Авторская программаАрмянеВсе о самом интересном..Интересные фактыИсторические персоныПо страницам истории

Философия построения пантеонов, мифология древнего мира .

aram mkrtchyan

Картинки по запросу "Философия построения пантеонов, мифология древнего мира и кавказских народов"Армянский эпический фольклор представлен рядом литературных памятников, засвидетельствованых в книгах древнеармянских авторов и устной традиции. Фольклорные тексты цитируются начиная с самого зарождения армянской литературы в начале V столетия. Позже, армянский фольклор был систематически и академически зарегистрирован в 19-ом и 20-ом столетиях.

В настоящей работе рассматриваются следующие эпические произведения:

1) этногонические легенды (“этногонический миф”), засвидетельствованные в книге “отца армянской истории” Мовсеса Хоренаци и кратком изложении истории происхождения армян Анонима, приписанному автору VII века Себеосу;

2) “Випасанк” – эпические циклы эпохи Ервандидской и Арташесидской Армении (VI-I вв. до н.э.), записанные Хоренаци;

3) “Персидская война” – эпические рассказы эпохи последнего периода Аршакидской Армении (I-V вв. н.э.) записанные в книгах Агатангехоса, Фавстоса Бузанда, Хоренаци, Себеоса и Иоанна Мамиконяна;

4) “Таронская война” – эпическая история провинции Тарон пост-Аршакидского периода, составляющая значительную часть книги Иоанна Мамиконяна “История Тарона”;

5) “Безумцы Сасуна” (“Сасна Црер”) – великий национальный эпос армян эпохи арабского господства и последующего периода (VII-XIII вв.), записанный впервые в XIX веке, но известный по косвенным источникам с XII века.

Древняя армянская культура, включая мифологию и эпический фольклор, развивался под значительным иранским влиянием. Иранские элементы армянского языка и культуры изучaлись многими западными и армянскими учеными начиная с зарождения современной арменистики (Г. Гюбшман, А. Мейе, Х. Гельцер, Й. Маркварт, Ж. Дюмезиль, М. Абегян, Р. Ачарян и др.).

Неиранские элементы армянской мифологии и эпоса не так явно различимы и изучались менее интенсивно. Древнeближневосточные компоненты армянского языка, мифов и эпоса были изучены Н. Адонцом, Г. Капанцяном, И. М. Дьяконовым, С. Амаякяном и др. Армянокартвельские и армяно-северокавказские мифологические и эпические параллели, кроме мифологемы “кавказского Прометея” рассмoтренной в многочисленных работах (Г. Алишан, А. Матикян, Г. Капанцян, Ж. Шарашидзе и др.), можно сказать, не изучены. Хотя боги эллинистической Армении были идентифицированы с греческими богами, и в армянской дохристианской религии греческий элемент очевиден, греко-армянские мифологические связи также не изучались должным образом.

Индоевропейские элементы армянского эпического фольклора были академически исследованы М. Абегяном, С. Арутюняном, Г. Джаукяном, С. Ахяном и Ж. Дюмезилем. Некоторые фрагменты армянской мифологии, например, “Песня Вахагна”, были исследованы в индоевропейском контексте В. В. Ивановым В. Н. Топоровым.

В настоящей книге рассматриваются главным образом иные данные и применяются другие подходы, но учитываются также результаты предыдущих исследований. Книга объединяет некоторые аспекты двух моих монографий, посвященных этногоническому мифу и сасунскому эпосу . Однако, по сути это новая работа с большим количеством древнеближневосточных даных.

Индоевропейские, армянские и древнеближневосточные мифологические сравнения особенно показательны, если рассматриваемые армянские и древнеближневосточные мифы локализуются в одних и тех же областях Армянского Нагорья и соседних регионов. Этот подход может позволить восстановить и обсудить некоторые фрагменты древнейшей мифологии Армении, существующей прежде, чем иранское и греческое влияния скрыли исконное индоевропейское и древнеближневосточное наследие.

В “Сасна црер”, в отличие от более древних эпических циклов засвидетельствованных в рационализированных версиях в книгах христианских авторов, мифологические элементы встречаются в изобилии. Однако сравнение показывает тождественность мифологических прототипов героев “Сасунских богатырей” и мифологизированных образов исторических царей и князей древней Армении. Все эпические произведения созданы по единому мифологическому образцу, который засвидетельствован в относительно хорошем сохранении в этногоническом мифе. В более поздних эпосах первоначальные мифологические имена заменены иранскими именами исторических царей и князей Армении и включены многие иранские элементы, но совокупность образов и их взаимосвязи остались верными первоначальным образцам.

Мифология Армении, можно сказать, сохранилась главным образом в эпическом фольклоре. Мало даных об армянских богах дохристианской религии – сохранились только их греко-иранские имена, несколько формул и кратких текстов. Древние боги Армянского Нагорья и дохристианского армянского пантеона остаются вне рамок этого исследования. Все же было целесообразно коротко остановиться на моих идеях относительно происхождения и некоторых аспектов урартского, хайасского и дохристианского армянского пантеонов в контексте их связей с эпической традицией Армении. Последние две главы книги посвящены проблемам ранней истории Армении и этногенеза армян, рассмотренных в свете традиционных данных, которые, считаю, остаются недооцененными в западной и российской науке.

Здесь я воздерживаюсь от углубленного анализа мифов, эпосов и легенд и их лингвистических, психологических, антропологических и исторических аспектов. Моя главная задача – выявить и кратко обсудить индоевропейский и древнеближневосточный слои армянской эпической традиции, а также показать сопоставление первичных мифологических образов с историческими лицами. Это исследование не претендует на выявление и рассмотрение всех индоевропейских и древнеближневосточных элементов, а также исторических прототипов армянских мифов и эпосов и, тем более, освещение проблем иранского, греческого и других влияний и параллелей.

Мой подход в корне отличается от паниранского подхода некоторых современных западных арменоведов (Н. Гарсоян, Дж. Расселл) что делает невозможным плодотворную дискуссию. Очевидно, что армянские мифология и эпос не могут быть рассмотрены исключительно как поле для иранских исследований и иранских реконструкций, что, конечно, не оспаривает роль иранского влияния.

 

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button
Close