об Армении

Вся правда об отношении русских к армянам.

“НВ” уделяет пристальное внимание публикациям об Армении и на армянскую тему в зарубежных, особенно российских СМИ. Мимо нас, как правило, не проходит ни одна мало-мальски интересная и серьезная статья. Так что странновато, как мы проморгали любопытное интервью с бывшим советником посла России в Армении, нынешним руководителем Представительства МИД РФ в Омске, политологом Александром МИНЖУРЕНКО, появившееся в газете “Вечерний Омск”. Интервью лишено официальных интонаций, Александр Минжуренко предстает как объективный, искренний, все понимающий друг страны, в которой ему довелось работать. Подобные статьи весьма полезны, в том числе для нас…

— Александр Васильевич, какое направление работы вам приходилось курировать?
— Все посольства отслеживают в стране пребывания прежде всего два направления — внешнюю и внутреннюю политику. С первого же дня меня сделали руководителем группы внутренней политики, потому что, когда посол Николай Викторович Павлов приглашал на должность, в отчаянии заметил: “В парламент послать некого, а там черт ногу сломит!..” Мне дали этот сектор, потому что посол знал мою политическую биографию, то, что я дважды был депутатом (Верховного Совета СССР и Государственной Думы РФ первого созыва. — Ред.). В Армении нужно было в первую очередь заниматься парламентом и политическими партиями, в чем я, без лишней скромности, хорошо разбираюсь и ощущаю себя специалистом. Интересно, что карьерные дипломаты без всякой ревности встретили меня и даже с удовольствием отдали мне эту сложную сферу деятельности. Понятно почему: в Армении в ту пору было 74 партии! И в деятельности каждой нужно было глубоко разобраться… Мне эта работа понравилась, я с ней справлялся, поэтому и пробыл в Ереване не три года, а больше пяти лет.
— Более полусотни политических партий — это же настоящая головоломка!
— Да, 74 политические партии — это, действительно, и сложно, и интересно… Все дело в том, что из-за своей географической блокадности Армения несколько отстала от других: вроде и старт у всех был один, когда Союз рассыпался, но каждая из республик выбрала свою дорогу… Представляете, я пришел в парламент, и у меня сразу же возникло такое ощущение, что я нахожусь в первой Государственной Думе. Будто машина времени перенесла меня на несколько лет назад! Россия уже давно прошла этап “партийного многообразия”, у нас нет и двух десятков партий, а в маленькой трехмиллионной стране 74 политические партии! И столько у всех амбиций, столько претензий, каждый лидер партии считает, что он единственный и неповторимый, он — лучше всех… Я тогда подумал про себя: “Как же это все узнаваемо! Они наступают на те же грабли, по которым мы уже прошлись!..” Там полно Явлинских, Жириновских… Но что интересно, в Армении нет Зюгановых! Компартия Армении раскололась на части, но они все слабенькие — в парламент не проходят. Это, конечно, заставляет задуматься о том, почему армяне отвергли коммунистическую идеологию. В России такого нет…
— Как в Армении относятся к русским?
— Армения, пожалуй, единственная в мире моноэтническая страна, там проживают 98% армян. Такое “однообразие” вы вряд ли где встретите. Русских осталось совсем немного. Их и было-то примерно 30 тысяч человек, а сейчас всего пять-шесть тысяч… В Ереване вообще русских не встретишь. А численность наших соотечественников сохраняется в основном за счет жителей двух сел, образованных еще в XIX веке переселенцами-старообрядцами. Когда приезжаешь в эти села — Фиолетово и Лермонтово, то, как в машине в времени, попадаешь в другой век… Мне довелось в них побывать: по поручению посла я и генеральный консул России в городе Гюмри поехали вручать русским детям новогодние подарки, раздавали их на утренниках. Вот, скажу я вам, где живут исконно русские люди: ребятишки в поддевках, по-деревенски нестриженые, нетронутые цивилизацией — у них до сих пор нет телевизоров. Таких русских людей в России вы точно не встретите, потому что мы тут все давно перемешались! А они сохранили чистоту крови. Честное слово, со слезой смотрел на всех, умилялся, слушал их необычный говор — с оканьем, нараспев. Я с удовольствием провел в этих селах целый день… Конечно, мы им предложили по программе “Соотечественники” переехать в Россию, но слухами земля полнится: они хоть телевизор не смотрят, но знают, что никто их тут особо не ждет, что те, кто вернулся, уже не раз пожалели о том, что снялись с насиженных мест. Никто их тут не встретил, не приветил, материально не обеспечил. Поэтому мы как-то так, по-человечески, чисто субъективно, даже особо их не агитировали за возвращение в Россию. Там, в Армении, у них и хозяйство налажено, и быт, и на сельском кладбище покоятся их деды и прадеды — это их родная земля! А куда они приедут в Россию?.. Тут наши чиновники как возьмут их в оборот, заставят гору бумаг заполнять, анкеты писать, ксероксы снимать, доверенности заверять! И за каждую справку еще денежку возьмут. Жалко их. Это все равно что выпустить редкостное животное из заповедника в тайгу. Съедят! Пусть они живут, как живут.
