АналитикаАрмянеКультураЛюдиЧтобы помнили

«Книга скорбных песнопений» как указатель пути к свету: как создавался арт-проект Нарекаци и о чем он

Вот уже несколько летарт-проект «Нарекаци» объединяет разных людей в стремлении рассказать и поделиться Книгой Святого Григора Нарекаци, которая для многих является источником познания, вдохновения и душевного умиротворения. В прошлом году в Москве была переиздана «Книга скорбных песнопений» Св. Григора Нарекаци в переводе Наума Гребнева, и за всем этим стоит хрупкая Юлианна Паракшиева. В беседе с  Dalma News автор арт-проекта Нарекаци рассказала о своем трудном пути к миру Нарекаци и свету.

— Юлианна, как возникла идея арт-проекта «Нарекаци» и о чем он?

-С книгой Нарекаци у меня связана личная история. Скажу, что в школе в Ереване мы в рамках учебной программы проходили о книге, но тогда никто не обратил на неё должного внимания. Тогда она нам показалась слишком мрачной. 10 лет назад мне диагностировали рак, и шансов на выживание практически не было. Была очень сложная ситуация как в финансовом плане, так и душевном. Изменилось полностью мое представление о мире, о людях и о Боге. Лечение прошло успешно, но остались осложнения. И мне предстояло с этим жить дальше.

Юлианна Паракшиева

С психологами у меня не складывались отношения. Злость сидела глубоко. Мои близкие подруги из Еревана отправили мне книгу. Получив ее, я была не только удивлена, но и очень зла — только скорбных песнопений не хватало мне. Вначале я подумала выбросить ее. Но моя близкая подруга умоляла прочитать. И я с полным негативом, с отрицанием всего и всех, открыла книгу.

Не могу точно описать то чувство, которое пробилось до сердца. Смысл многих слов на армянском был мне не понятен, но как-то интуитивно эти слова проникали в меня. Я помню, с какой быстротой начала искать в интернете русский перевод. Рассказала о книге мужу и мы вместе начали читать. Это был мой первый шаг к свету.

-Почему именно Нарекаци? Он гениален, но ведь действительно очень сложный.

-Мне хотелось всем рассказать о книге. Но я отлично помнила свои стереотипы по отношению к ней и понимала, что нужно найти какой-то способ для рассказа. Дело в том, что многие (как тогда я) название книги сразу же расценивали как нечто мрачное и страшное. Нужно было найти способ.

На тот момент я решила закрыть свою компанию (компания “Презент Бокс” 9 лет была официальным представителем итальянской фабрики в России), оставить оптовые продажи и уйти в другую сферу. Все, что я планировала, как-то не складывалось. В определенный момент я поняла, что путь должен быть другим. Начала вырисовываться идея проекта Нарекаци. Мне очень хотелось поделиться идеей и книгой со своими подругами из Москвы. Они русские. Мы вместе начали думать. Прошел год, прежде чем мы смогли создать общую картину.

Скажу,что в процессе многое менялось. Трансформация происходила и до сих пор происходит постоянно. Удивительным образом проект сам диктует процесс, людей.  Первое время я с этим боролась, но происходили невероятные вещи, и я поняла, что это бесполезно.

«Он гениален, но ведь очень сложный»…. На самом деле нет ничего сложного. Люди сами усложняют всё. Ставят преграды и стены. Стоит всего лишь открыть своё сердце. Как только это происходит, слова Нарекаци с лёгкостью проникают во все слои. Любой процесс чему-то нас учит. Для меня важно применить это во благо. Начинать нужно с себя самого.

-Недавно благодаря проекту была переиздана «Книга скорбных песнопений» святого Григора Нарекаци в переводе Наума Гребнева, которая была презентована в Москве. Получается, Нарекаци — интересен и актуален?

-Мне кажется, вопрос не в том, что эта книга интересна или актуальна. Она является константой. Поэтому эта книга, как вторая Библия для армянского народа.

Важно было переиздать книгу на русском языке, так как в Москве невозможно было найти ее в продаже. В продаже была книга с техническим переводом, а это сложно для чтения. Я знаю, что есть несколько вариантов перевода, но в переводе Наума Гребнева она нам всем больше нравилась. Поэтому были выкуплены авторские права у его сына, Михаила Наумовича и заново была проведена огромная работа по редактуре и оформлению книги. Над оформлением работал известный специалист Андрей Бондаренко, которого порекомендовала Галина Юзефович. А предисловие написал очень уважаемый профессор Александр Марков.

Конечно, тираж выпуска не такой уж и большой, всего 1000 шт. Но весь тираж был подарен Армянской Церкви в Москве. Мы очень рады, что у людей есть такая возможность приобрести эту книгу.

-Знаю, что в Ваш проект Вы привлекли много знаменитостей и даже приглашали Генриха Мхитаряна.

-Иногда процесс планирования отклонял меня в совершенно другие стороны. Хотелось применить инструменты пиара. Но как я уже говорила, проект сам выбирал людей, время, форму. Я очень благодарна тем, кто согласился. Благодарна также тем, кто не ответил или не согласился. Это путь. Кто будет рядом и каким образом мы не знаем.

-По Вашему приглашению в Армению этим летом приедет всемирно известный скульптор Лоренцо Куинн. Раскройте секрет, каков формат этого визита, будет выставка?

-Впервые познакомилась с  инсталляцией Лоренцо в 2017 на открытии Биеннале в Венеции. Помню, как вечером с подругами случайно увидели монтаж этой скульптуры, руки проплывали перед нами. Уже тогда стало ясно, что это будет очень интересно.

У меня руки всегда ассоциируются с созданием или с разрушением. Моя Армения прошла через многое. И люди руками создавали, хранили, берегли и передавали из поколения в поколение то, что мы имеем сегодня. Мы должны ценить то, что имеем. И создавать для следующих поколений.

Лоренцо принял моё предложение, идею арт-проекта в Армении. Это его первый визит в Армению. Дальнейшие действия будем обсуждать с ним в процессе.

-По Вашему, современное искусство недооценено или переоценено?

-Для меня искусство это некая форма передачи послания. Оно не может быть недооценено или переоценено. Оно всегда найдёт своего адресата.

-Какие планы есть на ближайшее время, чем порадуете?

-У всего есть свое время. Многие планы так и остаются на бумаге. Я не могу предугадать, какая из моих идей реализуется. Пока все проекты носят самостоятельный характер. С одной стороны это постоянные сложности: новые формы взаимодействия не так уж и быстро принимаются людьми. Но с другой стороны, быть независимым арт продюсером дает много преимуществ в плане мобильности, скорости и оптимизации.

Дело в том, что социально-культурные проекты, которыми я занимаюсь, носят не коммерческий характер, не преследуют прибыль. Сложно находить финансирование. Нужно найти новые формы взаимодействия с бизнес структурами. Во многих странах существуют разные схемы. К сожалению, в Армении, пока это не развито. Но это возможно. Для этого нужно время и стремление. Нужно всего лишь создавать, а не разрушать.

 

Лия Ходжоян

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button
Close