АналитикаИнтересные фактыИстория АрменииПо страницам истории

Действия Турции и России против Армении. историия армян могут стать фундаментом новой политики.

Лрагир опубликовал несколько циклов исследований этнографа-кавказоведа Грануш Харатян об Армении, которая волей истории оказалась разделенной после геноцида 1915-18 гг.. Малоисследованные темы скрытой идентичности, сохранения армянского генетического кода с проекцией на вопросы геополитики и регионального раздела исследованы скрупулезно и со всей научной ответственностью. Собранных данных и заключений было бы достаточно для обоснования новой стратегии армянской дипломатии. Госпожа Харатян любезно согласилась ответить на наши вопросы.  

Госпожа Харатян, Вы провели грандиозные исследования и вскрыли целый эпохальный пласт в истории нашего народа – жизнь армян в Западной Армении после Геноцида. Опубликованные истории вызывают противоречивые эмоции – от глубокого сострадания до гневного негодования из-за того, что столько лет целый народ держали в неведении, пытаясь, как вы говорите, стереть историческую память и код права. Вы утверждаете, что это была продуманная, согласованная, синхронизированная политика России и Турции. Продолжается ли она сейчас, и можно ли говорить, что им удалось добиться определенных успехов?

Видите ли, Московский «ДОГОВОР О ДРУЖБЕ И БРАТСТВЕ МЕЖДУ РОССИЕЙ И ТУРЦИЕЙ» начинается словами “соблюдать принципы братства наций и права народов на самоопределение, отмечая существующую между ними солидарность в борьбе против империализма, равно как и тот факт, что всякие трудности, созданные для одного из двух народов, ухудшают положение другого…». Очевидно, под «правом народов на самоопределение» подразумевались исключительно права турок и русских. VIII Статьей Московского договора между Россией и Турцией 1921 года «Обе Договаривающиеся Стороны обязуются не допускать образования или пребывания на своей территории организаций или групп, претендующих на роль Правительства другой стороны или части ее территории, равно как и пребывания групп, имеющих целью борьбу с другими государствами. Россия и Турция принимают на себя такое же обязательство и в отношении советских республик Кавказа, при условии взаимности».

Считается установленным, что под турецкой территорией, упомянутой в настоящей статье, подразумевается “территория, находящаяся под непосредственным военным и гражданским управлением Правительства Великого Национального Собрания Турции». Какая именно географическая территория находилась под непосредственным военным и гражданским управлением Правительства Великого Национального Собрания Турции? По договору была определена только северо-восточная граница, т.е. та граница, которая соприкасается с Кавказом. Не известно, по крайней мере, в договоре не оговаривается, как договаривающиеся стороны определяли, какую именно территорию считать зоной под военным и гражданским управлением повстанческого правительства Мустафы Кемаля.

Одно очевидно – в 1921 г. под военным, частично гражданским управлением правительства Мустафы Кемаля находились территории Западной Армении, в том числе – часть Киликии. Зейтун, например, на 1920-21 годы имел договор с Мустафой Кемалем о временном праве на самоорганизацию с ношением оружия. В любом случае, принятые обязательства  по отношению друг к другу по Московскому договору 1921 г. по части Турции распространялись только на ограниченную территорию Турции, на ту часть, которая была под военной властью Кемаля, т.е. на Восточную часть.

Именно на эту часть распространялась также 8-я статья договора – Россия обязалась не допускать на своей территории, а также на территориях советизированных кавказских республик «организаций или групп, претендующих на роль Правительства другой стороны или части ее территории, равно как и пребывания групп, имеющих целью борьбу с другими государствами». Естественно, это касалось прежде всего, если не исключительно армян – беженцев после Геноцида, мечтавших вернутся на покинутую родину. Отныне в России, а с принятием Карсского договора, 10-я статья которого повторяет обязательства 8-ой статьи Московского договора, в Советской Армении «группы людей», мечтающих вернутся в свои дома, будут считаться и считались преступниками, «имеющими целью борьбу с другим государствам» – с Турцией. Их родина, их поселения, дома находились именно в той части, которая была сначала под военной, а затем под гражданской  властью Мустафы Кемаля.

