АналитикаИмена

Куда направлены стрелки громкого заявления Роберта Кочаряна.

В ходе судебного заседания по вопросу изменения меры пресечения, Роберт Кочарян, касаясь ряда фрагментов обвинительного заключения, сделал ряд заявлений, которые раскрывают примечательные подтексты того, что происходило в 2007-08 гг. в Армении.

Роберт Кочарян отмечает, что в обвинительном заключении есть строки «с целью обеспечить вступление в должность приближенного к нему Сержа Саркисяна».

«Это не от меня зависело, вступит ли Серж Саркисян в должность. Полномочия перешли бы к спикеру парламента, если Саркисян не стал бы президентом, и только на специальном заседании парламента избранный президент мог вступить в должность, от меня ничего не зависело. В парламенте у того же Сержа Саркисяна было большинство. Такие формулировки выглядят донельзя несерьезно и указывают на то, что они пытаются сформировать орудие, потому что преступление без орудия не бывает. Получается, что Кочарян свергал конституционный строй, чтобы его приближенный Серж Саркисян мог вступить в должность. Что это, чемодан, который я носил с собой и передал Сержу, а он сразу же стал президентом? Нельзя же до такой степени доводить дело до абсурда», заявил Роберт Кочарян.

Речь Роберта Кочаряна – деликатная попытка повернуть стрелки при рассмотрении событий 1 марта. Он говорит, что не от него зависело, вступит ли Саркисян в должность. Тогда – от кого? В системе, где власть имеет антиконституционный характер, и формируется она при совокупности многих внутренних и внешних факторов, в том числе, криминального характера, это не праздный вопрос.

Вступление в должность Сержа Саркисяна действительно не зависело от Кочаряна. Хотя бы потому, что у Кочаряна был своей план передачи власти в 2007-08 гг, который предполагал получение большинства в парламенте новой партией «Процветающая Армения», а уже в 2008 году – выдвижение в президенты Вардана Осканяна, который уже с 2006 года, будучи министром иностранных дел, выступал с внутриполитической повесткой и выдвинул стратегию реформ третьего поколения. Возможно, при успехе этого плана Кочарян получил бы должность премьера.

Практическое отсутствие оппозиции позволяло ему надеяться на исполнение этого плана. Но у Сержа Саркисяна были свои планы, и в итоге стали реальностью именно эти планы, и Кочаряну пришлось поздравлять РПА с победой на выборах.

После конституционных реформ 2005 года премьер-министр и парламент получили больше полномочий и политического веса. Парламентские выборы 2007 года решили вопрос власти не в пользу Роберта Кочаряна.

Ситуация изменилась после возвращения в активную политику в сентябре 2007 год Левона Тер-Петросяна, после чего события стали развиваться по известному сценарию и достигли апогея  1 марта 2008 года, что, кстати, последовало за заключением коалиции между Сержем Саркисяном и занявшим на выборах третье по числу голосов место лидером «Оринац еркир» Артуром Багдасаряном.

Стала ли силовая операция против мирного митинга 1 марта ответом Роберта Кочаряна на создание этой коалиции, возможно, с целью не остаться вне игры? В итоге он действительно остался в игре, но как обвиняемый, а не актор. Кочарян сегодня сказал, что его близкие также пострадали после 1 марта, как и родные погибших. Кстати, он сказал, что 7 человек были убиты неизвестными лицами. Кто стрелял, есть ли у Кочаряна версия на этот счет?

В этом смысле сторона обвинения, конечно, не права, политически. Власть действительно не перешла Сержу Саркисяну, во всяком случае, в 2008 году, хотя и не осталась у Роберта Кочаряна.

Свидетельством тому – беспрецедентное событие, когда еще не вступивший официально в должность Серж Саркисян после 1 марта отправился в Москву, где публично поблагодарил президента РФ Путина за поддержку в ходе президентских выборов.

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *