вертикально — это путешествие во времени. Ты движешься по улицам Армении, думая все время, что у тебя за спиной тысячелетия до Рождества Христова… — говорил маэстро Гуэрра. — Когда я впервые увидел Армению, самое большое впечатление произвел на меня памятник Алфавиту… Очень скоро до меня дошел великий призыв, содержащийся в этом знаке: Алфавит — истинный, мощный, клеящий раствор, который скрепляет нацию. Если Алфавит утратит значение… тот народ, которому он принадлежал, та нация перестанет существовать”.

Похожее изображение

А началась эта взаимная любовь в 1973 году, когда Гуэрра вместе со своей будущей женой москвичкой Лорой Языковой приехал в Тбилиси. “Это так естественно — быть в Тбилиси и быть в доме Параджанова”, — заметил он позже. Между Параджановым и Гуэррой пробежала искра неподдельного взаимного интереса и симпатии. Параджанов назвал нового друга “ аккумулятором идей для всех итальянцев”. Он водил их по самым интересным местам города и свозил даже в Ахпат и Санаин, где некогда снимал “Цвет граната”. “Серджио божественно пел там вместе с Гаянэ Хачатрян”, — вспоминал Тонино. Разумеется, он видел и этот знаковый параджановский фильм. Так началось для него познание Армении.

Через несколько месяцев случилась катастрофа — Параджанова облыжно обвинили, засудили и упекли в тюрьму. Гуэрра был одним из тех кинодеятелей мира, кто, не задумываясь, бросился в борьбу за свободу Параджанова. Спустя время он пишет роман “Теплый дождь”, герой которого — режиссер Агаджанян — был вдохновлен образом маэстро Параджанова. В феврале 82-го Параджанова посадили еще раз, уже в Тбилиси. Гуэрра не мудрствуя сорвался в Грузию. Со “спецзаданием” от президента Франции Миттерана. В Тбилиси его не пустили — как бы чего не вышло. Человек с мировым именем появился весьма некстати, тем более что он хотел вытащить опального режиссера из тюрьмы. И все же помог Параджанову, когда при протокольной встрече с Шеварднадзе заговорил о великом узнике. Через девять месяцев Параджанова выпустили на волю.

Похожее изображение

Гуэрра навсегда остался верным поклонником его искусства, причем не только фильмов, но и “тотальной художественной фантазии”. “Я всегда чувствую помощь, которая идет от него, когда я пишу стихи, прозу, сценарии. Она всегда исходит от него. Он поэзию делает руками” — вот емкая и точная формула пластического искусства Сергея Параджанова, выведенная итальянцем. Несколько своих работ он подарил Музею своего друга в Ереване.

Он и сам умел поэзию обращать в зримые вещные образы. В 2007 году ереванцы имели удовольствие убедиться в этом, когда в рамках фестиваля “Тонино Гуэрра и его друзья” увидели выставку его живописных коллажей и фонарей-скульптур. Их по эскизам и чертежам Тонино изготовил провинциальный кузнец. Фонари? Да. Светят. Скульптуры? Да. Большие, едва ли не в рост. Ржавый металл, детали неведомых механизмов. Сказочные, но и живые существа. Этакие скульптурные притчи. А может, даже какие-то стихи или афоризм. То же и живопись с наклеенными кусочками ткани или бумаги. У Гуэрры-художника жанровые грани достаточно расплывчаты, иногда незаметны. Мизансцены добрые, забавные, грустные, печальные. И все ненавязчиво, легко, просто, элегантно. Как и все, что он делал. Мебель, рисунки, фонтаны, керамику. И, конечно, его проза, стихи, сценарии. Экономно, со страстью внутри. Все было обусловлено составом личности Тонино. В своем сказочном доме и сказочном саду в Пеннабилли он не знал покоя, фантазия рождала новые строчки, новые пластические образы и в итоге вовлекала зрителя и читателя в свой мир, и делал это мастерски. Избежать его обаяния и поэтической фантазии было невозможно. Ведь плюс ко всему он замечательно умел определить соотношение мира событий и воображения, дня настоящего и бесконечной истории.