Именно так сложилась традиция преследований беженцев из Западной Армении в Советской стране. Именно оттуда идет слово репатриация (հայրենադարձություն) по отношению к переселившимся в Советскую Армению армянам из диаспоры и даже из Киликии и Западной Армении –Малатии,  Эрзрума и т.д. Они покидали родину, а мы их называли возвращенцами на родину – репатриантами. СССР, в том числе Советская Армения освобождала Турцию от груза «родины армян», тем самым лишая их юридической и моральной возможности претендовать на свою родину.

Именно на это была направлена также политика покорения социальной и коллективной памяти армян-беженцев – угрозами, чекистскими слежками, ссылками, персональными и коллективными депортациями под видом «чистки границ» и т.д. Границы чистили в основном от турецких армян, одно их присутствие могло интерпретироваться как «группа людей, претендующих на часть той страны», «имеющих целью борьбу с другим государствам», с которой договорились не позволять их присутствие.

В 1936 году большевистская устная и печатная риторика чекистов и коммунистов против «антисоветских», «контрреволюционеров», «дашнаков националистов» и прочих «врагов народа» в Армении была сильно насыщена упоминаниями о «мечтающих о другой родине» – Западной Армении. Этому задавал тон в особенности главный чекист и первый секретарь Закфедерации Лаврентий Берия. Сам написал несколько статей в «Заре Востока», опубликованных также в советской прессе Армении. Об этом мы пишем в другой книге – «Сталинские репрессии в Армении».

Люди искали сопереживания, но даже публичного проявления и переживания личного горя не допускалось. После 60-х шепот о пережитом перешел в полушепот и в большую обиду. По сути, только с развалом СССР скопленное горе и обида вспыхнули во всеуслышание. Сумгаитская и бакинская резня раскрыла страшную «тайну»-геноцид никем не забыт, как жертвы, так и палачи, знали и помнили. И готовы повторить.

Оставшиеся армяне в Турции трансформировались иначе – исламизировались -курдизировались, арабизировались и вместе со всеми национальностями Турции тюркизировались, естественно, рассказывали в школах, как армяне-варвары убивали турок. Именно турок, а не курдов, например, в окружении которых проживали. Их так обучали. И также подвергались ссылкам, депортациям, на долгие годы пребывали под присмотром местной жандармерии. Чтобы не было армянского скопления, армянской жизни, передачи информации друг другу.

Естественно, политика трансформации памяти сработала. Тем более, что другой информации о прошлом не было. А настоящее было полно угрозы физического уничтожения.  Да, можно констатировать, что обе страны достигли определенных успехов, в Турции – больше, в СССР – меньше. У нас, в советской Армении, о тюркских погромах шепотом рассказывали друг другу как о некой политической тайне. И как тайна это сохранилось до 60-х годов. В Турции о погромах армян рассказывают шепотом с 80-х годов, опять как о политической тайне, но очень немногие. Большая часть оставшихся на родине поголовно ассимилированы и стараются скрывать свое армянское прошлое. Это трудно, и многие уже третье поколение живут со страхом обнаружения своего позорного, как они вынуждены были «помнить» и «знать», армянского прошлого.

Турция и Россия договорами 1921 года разделили земли, которые считаются колыбелью и ареалом армянского народа. Убиты и депортированы миллионы людей, экспроприировано имущество армян, уничтожены исторические и культурные памятники. Неужели этого было недостаточно, и была выработана еще программа по покорению исторической памяти? Вы не считаете, что именно память хранит ключи от правовладения? Сохранился ли в армянском народе код права на свою собственность, землю и государственность?

Хороший вопрос. Да, убийства, погромы, ссылки, депортации, снесения памятников было недостаточно, чтобы стереть знание. В Турции, кроме угнетения памяти об истинном, была другая политика, а именно – формировать знание об обратном, об армянских зверствах, о том, что погромам со стороны армян подверглись мусульмане, в частности турки-сунниты. Мало кто задавался вопросом, каким образом армяне могли резать несуществующих турок в Западной Армении. Там ведь турками были в основном чиновники. Население состояло из армян, курдов, алевитов и некоторого количества «черкесов»-мохаджиров из Северного Кавказа.

Они добились того, что в обществе сформировалось поведенческое одобрение официального знания и  сокрытия личных знаний и памяти, умалчивания. Иначе было опасно. Вслух говорили об официальном «знании», о том, о чем по решению правительства должен «знать» добропорядочный турок. Но по сути ни знания не исчезли, ни память не стерлась. В провинциях, как ни странно, меньше всех остальных знали оставшиеся армяне. Они сами себе запретили передавать своим потомкам знания, ибо боялись подвергнуть их опасности. А исламизированные тем более. Проявление лояльности с их стороны считалось недостаточным. Они должны были стать армянофобами. По крайней мере демонстрировать армянофобство. Так что, да, оставшиеся в Турции армяне только с 70-х годов начали узнавать о масштабах трагедии.

А в СССР знание передавалось из поколения в поколение. Знание, а не память. Знание передавалось в основном в семьях. Оно даже не превратилось в память, оно было повседневностью людей. По каждому случаю упоминать «эргир» – родину, называть своих детей именами погибших, тайно, но упорно передавать самодельные примитивные карты своих потерянных поселений с указанием места своего дома, сохранять в быту культуру и традиции «эргира»- песни, танцы, свадьбы, кухню, писать стихи об «эргире» и т.д. были обязанностью каждого поколения спасшихся беженцев. Спасавшиеся из Муша до сих пор не справляют праздник Вардавар, ибо резня в Муше началась в день Вардавара. Или многие сасунцы своих первенцев мальчиков называют Адраником. В честь Андраника, вместе с добровольцами спасшего их предков. И каждый рассказывает, как конкретно, где, в каких условиях спаслись, как долго ходили за войском Андраника, кого потеряли на дорогах.

Все это было тайным знанием, но все знали что-то конкретное, а весь социум беженцев – общее. По крайней мере все спасенные и их потомки.  Знание передавалось в тайне, и от этого оно становилось более важным и сакральным. В диаспоре было несколько иначе. Там писались книги, публиковались воспоминания, устраивались организованные памятные дни и вечера, создавались земляческие организации, были совместные поминки, чествования своих героев, люди искали и иногда находили своих потерянных родных, словом – было публичное сопереживание и высказанное горе. Возможно, это частично снимало трагическую экзистенциальность.

В СССР, наоборот, загнанное в тайник знание передавалось устно и как тайна никак не переходила просто в память. Это оставалось важным знанием. Причем недосказанность, невысказанность и публично несопережитая травма, вместе с обидой, тлели в недрах, всегда готовые вспыхнуть. Чувствительность была очень острая. Помню, в 2010 году на тюркском языке должны были опубликовать рассказ одного сасунца в третьем поколении в Советской Армении, о том, что он пережил, впервые оказавшись в доме деда в селе Арпи в Сасуне, в Западной Армении. Он рассказывал, я снимала. Так вот, этот рассказ на тюркском языке редактировал французский армянин и часто говорил, что этого не может быть – такая густая эмоциональность, свежесть знаний, потрясающая искренность, острые переживания. Причем в рассказе ничего нет о фактах погромов, о зверствах,  даже о трагической жизни дедов и родителей. Это были его личные переживания встречи с родиной. С родным, со своим селом.. своим родником, своим ореховым деревом. СВОИМ. Он так и говорил – «дошел до нашего дома, оттуда вышла женщина», «долго мылся в нашем роднике», «рядом с нашим ореховым деревом», «привез детям наших орехов»… Таких потрясающих рассказов у меня много. Сейчас, когда занавесь запрета снята, когда есть большое количество литературы, когда устраиваются конференции, обсуждения, есть также армянское независимое государство, и ответственность памяти и знания частично наложена на государство.

