АрмянеАрмянская диаспораИнтересные фактыИстория АрменииПо страницам истории

Армянский след на земле Крымской.

Айвазовский, Спендиаров, Суренянц…армяне оставили неизгладимый след своей самобытной культуры. Как удалось народу, пройдя череду испытаний, сохранить свою сущность?

Левон Айрапетян: «Очень любопытно, что армяне освоили Крым больше тысячелетия назад, еще до прихода татар. Ведь Крым – это было поствизантийское пространство. Мне дорого в моём народе то, что на протяжении веков он сумел себя сохранить. Я не знаю, за счёт каких факторов: терпения, любви к Родине, любви к родному языку, вере,

но это удивительный парадокс, что армяне выжили в этих исторических вихрях, которые принесли кочевые народы, чья культура заключалась в обращении с лошадьми».

Крым - Армяне - Десять веков созиданияНароды живут для себя, творят — для человечества. Недостоин жить живущий только для себя. Народы должны творить — а потому имеют право на жизнь. Гарегин Тер-Арутюнян (Нжде)

Судьба армянского народа сложилась так, что диаспора (спюрк) на века стала неотъемлемой частью его бытия.

В случае с крымской ветвью, берущей свое начало в основном от анийских армян, мы имеем дело более чем с тысячелетней историей диаспоры. И на протяжении этого долгого времени происходило много драматических и трагических событий: армян ценили и притесняли, переселяли и депортировали.

Но снова и снова очередные волны их, гонимые полчищами завоевателей, заселяли Крым. При этом с невиданным упорством повторялась извечная тема созидания культуры.
Она подпитывалась внутренним единством всего армянства, узнающего единородство в своей культуре, и в его столпах — языке и христианской вере.

Это нашло реальное воплощение в Крыму, где, несмотря на все исторические перипетии, армянство показало себя как глубоко цельное и уникальное явление, ставшее созвучным не только культурной полифонии этой земли, но даже и её ландшафту.

Оказалось, что оно не сводится к застывшим формам культуры, это непрерывный процесс созидания её феноменов, всего того, что сохраняет диаспору как именно армянскую.
В предлагаемом альбоме вы увидите это максимально зримо и всесторонне.

А я вашей крови частица,
Седого камня кусок.
Я жажду, дайте напиться
После долгих дорог.
Родившись у самого моря
И волн наблюдая простор,
Я жил с ощущением спора
И с вечным предчувствием гор.
Мне синего неба хватало,
Хватало мне синей воды,
Но сердце мое клокотало,
Лишенное высоты.
Как будто сложившейся мысли
Мне выразить не было слов.
Во мне говорил, может, прадед,
Когда-то покинувший кров.
Во мне говорили истоки,
В которых — начало реки,
Тысячелетние токи
Моей камнеликой земли.
Как будто сарьяновской кистью
Искусным движеньем руки
Во мне многотрудно писались
Полотна армянской души.
На них как кинжальные грани —
Вершины несли себя ввысь.
Незаживающей раной
Будил мою память Масис.
Да! Я вашей крови частица,
Седого камня кусок.
Я жажду, дайте напиться
После долгих дорог.

Олег Габриелян

Слово к читателю

Трудно было бы, быть может, найти летописи народа,
менее запятнанные содеянными им преступлениями,
чем летопись армян, добродетели которых были
мирные, а пороки — следствие притеснений.

Джордж Байрон

Любезный читатель!

Книга, которую Вы держите в руках, изначально была задумана значительно меньшей и по объему, и по содержанию. Сложилось, однако, иначе. Созерцание памятников армянской культуры как в Крыму, так и в самой Армении породило желание больше узнать об этой культуре.

Изучение образцов культурного наследия армян Крыма вызвало интерес к истории народа. Всякий ринувшийся узнать историю крымских армян, несомненно, придет к выводу о феномене. Не просто феномене крымской армянской культуры. Скорее следует предположить феномен самого армянства, как явления мирового. И крымского армянства как малой, но неотъемлемой части этого явления.

Большинство исследователей, в том числе снискавшие законное уважение за свой труд, излагали свое видение истории крымских армян. Точность сведений, почерпнутых из рукописных источников, тщательность археологических изысканий не вызывают сомнений.

