АналитикаИменаОбзор прессыПроишествия

Ключевым вопросом является раскрытие обстоятельств гибели 10 человек 1 марта.

Наш собеседник – адвокат Норайр Норикян.

Господин Норикян, Геворк Костанян заявил, что готов вернуться в Армению, но при условии, что следствие по его делу будет публичным. Он отметил, что при желании за это время многое можно было сделать для раскрытия обстоятельств гибели 10 человек 1 марта. Как вы расцениваете его заявление?

В любом случае, Геворку Костаняну было бы лучше вернуться в Армению и реализовать свое право на защиту допустимыми методами, и в результате объективного, многостороннего и полного расследования можно выяснить, является ли предъявленное ему обвинение обоснованным.

Что касается самого заявления, то оно не имеет ничего общего с реальностью, поскольку статус обвиняемого определяет степень права на контакты и реализацию права на защиту в ходе расследования. Следовательно, его заявление о проведении расследования публично, с участием премьер-министра, послов ЕС и прочих является больше политическим мессиджем и направлено, скорее, премьер-министру. Поэтому не стоит рассматривать этот вопрос в правовой плоскости, потому что есть только одно место, где вершится правосудие – суд.

Что же касается раскрытия обстоятельств гибели 10 человек 1 марта, извините, но не господину Костаняну подобает говорить о прогрессе в этом вопросе. Я сам вот уже год настаиваю на том, что пока нет четких сведений о гибели 10 человек, пока не наказаны виновные, можно говорить о нулевом результате дела. Более того, я считаю, что ключевой задачей дела 1 марта является как раз раскрытие виновных в гибели 10 человек. Люди спрашивают: если за 10 лет правления Сержа Саркисяна невозможно было выяснить, кто стрелял и отдавал приказы, что мешает сделать это сейчас? И есть ли объективные препятствия для раскрытия этого дела?

Может ли Геворк Костанян не вернуться под предлогом, что его условия были отклонены?

Конечно. Все же, я думаю, экс-генпрокурору Армении не стоит говорить в таком тоне с Республикой Армения. Думаю, уровень его подготовленности позволяет ему приехать и, как он сам говорит, помочь в раскрытии дела 1 марта. Если он утверждает, что по отношению к нему имеет место явное политическое преследование, и он готов в полной мере реализовать свое право на защиту, думаю, общество будет в состоянии оценить, имеют ли слова Геворка Костаняна под собой основания, или его заявление вызвано намерением избежать уголовной ответственности.

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button