Вообще, закрытые общества имеют много «тайн» от властей, открытость тайное делает явью и по крайней мере уменьшает остроту.

Вы не считаете, что в Турции, как и в России больше всего боятся пробуждения памяти и осознания прав армян? Турция не имеет права приватизировать национализированное имущество армян, согласно Лозаннскому договору. Ожидает ли Турция момента, когда армяне как хозяева своей земли и имущества предъявят свои права?

Безусловно, ожидает и боится. И готовится. Вообще, Турция нарушала и нарушает Лозаннский договор с момента его подписания. По 42 статье Лозаннского договора о немусульманских меньшинствах – христианах и евреях – Правительство Турции обязуется принять в отношении немусульманских меньшинств … меры, позволяющие регулировать семейные вопросы в соответствии с обычаями этих меньшинств. Эти меры должны были  быть разработаны специальными комиссиями, состоящими из представителей правительства Турции и каждого из соответствующих меньшинств в равном количестве. В случае расхождений правительство Турции и Совет Лиги Наций должны были назначить по соглашению судью, избранного из числа европейских юристов. Правительство Турции обязалось предоставить полную защиту церквям, синагогам, кладбищам и другим религиозным учреждениям вышеупомянутых меньшинств и так далее. И что вы думаете? В 1925 году в силу публичного и правительственного давления сначала еврейское меньшинство (10 сентября), а затем армянские и греческие меньшинства (27 ноября) подписывают свои отказы от этого права.

В 1927 г. правительство Мустафы Кемаля лишило всех спасенных беженцев турецкого гражданства. Долгие годы многие армяне, скитавшиеся в поисках пристанища, были апартидами – людьми без гражданства. А значит – людьми «без бумаг»- идентификационных, паспортов, даже свидетельств о рождении не выдавали, даже талонов для получения какой-либо помощи. Частично этот вопрос решил Фритьоф Нансен, уговорив Лигу Наций разрешить дать этим людям идентификационные документы- «нансеновские паспорта».

В 1929 году организовали очередную депортацию собранных в районе Сасуна беженцев армян с «выездными бумагами- «без права на возвращение в Турцию». Вслед за ними были депортированы в Сирию найденные в Харберде, Мардвине, Диарбекире армяне. В том же 1929 г. турецкое правительство принимает решение, по которому армяне не имеют право продавать или передавать наследникам свое имущество. Их имущество после их смерти передается государству, их дома, земли, посевы раздаются турецким иммигрантам.  Страны гаранты Лозаннского договора  Великобритания, Франция, Италия, Япония, Румыния… даже не пытались интересоваться выполнением договора. Есть примеры, когда армянские национальные организации пытались привлечь внимание, например, Великобритании, но получали ответ, что лучше молчать, иначе Турция разозлится и будет хуже.

Но факт Геноцида армян признают все новые и новые страны, и Турция каждый раз впадает в истерику, грозится. Думаю, планирует предотвратить возможное юридическо-правовое решение по армянскому геноциду. И подготавливает свое общество – усиливает агрессивный национализм, ненависть к армянам, запугивает их возвратом и т.д. Об этом в моем исследовании много примеров.

Однако надо сказать – не меньше боятся в низах. Помню, в придорожной открытой чайхане я беседовала с респондентом. Подошел хозяин, спросил, не армянка ли я. Я подтвердила и добавила – из Армении. “За дедовским имуществом пришла?»-спросил хозяин. Я ответила, что нет, что я по происхождению не из Эрманистана. Этот несчастный сказал: «Вот уже сто лет ждем, знаем, что придете. Если на самом деле придете, то приходите поскорее, возьмите свое, а то измучились в догадках – придут, не придут, накажут, не накажут. Хватить нас мучить».

Республика Армения вот уже 30 лет живет суверенной жизнью, но до сих пор границы Армении определены русско-турецкими договорами, а в обществе все еще превалирует мнение, что если бы не Россия, то турки нас вырезали бы. Вы можете провести параллели между политикой кемалистов в Турции после Геноцида и большевиков в Советской Армении?