Все эти и другие научные приемы позволяют всякому любознательному человеку получить ответ на вопрос: как и почему появились армяне в Крыму, чем жили, что строили. Но по разным причинам мало кто пытался осмыслить то, как, пройдя череду испытаний, столь малочисленной диаспоре удалось в полной мере сохранить свою самобытность, свою культуру, свою веру. И, в конечном счете, сохранить свою сущность как частицы народа.

Зачастую история крымских армян излагается до предела просто: в XI веке турки-сельджуки и позднее, в веке XIII, монголо-татары разорили Армению. Часть жителей переселилась в Крым. Здесь с ними происходили всяческие перипетии.

Волны колонизаций, выселение, возвращение, депортация, восстановление исторической справедливости. Такой скрупулезный и, несомненно, правильный научный подход, однако, не дает ответа на главный вопрос: как, за счет чего армянам удавалось столь долгое время не только существовать на полуострове, но и составлять своими представителями наиболее выдающуюся часть жителей Крыма?

И все это на протяжении веков. Как удавалось снискать себе уважение и авторитет, сохранять этот авторитет столь долгое время и до сих пор?

Попытка получить ответы на такие глобальные вопросы неизменно приводит к осознанию: этому народу присуща особая философия и даже больше — харизма нации. И именно эта харизма позволила армянам в Крыму «средь шумного бала» исторических событий скромно и достойно нести свой крест. Позволила сохранить и приумножить то, что с кровью отца и молоком матери впитал в себя крымский армянин.

Сегодня уже никого не удивляют опустившиеся, потерявшие человеческий облик люди, роющиеся в мусорных баках, — случалось вам встречать среди них армянина? Дети, одетые в лохмотья, выпрашивающие у прохожих деньги, — видели вы среди них армянских детей?

Немощные старики, брошенные своими чадами, испрашивающие на тротуаре милостыню, — встречали вы среди них армян? Обычное в нынешние времена явление, когда сын или дочь бранными словами поносит, а то и руку поднимает на своего отца или мать, — видели вы такое в армянской семье?

Приходилось ли вам видеть пьяного армянина, валяющегося у забора в бессознательном состоянии? Может быть, в ответе «нет» на эти и многие вопросы и кроется та самая харизма народа. Кто-то скажет: «Это крайности». Быть может, так и есть. Но ведь именно отсутствие таких «крайностей» составляет, в том числе, и менталитет нации, мнение о ней у окружающих.

Исторически сложившееся у армян отношение к женщине — уважение, почетное положение хозяйки вдоме, матери. Знаменитый «Судебник» Мхитара Гоша — свод законов и правил, которым руководствовались поколения армян, в том числе и крымских, на протяжении веков, послуживший во многих случаях источником права, содержит, например, такую статью:

«Если же муж будет относиться так [оскорбительно] к жене вследствие злобного своего характера, сломает ей ногу или руку, или выколет ей глаз, или выбьет зуб, или искалечит её, то наказание ему должно быть такое, какое назначается посторонним виновным, а именно взыскание в пользу жены; но взыскание в этом случае определяется в двойном размере, дабы мужья держали своих жен не как наложниц, а как собственные тела, и то в случае, если они раскаются».

Высокое значение всегда придавалось доброму имени женщины, защите её личностных прав, охранению её чести и достоинства. Следующая статья «Судебника» содержит примерное наставление: «Если же кто отпустил жену свою не за прелюбодеяние её или за какое-либо другое злодеяние, а по злословию [других]… муж, отпустивший жену, должен нести за подобное поступление епитимию в течение семи лет, из коих пять лет вне церкви, а два года — внутри её».

Такое положение не свойственно большинству других народов, в том числе и христианских. Женщина-армянка освобождена от тяжелой грубой работы — это всегда было уделом мужчин. И в этом тоже кроется один из секретов жизнеспособности, самостоятельности и стойкости нации.

Весьма показательны межличностные отношения. Как и в любом сообществе, здесь есть люди, достигшие определенного положения, заслужившие авторитет. Иные такого не добились. Но в отношениях между ними, даже когда кому-то приходится обращаться с просьбой или за помощью, вы не заметите унижения. Уважение, почитание — да. Унижение — нет.

И такое положение вещей не случайно: так складывалось веками. Как и у всех народов, в Армении в древние времена существовала феодальная система. Однако отношения никогда не были кабальными, скорее они проистекали из естественной зависимости.

Верховная власть редко была деспотичной. Такое социальное устройство было сформировано эволюционным путем и полностью соответствовало национальному духу. А в Арцахе и Сюнике вообще никогда не знали крепостного права. Как отметила более 100 лет назад исследователь Магда Нейман:

«В какой бы крайности ни находился бедняк армянин, он не опустится до профессионального нищенства». Такое утверждение справедливо и сегодня.

Особого внимания заслуживает бережное сохранение крымскими армянами своего национального «я», своей культуры, веры, обычаев. Верховенствующее положение татар на полуострове послужило причиной практически полной ассимиляции других народов.
Как отметил в своем труде «Христианство в Крыму» Ф. Хартахай: «Это всеобщее слияние произошло не позже, как в конце XVII веке.

В это время христианское население Крыма, кроме армянского, не представляет уже больше никаких местных оттенков: влиянием татарской цивилизации они приведены к общему знаменателю». И это закономерно. Властители куда более могущественные, чем крымские ханы, пытались поглотить или уничтожить армянскую культуру. Итог таких посягательств известен.

Христианство для армян вообще, и армян крымских в особенности, всегда было чем-то большим, чем просто религия. Справедливым будет сказать, что основные идеи и принципы христианства составляли обычное право у армян задолго до царя Трдата.

Армяно-григорианская церковь фактически закрепила эти традиции. Само устройство церкви, её положение в точности сообразуется с характером народа. Верховные патриархи — Католикосы — никогда не имели прав и привилегий, приличествующих главам других христианских конфессий.

Они всегда были неким продолжением своего народа, избирались им, но никогда не становились над людьми. Начиная с IV века зачастую складывалась ситуация, когда церковь не только воплощала идею гражданского объединения армян, но и выполняла роль светского правления. Церковные школы и университеты становились оплотом сохранения нации.
Высокие моральные качества армян как нации сотворили им добрую славу.

Где бы ни поселялись армяне, они всегда верой и правдой служили народу и государству, на территории которого жили. В Турции в течение веков, вплоть до 1915 года, управляющими у султанов и пашей — айвазами — были только армяне.

Если армянин поступал в артель, с него, в отличие от представителей других народов, не требовали залога — таков был авторитет нации. В России знаменитые военачальники из числа армян (князь Аргутинский-Долгоруков, генералы Тер-Гукасов, Мелик-Паша и многие другие) завоевали себе славу бескорыстным служением Отечеству.

В Крыму личными врачами ханов были в большинстве своем армяне. Представление о народе составляли не только личные качества, но и высокая образованность армян. Проявлялось это и в сельском хозяйстве. П. С. Паллас ещё в 1794 году написал по этому поводу следующие строки:

«Татары были первоначально кочевым народом и сделались земледельцами только вследствие малого пространства страны и увеличения народонаселения, может быть, также только по примеру греков, армян и генуэзцев. Неоспоримо лишь то, что они всем, что есть хорошего в их земледельческой культуре, обязаны предшественникам и сожителям в стране. …Сады занимают обыкновенно низменные места вдоль речек, ручьев и долин, имеющих источники.

Судя по старым деревьям, в особенности ореховым, в горах видно, что они [сады] были устроены главным образом греками и армянами. На равнине, где не жили другие народности, не видно никаких следов садов вокруг деревень».

С промышленностью дело обстояло ещё кардинальнее: «С переселением греков и армян упала вся промышленность Крыма, бывшая слабо развитой во время владычества татар, и до сих пор ещё, несмотря на то, что русские уже пятнадцать лет господствуют, здесь нет самых необходимых ремесленников, не говоря уже о могущих работать на фабриках и мануфактурах».

Словно искры от пожарища, разметало армян по всему свету. Где-то эти искры превратились в звезды, имена которых известны всему миру: дирижер Герберт фон Караян, астрофизик Виктор Амбарцумян, режиссер Евгений Вахтангов, маршал Иван Баграмян… Чтобы упомянуть всех, понадобился бы не один том.

Есть на этом небосклоне и армяне крымские — художники Иван Айвазовский и Вардгес Суренянц, композитор Александр Спендиаров. Выдающаяся роль, которую армяне сыграли в судьбах Крыма на протяжении тысячелетия, никогда не была обусловлена их количеством. Исключительные личные качества, верность традициям, великодушие и гуманизм, достоинство и честь — именно это позволило крымским армянам, сохранив себя как народ, снискать уважение и признательность крымчан.

