АналитикаПолитика

Готовится почва для транзита власти к Мехрибан Алиевой.

Наш собеседник — депутат от фракции Мой шаг Татев Айрапетян.

В Азербайджане отправлен в отставку замминистра ИД Хафиз Пашаев. Есть мнение, что в Азербайджане происходит латентная смена власти.

На деле в Азербайджане действительно происходят интенсивные кадровые перестановки, и это не просто перестановки. С арены отстраняются кадры Гейдара Алиева, которые являются в Азербайджане весьма важными фигурами и в олигархической системе, и оборонной. Это кадры так называемого нахиджеванского клана, «крестным отцом» которого считался бывший глава администрации президента Рамиз Мехтиев, продолжавший в свои 82 года сохранять влияние. Его отставка вызвала в Азербайджане острую критику, и даже азербайджанские эксперты утверждают, что весы начинают явно склоняться в сторону Пашаевых, и, по сути, готовится почва для транзита власти Мехрибан Алиевой-Пашаевой. Все ведет к этому.

Есть мнение, что сферы четко разделены между кланами: Пашаевы контролируют банки, финансы, а нахиджеванский клан — силовые структуры. В некоторых экспертных кругах даже звучит мнение, что, используя позиции в силовых структурах, нахиджеванский клан может спровоцировать некие процессы, потому что здесь речь идет не просто о потере должностей. Гораздо важнее финансово-экономические ресурсы и контроль над ними. На этом фоне примечательно, что намеченная на 2 ноября акция оппозиции была отменена после того, как власти обещали начать задержания.

Если власть перейдет к клану Пашаевых, как это скажется на политике Азербайджана?

Пашаевы пытаются установить контроль над силовыми структурами, даже Мехрибан Алиева в последнее время чаще показывается на публике в окружении силовиков. Это знак. Что касается влияния на Арцахскую проблему или отношения с Арменией, то Мехрибан Алиева выступала с не менее воинственными заявлениями. Но следует отметить, что в последние годы она была активна в лоббинге. Думаю, акценты на этом направлении могут усилиться. Что касается карабахского конфликта, если она придет к власти раньше 2025 года, а события развиваются стремительно, и дело может не дойти до выборов 2025 года, это значит, ей понадобится время для укрепления своих позиций. Вряд ли она попытается в этот период пойти на военное обострение, хотя в Азербайджане есть опыт использования карабахского фронта в период внутриполитического обострения для того, чтобы потопить кого-то и строить козни. В 1990-х это четко наблюдалось, и я бы не стала исключать этого на будущее.

В какой мере эти развития согласованы, или они действительно могут привести к смене власти?

Реальные перемены в Азербайджане невозможны, потому что оппозиция крайне слаба, гражданского общества почти нет, люди демотивированы, и масштабы применяемого насилия многих пугают. То есть, говорить о реальных демократических переменах не приходится. Речь о перегруппировках во власти. Возможно, имитация реформ у Мехрибан Алиевой получатся лучше, хотя народ понимает, что нет большой разницы между ней и мужем, но в смысле международного имиджа женщина-президент может принести конъюнктурные плюсы. Поэтому Мехрибан Алиева активно общается за рубежом и в соцсетях.

На границе вновь неспокойно, на сей раз — в Тавуше, хотя говорилось об относительном затишье. В чем дело?

Нарушения перемирия, конечно, есть, но в целом все стали осторожнее. Это может быть обусловлено и не обусловлено внутриполитическими развитиями. Возможны обострения в преддверии встреч. Азербайджан часто прибегает к такому. Вряд ли кто-то в Баку пытается использовать обострение в Тавуше во внутриполитических целях. Если кто-то пытается обострить ситуацию и довести ее до военных столкновений, то это делалось бы в Карабахе, как метод мобилизации. Народ Азербайджана, в целом, настроен на военные действия, но многие не верят, что Ильхам Алиев может на это решиться. Многие также разочарованы тем, что война в 2016 году длилась всего 4 дня, они ждали более масштабных действий.

 

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button