О некоторых из них я уже говорила, в частности, о насилии над обществом. Обе страны были закрытыми, несмотря на соседство люди даже не знали, что там происходит, в соседней стране. Мы, советские армяне, не знали даже, что там, за закрытой границей, остались армяне, а они не знали о нашем существовании. Вплоть да 70-х годов. Закрытость обществ – большое преимущество деспотических режимов. Монопольным правом на передачу знаний и информации владеет режим. Режим же формирует коллективное знание – через школы, вузы, радио, газеты, разрешенную литературу…И распространяет страх. Через КГБ, жандармерии, тюрьмы. Через доносительство и наказание.  Через подготовку агрессивных националистов, политическую монополию партий и партийную иерархию.  Подчиненная мораль, подчиненные разрешения и запрещенная память.

Несмотря на разные групповые «тайные знания» в обществе, они не пресекались друг с другом. Страх сковывает волю. И т.д. «Если бы не Россия, то турки нас вырезали бы» также в определенном смысле есть форма партийного подчинения. Армянские коммунисты должны были порциями нам внушать гуманность России. Учтите, я не говорю русские, я говорю России. Государства и власти. Вот, есть гуманная большевистская Россия, которая не только помогала туркам резать нас, но, по сути, сама стала инициатором Турецко-армянской войны и резни армян кемалистской Турцией. А что российский солдат: ему прикажут помочь – поможет, прикажут резать – будет резать. Его дело – подчиняться. Он и подчиняется. Бежавший и спасенный с помощью русского солдата Ивана-Вани от погромов армянин слезно помнит и рассказывает из поколения в поколение о добром  Иване, а спасенный от кемалистских, нередко совместно с солдатами Красной армии, погромов армянин вспоминает о злом Иване. И документально тоже подтверждается – какой приказ, такая армия, такой солдат. Добрые и/или злые Иваны суть политики своих стран. То же самое, я думаю, делают армии других стран. В той или иной мере.

Современная Армения так и не выдвинула Турции и России политических претензий, не потребовала денонсации русско-турецких договоров и не установила свои собственные административные границы суверенным решением. Почему Армения не решается вывести правовладение в основу своей международной дипломатии и национальной политики? Почему даже декларирование своих прав до сих пор считается опасным?

Это уже другой разговор, другая тема. Думаю, Армения еще в процессе становления. Противоречивого становления. Требовать денонсации или в одностороннем порядке денонсировать может либо достаточно сильное, либо достаточно работавшее в этом направлении дипломатическим путем государство. Даже по сути победивший нацизм СССР, будучи сильным, на пике моральной славы и уверенности, не смог в 1945-46 годах в одностороннем порядке денонсировать Русско-турецкий договор. Против Сталина сгруппировались США и Европа. И заманили Турцию в НАТО. Причем в основном против СССР. Я думаю, надо планировать несколько возможных сценариев  и постепенно идти по пути  хорошего стратегирования дипломатии.

 

Грануш Харатян – этнограф-кавказовед, первую книгу опубликовала в 1984 г. О черкесоармянах ((Харатян) Аракелян Г.С. 1984, Черкесогаи (историко-этнографическое исследование), «Кавказ и Византия», вып.4, изд. АН Армянской ССР). Писала об удинах – одной из народностей Кавказской Албании, единственном сохранившем христианство небольшом народе. После провозглашения независимости Армении проводила научные исследования и издала множество публикаций о проблемах Армении. С 2010 года пишет о постгеноцидных проблемах в Турции и СССР (политическое и насильственное конструирование этнической и идеологической идентичностиформирование степени и форм «нужных» коллективных знаний и социальной памяти, об этнических депортацияхдерсимском геноциде 1936-1938гг.), о политике по формированию идентичности азербайджанцев и т.д.

Последние десять лет работает над вопросами политического насилия и репрессий в Армении в сталинский периодПроводит параллели синхронных насилий в кемалистской Турции и сталинском СССР, сравнивая их по форме и содержанию. Ее исследования публикуются на армянскомрусскоманглийскомтюркскомнемецкомпольском языках.