Десять веков созидания — таков итог тысячелетнего пребывания армян в Крыму.

Истоки

Армения! Твой древний голос —
Как свежий ветер в летний зной!
Как бодро он взвивает волос,
И, как дождем омытый колос,
Я выпрямляюсь под грозой!
Валерий Брюсов,
«К Армении»

Познание себя невозможно без познания своих корней. Будущего нет без прошлого. Все, что происходило с армянами, как и с любым народом, на протяжении веков, имеет корни в тех временах, когда происходило зарождение нации.

Крымские армяне, их путь через столетия не составляют исключения. Хотя история Армении выходит за рамки этой книги, невозможно понять народ, не осветив, хотя бы вкратце, основные вехи его появления и становления. Без этого теряется связь времен, связь судеб, связь с родиной.

Важнейшим обстоятельством, формирующим армянскую нацию, ещё в самые древние времена было наличие армянского государства. Основные самоназвания армян происходят от имен праармянских племенных союзов, существовавших в Передней Азии: Haj и Armen. Эти племена обитали на территории Армянского нагорья уже в IV–II тысячелетиях до н. э. В IX–VI веках до н. э. племена уруатри, наири и другие образуют государство Урарту (библейское «царство Арарат») со столицей в г. Тушпа (ныне г. Ван).

В этот период происходит окончательное оформление армянского народа и формирование армянского языка.

Больше двух тысячелетий (с III тысячелетия до н. э. до 331 года н. э.) Арменией правила династия Гайкидов. Упоминания об Армянском царстве встречаются в хрониках Ксенофонта (550 год до н. э.), в надписи персидского царя Дария I (520 год до н. э.).

Эпоха расцвета древнеармянской государственности наступила во времена царствования Арташеса I (189–160 годы до н. э.) — основателя династии Арташесидов, провозгласившего независимость Великой Армении.

Апогеем эпохи Арташесидов стало правление царя Тиграна II Великого. Никогда до и после этого периода Армения не была столь величественна. Завоевав малоазиатские государства, разгромив Фракию и Элладу, завладев Палестиной и Финикией, Тигран II обложил данью народы от Кавказа до Красного моря.

Плутарх, рассказывая о событиях того времени, пишет: «Тигран до того возгордился своим величием, что повелители многих стран, лишенные им короны, находились при нем в услужении. Четыре царя исполняли должность его телохранителей». Неудивительно, что Тигран Великий имел титул «царя царей». Армении платили дань грузины, агваны, народы, проживающие на территории нынешнего Азербайджана, мидяне, вавилоняне и другие.

Исключительно важно понимание роли территории, географического положения в возвышении и падении армянского государства в разные эпохи. Магда Нейман очень точно подметила: «Более роковым положением, чем имела Армения, едва ли обладала иная страна на земном шаре».

Через Армянское нагорье проходили основные пути, по которым народы Азии стремились к Средиземноморью, а народы севера — в Месопотамию. Армения, таким образом, на тысячелетия была обречена на роль театра военных действий.

Особенности территории были таковы, что только полное (!) обладание всем армянским плато обеспечивало целостность страны. Лишь в этом случае можно было организовать надежную оборону государства от внешних посягательств.

Если хоть с одной стороны контроль над окружающими горными хребтами был бы нарушен, это открывало путь любой армии завоевателей. Такое положение вещей было очевидно ещё для урартских правителей. Но только Тигран Великий смог довести границы Армении до необходимых рубежей.

Следующей важной вехой в истории Армении и её народа было принятие христианства в качестве государственной религии и последовавшее за этим создание армянской письменности (период с 301 по 405 годы). Взаимосвязь этих двух событий армянской истории чрезвычайно тесна.

Постоянно претерпевая поражения в политической сфере, армяне утверждали самостоятельность своей нации в культурной области. Здесь, кажется, зарождается и набирает силу феномен самодостаточности армянской нации. Армяне принимают собственное, отличное от других, летосчисление, после Халкидонского собора (451 год) жестко отстаивают свои традиции в христианстве, упорно охраняют свой язык от посягательств.