Картинки по запросу Тонино Гуэрра про Армению

Духовную связь Тонино Гуэрры с Арменией в известной степени укрепил фильм Р. и В.Геворкянцев “Осень Волшебника”. Тонино говорит, рассказывает. О Параджанове, об Армении, которую искренне любит. О жизни. Каждое слово — поэтическая строка, образная, емкая, пластическая. Философема. Гуэрра то в своем доме в Пеннабилли, то в своем знаменитом саду. Сад мыслей и чувств. Сад памяти, полный арт-объектов, скульптур, фонтанов — пластических метафор. Один из них посвящен Параджанову. Кстати, именно Тонино придумал серебряные параджановские медали — копии “талеров”, изготовленных “Серджио” в тюрьме. (Их вручают на нашем “Золотом абрикосе” за вклад в искусство кино.)

Удивительно скрещиваются пути-дороги. Знал бы Тонино, что именно в его родном Пеннабилли на единственном предприятии города будут изготовлены те самые домики, которые образовали итальянскую деревню в поверженном Спитаке. Где рядом течет и река Рубикон, та самая.

Литературное творчество Тонино Гуэрры обрело в Ереване сценическую форму. По поэтическому роману “Мед” сделан спектакль в театре Сундукяна. К сожалению, из-за нерасторопности ереванских властей так и не удалось материализовать идею Тонино Гуэрры — фонтан для нашей столицы.

Вот так оказались связаны Армения и ренессансный человек, уроженец провинции Романья.

Известный итальянский драматург Тонино Гуэрра родился 16 марта 1920 года в небольшом провинциальном городке Сантарканджело-ди-Романья. Карьеру в кинематографе Тонино начал в начале 50-х годов, когда написал сценарии к фильмам, вошедшим в золотой фонд классики мирового кино. Среди них наиболее известны: «Приключение», «Ночь», «Затмение», «Красная пустыня», «Фотоувеличение», «Забриски Пойнт», «Тайна Обервальда», «Идентификация женщины», а также пьесы «Амаркорд», «И корабль плывёт…», «Джинджер и Фред», за что сценарист получил множество международных премий. Помимо этого увлечения Гуэрра любил рисовать, лепить скульптуры и путешествовать. Он побывал во многих странах мира, но после посещения Армении в 2007 году, его жизнь обрела совершенно иной смысл.

Вместе с супругой Лорой они посетили множество музеев и храмов, оставшись под впечатлением от прожитых в «стране солнца» дней.

«В Армении время создает пространство. И тот, кто посещает эту страну, даже если чуть-чуть, обязательно становится армянином» — говорил Гуэрра — «Каждый человек должен хотя бы на день приехать в эту дивную страну, чтобы омыться под облаками ее духовности. Я чувствую, что посещение Армении — начало моего вертикального путешествия, путешествия ввысь».

После поездки в Армению Тонино Гуэрра вернулся в родной город Сантарканджело-ди-Романья. И по словам жены, он изменился.

«Я, конечно, многое повидал в жизни, побывал в разных концах света. Но единственная страна, наполнившая меня восхищением и изменившая — это Армения», — говорил Тонино.

Итальянец так и не смог забыть до конца жизни Армению. Больше всего его восхитила сила монастырей, построенных руками монахов. А прочитанные ими молитвы, по словам итальянца, могли растворить скалы и сделать их мягкими. Гуэрра побывал во многих местах, в частности в Историческом музее Еревана и Доме-музее Сергея Параджанова. Говорят, итальянец обладал волшебным даром превращать в искусство все, к чему прикасался. Вероятно это и соединило его с другим великим волшебником — Сергеем Параджановым.

«Я многому научился у Параджанова, этого великого армянского режиссера. С первого момента знакомства с ним, я понял, что есть люди, облаченные доверием свыше. Доверием на ношение тернового венца. Я преклоняюсь перед ними, и надеюсь, что их свет коснется моего лба», — признавался он.

Сейчас откровение Тонино можно посмотреть в фильме режиссера Рубена Геворкянца «Осень волшебника». Фильм повествует о жизни мастера, которого не стало в 2012 году. По словам режиссера, Тонино был талантливым, общительным и добродушным человеком, у которого было много друзей.

«Мир Тонино — особый. Это не только его картины, скульптуры, поэзия, знаменитые фильмы. Он похож на вселенную, пусть даже маленькую, но вселенную. И в ней сосуществуют очень разные вещи» — говорил Геворкянц.

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button