 

Приводим ссылки ее работ для тех, кто заинтересуется темой.

Heranoush Kharatyan, 2003, Cauasian Cultural World» end the Basis of Vardan Worship: A Collection of Essays of The 2nd International Congress on the Antropological Study of Iran&Caucasia, Islamic Azad University Тehran, էջ 51-63:

 

Харатян Г. 2003, Этно-культурная характеристика зоны Шеки-Кабала (XVIII-XXвв.), «Научная мысль Кавказа», изд. Северо-Кавказского научного центра высшей школы, # 3, стр. 80-89:

 

Խառատեան Հ. 2010, Եղիշե առաքեալի, Գրիգորիսի եւ Կովկասեան Աղուանքի քրիստոնեացման հարցի շուրջ (Կովկասյան Աղուանքի հին կրկնագիր-ձեռագրի վերծանության հրատարակության առիթով)(The CaucasianAlbanian Palimpsest of Mount Sinai, 2008 Brepols Publishers n.v., Turnhaut (2 volmes), Jost Gippert, Wolfgang Shulze, Zaza Aleksidze, Jean-Peerre Mahe), Բազմավէպ, Հայագիտական-բանասիրական-գրական հանդէս, ՃԿԸ տարի, թիւ 1-2, Վենետիկ-Ս.Ղազար, էջ 19-75 ():

 

Kharatyan H. Das Problem der armenischen Flüchtlinge aus Aserbaidschan Warum wird es bei internationalen Verhandlungen übergangen?[«Ադրբեջանահայ փախստականների պրոբլեմները. Ի՞նչու է այն բացակայում միջազգային քննարկումներում»], ArmenischDeutsche Korrespondenz, Berlin, 2011, Teil 1, Heft 1, 40-43, Teil 2, Heft 2, 54-56, Teil 3, Heft 3, 35-37,

 

Խառատյան Հ. 2012, «Ադրբեջանցիները», «կովկասալեզուները» և  «իրանալեզուները». Ինքնության զարգացումներն Ադրբեջանում, «Հանդես Ամսօրեայ», ՃԻԶ տարի (CXXVI), Վիեննա-Երեւան, «Մխիթարեան հրատարակչատուն», էջ 271-335():

 

Оганезов Г., Харатян Г. (կազմ., պատմական ակնարկը և մեկնաբանությունները՝ Հ.Խառատյան) 2014, Самооборона армян Кировабада в 1988-1989 гг. глазами очевидцев (составители Оганезов Г., Харатян Г., Историчский очерк и комментарии Г.Харатян, «Антропология памяти-4», Ереван, Издательство «Гитутюн» НАН РА, 532 стр. (https://www.academia.edu/42145327/%D0%A1%D0%B0%D0%BC%D0%BE%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BD%D0%B0_%D0%B0%D1%80%D0%BC%D1%8F%D0%BD_%D0%9A%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%B1%D0%B0%D0%B4%D0%B0_%D0%B2_1988-1989_%D0%B3%D0%B3._%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D0%BC%D0%B8_%D0%BE%D1%87%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D0%B4%D1%86%D0%B5%D0%B2):

 

Харатян Г. 2015, «Алванскиеэтнонимы»армяскихисточников в современнойономастикелезгиноязычныхгрупп, Albania Caucasica 1, Москва, ИВ РАН, стр. 160-172 (https://www.academia.edu/13046468/Albania_Caucasica._%D0%A1%D0%B1._%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%B9._%D0%92%D1%8B%D0%BF._1._%D0%9E%D1%82%D0%B2._%D1%80%D0%B5%D0%B4._%D0%90.%D0%9A._%D0%90%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%BE%D0%B2_%D0%9C.%D0%A1._%D0%93%D0%B0%D0%B4%D0%B6%D0%B8%D0%B5%D0%B2._M._%D0%98%D0%92_%D0%A0%D0%90%D0%9D_2015_-_270_%D1%81._%D0%B8%D0%BB._Albania_Caucasica._Vol._I._A.K._Alikberov_M.S._Gadjiev_eds._._Moscow_Institute_of_Oriental_Studies_2015._-_270_p):

