Авторская программаАналитикаИменаИнтересные фактыИсторияПо страницам истории

Кто такие тюрки и как они оказались на Кавказе.

aram mkrtchyan

Тюрки-кочевники Кавказа

Тип скотоводства как свидетельство исторического прошлого

Вопросы историко-культурного наследия того или иного региона как правило весьма политизированы. Кавказ в этом отношении является типичным случаем. В предыдущих статьях мы разобрали некоторые особенности исторического прошлого Восточного Кавказа. Особенно примечательна статья «Лезгины-строители», в которой было показано, какие народы являлись носителями строительных традиций северной части нынешней Азербайджанской Республики. В данной статье мы проанализируем некоторые аспекты системы жизнеобеспечения, которые позволят разобраться в хозяйственно-культурном типе тюркоязычного населения Восточного Закавказья, кардинально отличающие их от коренного населения данного региона.

Кибитка каракеча, Шемахинская степь, тюрки-кочевники

В работе Вениамина Кобычева «Крестьянское жилище народов Азербайджана в XIX в.», которую мы ранее рассматривали, жилище азербайджанцев (т.е. азери-тюрок) было представлено в двух разделах: «жилище оседлых азербайджанцев», которое копировало жилища местных народов той или иной зоны, и «жилище азербайджанцев-кочевников».

Кобычев пишет: «значительная часть азербайджанцев в XIX в.вела кочевой или полукочевой образ жизни». По некоторым свидетельствам в Закавказье в то время насчитывалось около 200 тысяч кочевников. Именно они представляли собой потомков тюрок – огузов и, частично, кыпчаков, вторгшихся на Кавказ в 11 веке и принесших совершенно иной уклад жизни на эту территорию.

Жилищем кочевникам на яйлагах (летних пастбищах) служила войлочная кибитка, имевшая шесть разновидностей. Полукочевники имели постоянные зимовники, представлявшие собой камышовые или саманные однокомнатные строения. Кочевники зимовали обычно в землянках-казма.

Традиционное лезгинское жилище. Сел.Камарван, Кабалинский район

Специализированное исследование Анатолия Ямскова «Отгонно-пастбищное скотоводство. Опыт этноэкологического и типологического исследования (на примере хозяйства народов Кавказа в конце ХІХ – начала ХХ в.)» подтверждает данные факты и вносит ясность в этот вопрос:

«Нельзя согласиться с имеющим некоторое распространение мнением, что будто бы среди азербайджанцев в конце ХІХ в. не было кочевников и что якобы на рубеже ХІХ-ХХ в. азербайджанцы, использовавшие летние горные пастбища, практиковали только «отгонное» скотоводство, существенно не отличаясь в этом плане от соседних народов – армян, грузин, горцев Северного Кавказа. Напротив многочисленные литературные и наши полевые материалы убедительно показывают: для значительной части азербайджанцев была характерна неоседлая модель адаптации. На летние горные пастбища со скотом переселялись полные семьи скотовладельцев, жившие там в переносных войлочных алачугах (аналогах юрты). Мужчины в течение лета один-два раза спускались вниз к зимним поселениям для полевых работ, сбора урожая и сенокоса. Посевы и жилища (землянки и полуземлянки, реже наземные дома) охраняли сторожа.

Переселение на сезонные пастбища семьями, преобладание скотоводства в хозяйстве, типы сезонно используемых жилищ, – все это позволяет определить образ жизни таких групп как полукочевой, а скотоводство – как номадное. Следовательно, их образ жизни и формы скотоводства резко отличались от таковых оседлых народов Кавказа, практиковавших подвижное скотоводство… Небольшая часть азербайджанцев проживала в переносных жилищах (алачугах) не только на горных летних, но и на зимних равнинных пастбищах и, более того, иногда в течение зимы также совершала по нескольку перекочевок: образ жизни таких групп следует признать кочевым».

Развитая земледельческая цивилизация, довольно рано сложившаяся на территории Восточного Кавказа, сохранила свою устойчивость в тех районах, в которые смогло сохраниться местное население. Это были в основном гористые участки. Более доступные равнинные территории оказались заняты кочевым населением, которое появилось здесь в результате переселения огузских племен, утвердившись после вторжения в регион татаро-монгольских войск и создания государства Хулагидов. Древняя ирригационная система, описанная еще Страбоном, следы которой сохранились до сих пор, была разрушена. А окультуренные земли превратились в пастбища.

В отличие от тюрок-кочевников лезгины и другие автохтонные народы жили оседло в постоянных жилищах, скотоводство носило отгонный характер, а земледелие было развитым и трудоемким, исключавшим кочевой образ жизни.

Тюркоязычие на Кавказе было принесено кочевниками, которые постепенно воспринимали хозяйственно-культурные традиции местных народов, но по большей части жили обособленно, сохранив свои кочевые традиции. Более сложные достижения местных народов, такие как строительные технологии, усваивались ими слабо.

Поэтому утверждения об особой культрегерской роли тюрок-азери в среде местных народов: лезгин, талышей и других являются продуктом политического заказа советского времени, под который подгонялись многие научные работы. Серьезные исследования опровергают подобное мифотворчество, свидетельствуя о том, что именно тюрки меняли свой традиционный уклад, усваивая достижения местных народов.

Иера Рамазанова

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button