АналитикаАрмянеАрмянские талантыЗанимательноеЛюдиоб АрменииПо страницам историиСтраницы историиЧтобы помнили

Он вдохнул в сердца людей веру в победу. Армянский революционер Арам Манукян

Арам Арутюнович Манукян— армянский революционер, политический, военный и государственный деятель. Руководитель армянской самообороны Вана, Ванский губернатор, глава Ереванской администрации, член правительства Республики Армения.

Арам Манукян, урождённый Саркис Ованесян, появился на свет в армянском селении Зейва Елизаветпольской губернии. Его отец Арутюн Ованесян был оружейником, мать — Сона Ованесян — домохозяйкой.

Саркис был младшим из пятерых детей. Его школьное образование началось в городе Шуша. С 1895 года он посещал армянскую приходскую школу, где вступил в Дашнакцутюн. В 1897 году армянские приходские школы были переданы в ведение

Министерства народного просвещения. С 1901 года Саркис участвовал в национал-революционной деятельности. Проживал в Эривани (ныне Ереван). В 1903 году был издан указ о национализации армянских церковных имуществ. Саркис, переселившийся к тому времени в Баку и взявший себе имя «Арам Манукян», принял активное участие в протестной кампании защиты прав и достояния Армянской апостольской церкви. Из Баку он выехал в Елизаветполь, затем в Тифлис, а оттуда — в Карс, где сформировал вооружённый отряд. В сентябре 1903 г. отряд Манукяна (150 бойцов) пересёк турецкую границу, чтобы доставить груз оружия армянским фидаям, оборонявшим город Сасун. Правда, самому Манукяну пришлось из-за болезни с пол-дороги вернуться в Карс.

Осенью 1904 года Манукян переселился в западно-армянский город Ван (тогда, как и теперь, этот город находился на территории Турции), где вскоре стал местным лидером партии Дашнакцутюн. Он наладил доставку в Ван оружия из России и Ирана.

В течение одного лишь 1906 года ванские армяне получили больше вооружений, чем за предыдущие 15 лет. Манукян же сподобился организовать в регионе систему неофициальных армянских судов: отныне при разрешении внутри-армянских конфликтов не было нужды обращаться к коррумпированным турецким судьям.

В 1907 г. Манукян был послан делегатом от Вана на конгресс Дашнакцутюна в Вене. На конгрессе дебатировалось сделанное дашнакам предложение эмигрантов-младотурок о совместной борьбе против султана Абдул-Гамида II. Манукян отнёсся к младотуркам настороженно и призвал дашнакцаканов не доверять им. Время подтвердило его правоту…

Несколько месяцев Манукян провёл в Женеве (работал учителем), а после Младотурецкой революции 10 июля 1908 года, выехал в Турцию, где в меру своих сил старался предостерегать своих соплеменников от эйфории. Посетил Эрзерум, а затем — город Орду, где несколько лет преподавал в армянской школе. В скором времени, шовинистические и мегаломанские установки младотурок стали очевидными для всех (или почти для всех). Почти весь 1911 год Манукян провёл в Женеве.

В 1912 году Манукян вернулся в Ван, где снова возглавил отделение Дашнакцутюна.

В 1915 году он вошёл в состав «Военного органа армянской самообороны Вана», а вскоре лично возглавил оборону Вана от турецких войск[5]. В армянской среде Арам Манукян получил прозвище Арам-паша. Под его руководством город продержался месяц до подхода русских контингентов. Против армянских горожан и укрывшихся в городе крестьян (всего армянское население Вана, вместе с беженцами увеличилось до 70 000 человек) были брошены 12 000 аскеров[6], с 12-ю пушками, и тысячи башибузуков. У оборонявшихся армян было всего 1500 полноценных бойцов, имевших лишь 505 винтовок и 750 маузеров.

Однако, несмотря на такое неравенство сил армяне отразили все атаки турок и с 7 апреля по 6 мая держали стойкую оборону, нанеся врагу немалый урон. Только убитых аскеров насчитывалось более 1000 чел.

Арам Манукян направил связных через линию фронта, к русскому командованию. Они сообщили, что Ван осаждён и что около 100 армянских сел в окрестностях вырезаны. Ванцы обращались с отчаянной просьбой прийти на помощь. Генерал Юденич откликнулся сразу же. Он усилил корпус Огановского из своего резерва 2-й Забайкальской бригадой генерала Трухина и приказал без промедления нанести удар в направлении Вана. Первое, с чем пришлось здесь столкнуться русским бойцам, были жуткие картины армянской резни.

6 (19) мая 1915 г. в Ван вошли армянские добровольческие формирования и части Русской Кавказской Армии.

В тот же день Манукян телеграфировал Государю:

Телеграмма Арам-паши, городского головы столицы Турецкой Армении Вана, в адрес Императора и Самодержца Всероссийского Николая II. В день рождения Вашего Величества, совпадающий в днем вступления Ваших войск в столицу Армении, желая величия и победы России, мы, представители национальной Армении, просим принять и нас под Ваше покровительство. И пусть в роскошном и многообразном букете цветов Великой Российской Империи маленькой благоуханной фиалкой будет жить автономная Армения.

Вслед затем Манукян возглавил Ванскую губернию, которая просуществовала 70 дней. В связи с отступлением русских войск, Манукян организовал переселение 200 тысяч армян Васпуракана в Восточную Армению. В 1916 году Манукян перебрался в Тифлис (ныне — Тбилиси, Грузия). Вскоре после Октябрьского переворота в России, русские войска, большей частью, покинули Западную Армению, оголив Кавказский фронт.

В декабре 1917 года епископ Хорен организовал в Эривани (Ереван) временный орган городской власти. Тогда недавно сформированный в Тифлисе Армянский национальный совет направил Манукяна своим уполномоченным представителем, чтобы возглавить Ереванскую администрацию.

«Это был хорошо просчитанный выбор. Герой Вана был многоопытным организатором,отлично знавшим сильные и слабые стороны своего народа.»

— пишет американский историк Дональд Миллер.

Манукян прибыл в Ереван в январе 1918 г. и сформировал полу-официальный комитет, водворивший в городе закон и порядок. Он железной рукой выдавил из Еревана несколько армянских банд, разграбивших арсенал Кавказского фронта и дерзнувших обложить граждан «чрезвычайным налогом». Между тем, нарушив заключенное в декабре 1917 г. с Закавказским комиссариатом Ерзнкайское перемирие, турецкие войска 10 февраля 1918 г. перешли в наступление. Вплоть до 14 апреля 1918 г. Манукян издавал в Ереване газету «Ашхатанак» (Աշխատանք, «Труд»). В марте 1918 г. на собрании представителей различных сословий Еревана Манукян был избран диктатором.

К концу апреля турки заняли Ерзнка, Эрзерум, Сарыкамыш и Карс, 15 мая — Александрополь, а 21 мая — станцию Сардарапат, одноименное село и село Гечрлу (ныне с. Мргашат). Теперь турецкие войска стояли всего в нескольких километрах от Еревана. Проявив незаурядные способности организатора, Манукян сумел сплотить население Еревана перед лицом начавшейся агрессии турок. Он вдохнул в сердца людей веру в победу. Во время Сардарапатского и Баш-Апаранского сражений Манукян обеспечивал тыл армянских войск.

С мая по июль 1918 года Манукян руководил новообразованной Республикой Армения до прибытия её правительства в Эривань из Тифлиса, затем стал её первым министром внутренних дел, впоследствии был министром труда и министром обороны.

29 января 1919 г. Арам Манукян умер от тифа.

Катарина Залян-Манукян

«Тяжкая жизнь, труднаяработа, моя мать целые дни проводила в сиротском приюте, а отец был поглощен обществено-политической деятельностью. Семейная жизнь, какой она обычно представляется нормальным супругам, наверное так и не состоялась для них», — так описывала со слов материкороткую супружескую жизнь своих родителей,одного из известных деятелей Дашнакцутюн Арама Манукяна и его жены Катарины, их дочь —Седа Манукян.Впрочем, жизнь Катарины Залян-Манукян была нелегкой и до встречи с мужем, ноеще более трудной она сталапосле его потери.

Будучи врачом она целиком посвятила себя помощи беженцами сиротам, сутками сражаясь с эпидемиями. В одном из приютов она ивстретила свего будущего мужа и в 1917-м в Ереванеони поженилились. Когда была создана Перваяармянская Катарину выбрали членом парламента, гдеона работала во врачебной комиссии. Спустя год, когда дочери было всего четыре месяца, Арам Манукян заболевает тифом и умирает.

После падения первой республики к страданиям и лишениям молодой вдовы добавились политические преследования большевиков. Ее сняли с работы, выселили из квартиры и она с ребенком на руках нашла приют в однокомнатной квартире сестры, потом уехала в Краснодар к родственникам мужа.

В 1927 году, когда Армения испытывала острую необходимость во врачах-специалистах она возвращается и работает вплоть до 1937 года, когда по подозрению в связях с заграницей, ее вновь освобождают с работы. В годы войны она вновь в строю – работает, несмотря на проблемы со здоровьем. Она скончалась в 1965 году, но перед смертью сказала дочери: «Я не увидела, но ты обязательно увидишь тот день, когда люди вспомнят и оценят твоего отца. Армянский народ не может его забыть, рано или поздно ты это увидишь». Так и случилось.

Материал подготовила: Марина Галоян

Статьи по Теме

One Comment

  1. Светлая личность! Как жаль, что Манукян, Андраник, Нжде и другие подлинные герои армянской истории действовали врознь: один в Ване, другой в Зангезуре… Кстати, объективности ради, следует добавить, что старейшины города Ван хотели … откупиться от турок… Жители Вана были известны в Армении своей скупостью, и желание откупиться вызывает недоумение. Какое счастье, что в Ване оказался именно Арам Манукян, который смог убедить (и уж будьте уверены, что некоторых ванских старейшин он, человек решительный и резкий, убеждал не только словами) ванцев, не покупать свою жизнь, а бороться за нее. Часто для всеобщего одушевления нужен один волевой человек. И бывшие трусы проявили себя как герои: на протяжении всей обороны Вана турки обстреливали город. И на протяжении всего обстрела на центральном бульваре города играл оркестр. Вот подлинное геройство! А последуй ванцы советам своих «мудрецов», на следующий день после «откупа» турки бы их всех перерезали. Еще один случай: как диктатор, Манукян издал указ, согласно которому в Ереване вводился комендантский час. Нарушителей препровождали в тюрьму. И вот поздним вечером Арам Манукян выходит из кабинета на улицу и видит свою мать, которая идет домой к подруге — поиграть в карты. Манукян незамедлительно приказывает стоящему неподалеку часовому арестовать мать. И только по просьбе соратников соглашается, чтобы ее провели не в тюрьму, а в его же кабинет и продержали там до утра. Поверьте, это была не поза. Это был подлинный патриотизм и следование букве закона. Именно потому, что среди армян не нашлось и десятка таких как Арам, вторая армяно-турецкая война 1920 года закончилась фактическим поражением Армении. Большой вопрос — что последовало бы за вторжением турецкой армии в Араратскую долину, не прибудь 11-ая армия РККА… Турки бы, без сомнения, выместили бы злобу и за незавершенный Геноцид, и за поражение при Сардарапате. То же отсутствие десятка таких, как Арам, приведет к ответу, как малочисленные, плохо экипированные отряды армянских добровольцев в 1918 г. отбили нападение турецкой регулярной армии, но в 1920 г. почему-то не смогли этого сделать. Неплохо было бы провести ревизию армянской истории… Объективную ревизию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button