И, наконец, алфавит. Не похожий ни на какой другой, гениальное, изумительное по красоте линий творение Маштоца — ещё один оплот армянского мироздания. Корюн, ученик Маштоца, прямо указывает на божественное происхождение азбуки: «И показал он дарованные Богом армянские письмена».

И сравнивает при этом учителя с самим Моисеем. Завершающим аккордом звучит объединяющая идея просвещения:«И вот тех, которые были собраны из отдельных и разрозненных племен, он [Маштоц] связал божественными заветами и сделал их единым народом, восхваляющим единого Бога».

Особый путь среди других народов, ниспосланный и предрешенный свыше, принимаемый народом как данность, возможно, именно в этом кроется смысл философии истории армян. Заметим, что Маштоц творил в то время, когда Армения была поделена между Византией и Персией.

После падения в 428 году царства Аршакидов большая часть Армении оказалась под властью Сасанидской Персии. Нахарары — армянские удельные князья — фактически находились в вассальной зависимости от персидского царя. Однако в начальный период в руках армян находилось реальное управление страной.

Такое призрачное равновесие сохранялось до тех пор, пока персы не попытались силой навязать армянам в свою религию. Спарапет (верховный военачальник) Армении Вардан Мамиконян становится во главе народного восстания.

В 451 году на Аварайрской равнине происходит битва. Персы значительно превосходили армянское войско численностью. В этом бою Вардан Мамиконян погиб, остатки его армии отошли в горы.

Поражение выше победы — таков итог Аварайрского сражения. Выиграв его, персы не смогли достичь своей главной цели — покорить армянский народ. Драматическая страница истории, война во имя веры стала одним из символов борьбы армянского народа за свою свободу.

Славный род Мамиконянов рождал великих полководцев Армении ещё несколько столетий.
С середины V века, в течение без малого двенадцати столетий, Армения существовала в беспрестанных войнах с могущественными соседями, посягавшими на её территорию.
В XI веке пало Анийское царство — последнее армянское государство на территории исторической Армении. Армянское государство Киликия закончило существование в 1375 году.

Годы лишений и страданий укрепили национальную культуру армян, определили её место в общечеловеческой системе ценностей. Многочисленные попытки насильственной и ненасильственной ассимиляции другими народами приносили лишь незначительные результаты. Такова была сила духа народа. В это время армяне усваивали все ценное, что было в других культурах. Но опорой, незыблемым постулатом всегда оставалась собственная культура, национальные традиции.

Раздел страны между Турцией и Персией в 1639 году не оставил надежды на восстановление государственности. В 1722–1724 годах русские войска занимают Баку и Дербент, выходят к Каспию. Давид-Бек создает независимое армянское княжество в Кафане.

В 1812–1828 годах Россия в результате двух войн громит Персию и присоединяет к своим владениям Восточную Армению. В 1849 году образована Эриванская губерния в составе Российской империи.

В Западной Армении турки планомерно и методично уничтожают армян: 1894 год — резня в Сасуне, 1895 год — в Константинополе, Трапезунде, Ване, 1909 год — в Адане. Приближалась Первая мировая война, в которой Турция выступила на стороне Германии. 1914–1915 годы — геноцид армян в Турции, счет загубленных армянских жизней идет уже на миллионы.

В 1918 году в Восточной Армении провозглашается новое армянское государство, где в 1920 году устанавливается советская власть. Позднее Армения становится частью Советского Союза.

Россия не принесла армянам независимости. В политике каждое государство отстаивает свои собственные интересы. Но несомненно одно: без участия России не было бы сегодня Республики Армения.

В начале XX века, когда происходил очередной передел мира, Армения, зажатая, как в тисках, между двумя могущественными соседями, имела только два пути: оказаться в составе России или стать очередным турецким вилайетом.

Если бы история пошла по второму пути, судьба армян была бы предрешена. Турция явно показала это в 1915 году. Союз и участие России стали прологом к возрождению независимой Армении, уберегли армян от превращения в народ диаспору, народ без своей земли, народ-скиталец.

Три исторических вехи, как три якоря, прочно удерживают армянский ковчег в плавании по волнам истории. Тигран Великий дал армянам осознание возможности и необходимости создания армянского государства. Принятие христианства и азбука Маштоца даровали армянскому народу духовные силы. Аварайрское сражение Вардана Мамиконяна показало миру, что можно завоевать территорию, но поставить на колени народ Армении нельзя.

Константин ЭРЛИХ

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *