Аналитика

Дело Кочаряна становится головной болью для Армении.

Наш собеседник – адвокат Норайр Норикян.

Господин Норикян, как вы расцениваете выступление Никола Пашиняна по поводу судебных реформ, в частности, о необходимости переходного правосудия и причастности нынешних судов к прежней системе?

Я приветствую реформы в судебной сфере, но я бы вновь призвал Никола Пашиняна хладнокровно проанализировать необходимость переходного правосудия – действительно ли нынешнего правового инструментария недостаточно для установления в Армении законности. Надо отдавать себе отчет в том, что переходное правосудие – это не детские игры, и хотя оно применялось в ряде стран, но нужно адаптировать его к нашим задачам. Кто будет отправлять переходное правосудие, какие круги будут в него вовлечены, какие решения будут приниматься, можно ли будет их обжаловать и где, будут ли оплачиваться судьи и откуда, с какого года будет осуществляться правосудие – 1991, 1988, 2008? Какие сферы будут рассматриваться – электоральные или бизнес тоже? Эти вопросы, которые нуждаются в серьезном анализе, прежде чем принимать решения.

В остальном я согласен с очередностью действий, особенно, принятием закона о фильтрации.

Стало известно, что дело Кочаряна и других приостановлено и направлено в Конституционный суд. Как вы это расцениваете?

Я не знаком с содержанием решения, но дело 1 марта и Кочаряна становится для Армении головной болью. Это дело ставит нас перед серьезными испытаниями. Это тест для судебной системы, и я надеюсь, что в итоге мы получим объективный судебный акт, который положит конец сомнениям в обществе. Сначала надо выяснить мотивацию и обоснование решения, был ли судья наделен правом принимать решение об отправке дела в КС. Посмотрим, как поступит Конституционный суд.

Фактически, в судебной системе трансформаций не произошло. В какой мере прорывными могут оказаться предложенные Пашиняном шаги?

Очевидно, что между исполнительной и судебной властями объявлена война, и пока никто не одержал победы. Но я надеюсь, что победит разум и законность в Армении. Главный вопрос – будет ли на выходе создана судебная система, которая действительно будет вершить правосудие. Если мы не сможем решить эту задачу, нам придется столкнуться с серьезными проблемами.

Бако Саакян в беседе с журналистами сказал, что его поручительство не преследовало цели обострять ситуацию, наоборот, он хотел ее ослабить. Как вы расцениваете его заявление?

Я не знаю, что сказал Бако Саакян, но очевидно, что их шаг вызвал взрыв в Армении. 5 дней назад я говорил, что это грубый просчет – привлекать бывшего и нынешнего президентов Арцаха к делу 1 марта. Даже если бы Бако Саакян принес с собой в суд чистый лист бумаги, одно лишь его вхождение в суд является политическим жестом в пользу Кочаряна. Мы не смогли разъяснить политическим властям Арцаха – я имею в виду Пашиняна, что любое вмешательство в дело 1 марта взорвет центр Еревана. Так оно и случилось. Теперь постфактум мы обсуждаем поведение Бако Саакяна. Это не дело, по которому можно поддержать товарища, а вопрос достоинства Армении. Это вопрос восстановления власти народа Армении. Здесь не нужно кого-то поддерживать. Иначе скоро придется отпустить под чье-то поручительство и Манвела Григоряна, чтобы закрыть этот цирк.

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button