…В Армении нет национального антагонизма, за исключением к азербайджанцам и туркам, — те просто туда не приедут. По отношению к представителям других национальностей не видел какой-либо неприязни. А русских, подчеркну, армяне любят, проявляют к ним очень теплое отношение. Может, это осталось с советских времен. Хотя, наверное, даже не с советских… Армяне очень образованная нация, они все хорошо знают историю своей страны, знают, что в Армении каждый клочок земли полит кровью русских солдат. Вся территория Армении отвоевана русскими солдатами до последнего метра. Любой крестьянин может процитировать строчки классика армянской литературы: “…блажен тот час, когда нога русского солдата ступила на эту землю”. Эти слова у них как заповедь. Они всегда демонстрируют это знание и согласие с этим постулатом. И во многом благодаря этому русским дипломатам работать в Армении очень комфортно и на бытовом, и на официальном уровнях. Не много таких стран, где русский человек ощущает себя так комфортно.
— Александр Васильевич, вы сказали, что в Армении жить трудно…
— Да, жить там трудно из-за безработицы. Сами армяне уезжают… Потому что страна находится в блокаде, все границы закрыты. По железной дороге пути перерезаны: дорога через Азербайджан, понятно, перекрыта, другая — через Грузию и Абхазию — тоже закрыта. Из России через Абхазию и Грузию в Армению не проедешь. Все сообщение через единственный тоннель — Верхний Ларс, там контрольно-пропускной пункт. Поэтому как бы Грузия на Армению ни давила, они терпят. К примеру, Грузия заявляет: дескать, мы с армянами дружим, а тариф для них устанавливает в три раза выше, чем для азербайджанцев. Заявить какую-то ноту протеста, стукнуть кулаком нельзя, потому что вообще перекроют этот коридор и они потеряют связь с Россией вообще. А для армян Россия — на самом деле свет в окошке: на кого еще им рассчитывать?! Из-за упомянутой оторванности от внешнего мира там все привозное дороже, чем продукция местного производства. Рынков сбыта нет, поэтому мясо, рыба, фрукты, овощи дешевые. Пообедать в ресторане — это не расход. У нас в России за обед на двоих с бутылочкой вина в четыре раза дороже возьмут, а еду принесут хуже — в четыре раза хуже. А там очень хорошо готовят, очень дорожат репутацией ресторана! Кавказская кухня — богатая. В Армении для себя открыл хашламу — ну очень вкусное блюдо! Сейчас жена время от времени его готовит…
— Почему в 90-е годы из всех республик распад Союза больнее всего ударил по Армении?
— Во-первых, очень тяжело переживала страна землетрясение, которое произошло перед распадом Союза. Армении требовались огромные финансовые ресурсы, а союзный бюджет как таковой раз — и пропал. Чрезвычайно изнурительной оказалась война в Карабахе — все напряглось! Третье — как следствие войны блокада Армении. Есть еще один фактор. Промышленность была очень высокотехнологичная, потому что был очень грамотный рабочий класс, высококвалифицированные инженеры и техники. Кстати, самые высокотехнологичные, наукоемкие производства были в Армении и в Белоруссии, даже Прибалтика стояла на третьем месте. Но они выдавали не готовую продукцию, а узлы, комплектующие изделия. Армения была самая кооперированная, кооперативно зависимая — 70-80 процентов ее продукции шло на сборку в другие регионы. И когда в Союзе все рухнуло, у них сразу 70 процентов изделий оказались невостребованы. Поэтому как сказать, есть там сегодня промышленность? Была… Поэтому экономика так пострадала, отсюда и высокая безработица… В девяностые в Армении не было ни света, ни газа, ни отопления: страна просто погрузилась во тьму, сидели при свечках, грелись у буржуек. Представьте, в городе ХХI века не работает центральное отопление, разморозились и полопались трубы, люди ходили по ночам в скверы и пилили деревья, собирали все, что было деревянное, и сжигали в буржуйках. Если у семьи была трехкомнатная квартира, она жила в одной комнате — где стояла печка… Мы приехали в Армению в 2006-м и еще застали неосвещенные и неубранные улицы, незаасфальтированные даже в центре… Но все же в последнее время страна пошла на подъем. И Россия окрепла, стала больше помогать, какие-то хозяйственные связи удалось восстановить…
— И все же в вашем голосе слышатся грустные нотки…
— Удручает глубокая социальная дифференциация населения, расслоение общества. У нас в России, на мой взгляд, недопустимый разрыв между богатыми и бедными, а у армян этот разрыв еще больше. За годы работы сложилась такая симпатия к стране, к людям, но эта разница беспокоит, потому что наряду с большинством, которое живет небогато, есть показная роскошь. Эти “лендкрузеры”, “мерседесы”, какие-то сумасшедшие отели… Богатых немного, но, честное слово, на них неприятно смотреть.
— Будем считать, что они все же не эталон нации. А могли бы вы нарисовать собирательный образ армянина? Что вам симпатично в этих людях?
— Действительно, к армянам у меня особое отношение. Не скрываю этого. Особо хочу выделить их трудолюбие и умение трудиться. Да и разве могли бы лодыри в сложных условиях построить такие города, архитектурные памятники?.. Армяне много чего сделали. А как они трудятся в своем хозяйстве! Еще отмечу, что армяне — гордый народ, с чувством собственного достоинства. Правда, гордость иногда переходит в гордыню. У нас есть такое современное словечко — понты, так вот там понты дороже денег! Но что мне нравится, сами армяне про это с готовностью рассказывают анекдоты. А как говорили классики, “смеяться над собой может только великий народ”. Да, может так случиться, что у армянина денег нет, но он займет и шиканет. Помните, как в “Мимино” герой в ресторане гульнул с грузином, а назавтра их из гостиницы выгнали, кушать им не на что… Вот и я как-то повез знакомых депутатов Госдумы в горы показать два интересных монастыря. И совершенно случайно мимо проходил человек, оглянулся на нас (кстати, на русскую речь местные жители очень живо реагируют, подходят, говорят: “Господи, мы стали забывать русский язык, можно я с вами поговорю…”), подошел, поздоровался, говорит: вот у меня усадьба рядом с храмом, давайте зайдем. Мы зашли, вижу, что бедно семья живет. Но все равно столик под деревьями, что-то на него поставили, хозяин куда-то сбегал, женщины продолжают подносить и подносить блюда… В общем, депутатов накормили до икоты, да еще подарки вручили — фрукты всякие. Они выходят, садятся в машину и заявляют: мол, а ты говорил, что простые крестьяне бедно живут. А мы случайно заехали, они накормили и полный багажник подарков дали, разве русские незнакомых так встречают? Тут я взорвался, говорю: да знаешь ли ты, что он за этот стол будет полгода рассчитываться? Ведь хозяин куда-то сбегал, что-то подкупил, что-то занял, но он накрыл стол для русских депутатов, просто для гостей, расшибся, но все сделал как надо — по всем кавказским традициям гостеприимства! Мясо было шикарное, рыба, вино хорошее, коньяк — стол изумительный! А как он будет рассчитываться, если он безработный, если у него никаких доходов нет, — он сам не знает!
— О гостеприимстве армян ходят легенды…
— И в них нет никакого вымысла. Как-то едем с женой (в уик-энды с ней объехали всю Армению вдоль и поперек), а там есть проблемы с указателями, хотя мы нашли старые путеводители. Проезжаем одну деревеньку и не уверены, куда нам сейчас поворачивать на развилке. Идет мужчина, говорю жене: давай приторможу и мы спросим у него, он нас сориентирует, а жена говорит: нет, у нас мало времени. Думаете, почему она так сказала?
— Завяжется долгая беседа? Прохожий в гости позовет?
— Сто процентов! Это неизбежно. Лучше отъехать, поплутать, потерять немного времени, если хочешь добраться до намеченного места засветло. А иначе застрянешь надолго. Таких историй у нас было не одна и не две… Мы останавливаемся, он с улыбкой подходит к нам. Мы ему: как проехать, а он: так-то… Смотрит на машину: дипломаты, русские? Да неужели в нашу деревню такие люди заехали? Показывает: вон там мой дом, пойдемте, выпейте чашечку кофе. Жена говорит, дескать, ладно, уважим человека, выпьем чашечку кофе, поедем дальше. Ага! Не тут-то было. Мы заходим, он раз своим женщинам знак, и появляется чашечка кофе, а потом — раз-раз-раз — и на столе появляются чашки, ложки, плошки, вино, мясо, и понеслось! Подошли какие-то соседи, начались тосты. Разумеется, за дружбу с Россией… Ну как же дипломат да не выпьет за дружбу? И встаю с ответным тостом. Потом подходят еще какие-то люди, родственники. У нас уже полный стол, полно народу. Все — мы приехали! Вдруг заходит какой-то большой мужчина, говорит: “Что такое — у моего младшего брата такие высокие гости, а я, старший брат, не знаю об этом? Вы у него посидели, теперь пошли ко мне”. Соседи по застолью шепчут мне, что тут нельзя отказываться, так положено. И народ поднимается, идем туда, а там уже накрыто! Мы садимся у старшего брата, а там — уже полдеревни, праздник, застолье, пир, тосты. Все, понятно, за Россию, за Армению, за дружбу, за процветание наших стран… Потом открывается дверь, заходит староста общины, и опять: как так, у нас в общине такие гости, все ко мне… В общем, мы приехали. День там пробыли, а хотели всего лишь выпить чашечку кофе. Вот это гостеприимство! И таких случаев была масса! Конечно, я был наслышан о гостеприимстве армян, но чтобы настолько!..
— А что скажете об армянских женщинах? У нас сложился стереотип, что им там и головы не дают поднять…
— Вот-вот, стереотип! Но Армения — христианская страна. Женщины там не забиты. Однако 600 лет под игом турков, естественно, сказались. Половина Армении была под иранцами, а они тоже мусульмане. Поэтому, конечно, армянки ведут себя не по-европейски, но и не по-мусульмански. Современная эмансипация им не свойственна. Если зайдешь в гости, то во многих семьях (не во всех) женщины только подставляют блюда, но за стол не садятся. Получается такой мальчишник… Но, что приятно, семья там — основа основ. Например, в ресторан приходят семьями — с женщинами, с детьми, стариками! Четыре, а то и пять поколений… У них сохранился культ семьи, исключительно уважительное отношение к старикам и очень доброе — к детям. Закричать на ребенка или шлепнуть его за какую-то шалость или провинность — такого ни разу не видел. Это у нас на каждом шагу ребятишкам шлепки да подзатыльники раздают, а у армян такого нет. У них очень трепетное отношение к детям. Наверное, пережитый ими геноцид сказался. Поэтому в Армении можно очень зримо почувствовать, что такое сбережение нации, которую на протяжении нескольких веков вырезали, уничтожали. Судите сами, с доисторических времен не так много осталось народов — современников армян. Где, к примеру, ассирийцы, шумеры, древние египтяне? Они пропали, а армяне сохранились. У этой нации удивительная жизнестойкость, они обладают исключительной цепкостью в жизни. Может быть, благодаря своим древним и могучим корням…
— А если бы снова предложили поехать в Армению?
— С удовольствием бы поехал, но, увы, для службы уже возраст не тот. В гости поеду обязательно, там осталось много друзей. Столько раз слышал: “Саша джан, мой дом — твой дом!” Мне просто очень повезло, что я попал в эту страну. В Армению нельзя не влюбиться!

Татьяна БЕРЕЗОВСКАЯ

 

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button