 

Խառատյան Հ.2015, Քրիստոնեությունը բուն Աղվանքում զարգացած միջնադարում, «Հայաստանը եւ Քրիստոնյա Կովկասը», Երեւան, ՀՀ ԳԱԱ «Գիտություն» հրատա­րակ­չու­թյուն, էջ 106-120 (https://www.academia.edu/34569879/ARMENIA_AND_CHRISTIAN_CAUCASUS):

 

Харатян Г.2015, Официальные этно-демографические показатели в Азербайджане в контексте поиска и кризиса идентичности азербайджанцев. Удины: крах всех усилий самосохранения, Москва, издательство «Центриздат», 136 էջ(https://search.rsl.ru/ru/record/01008062966):

 

Խառատյան Հ. 2 0 1 6, «Էթնիկական օգնության» պատմա-քաղաքական պատճառաբանությունը (Շամախու Գարդման – Գեոկչայի գավառ – Իսմայիլիի շրջան),  Գարդմանի և Շիրվանի հայության պատմա-մշակութային ավանդները (պատմություն եւ արդիականություն), Հանրապետական գիտաժողով (Երեւան, 29-30 ապրիլի, 2016), Երեւան, ՀՀ ԳԱԱ «Գիտություն», էջ 78- 111(https://www.academia.edu/37699822/The_social_and_legal_status_of_the_Shirvan_Armenians_in_the_second_half_of_the_18th_century):

 

Харатян Г. 2019, Удины в восточно-христианском мире: динамика локализации, идентификации, самоидентификации удин-христиан, Актуальные вопросы изучения христианского наследия Востока: сборник статей по материалам международной конференции(Сергиев Посад 15 ноября 2017), Издательство «МДА» (Московская Духовная Академия), Сергиев Посад, стр. 149-200(https://elibrary.ru/item.asp?id=41446674https://elibrary.ru/item.asp?id=41462755)

 

Харатян Г. 2019,Кавказско-албанский фактор в процессе формирования азербайджанской этнической идентичности, «Народы Кавказа в цивилизационном пространстве России», Материалы VI Международный форум историков-кавказоведов (г.Ростов –на-Дону), Ростов –на-Дону, Изд. ЮНЦ РАН, стр. 503-509 (http://www.ssc-ras.ru/ckfinder/userfiles/files/Forum_Kavkaz_Sbornik%202019.pdf)

Խառատյան Հ. 2016, Արևմտյան Հայաստանի հիշողությունը՝ որպես հայկական քաղաքական այլախոհության մեկնաբանություն ԽՍՀՄ քաղաքական բռնաճնշումներում, Հայոց  ցեղասպանություն-100. Ճանաչումից՝  հատուցում:  Միջազգային գիտաժողովի զեկուցումների ժողովածու, ՀՀ ԳԱԱ «Գիտություն» հրատարակչություն, Երևան, էջ 346-360(http://www.ysu.am/files/1-1510052083-.pdf)

Харатян Г. 2016, Контингентность и/или  этничность: армяне в фокусе депортации 1949 года, Депортация армян 14 июня 1949 года,Сборник документов и материалов, Ответственные редакторы доктор исторических наук Н.Н. Аблажей, кандидат исторических наук Г. ХаратянНовосибирск,«Наука», էջ 191-200(http://nkvd.tomsk.ru/content/editor/Deportacii/Deportaciya-armyan_kniga_2016.pdf

 

Харатян Г. 2016,Реабилитационный ли законРА «О репрессированных лицах» и кто такие репрессированные в Армении,Реабилитация и память (Отношение к жертвам советских политических репрессий в странах бывшего СССР), Москва, «Мемориал»- «Звенья»էջ 80-127(https://www.memo.ru/media/uploads/2017/03/02/reabilitacia.pdf)

 

Խառատյան Հ. Նախաբան և  «Նացիոնալիզմի» դիսկուրսը և Ցեղասպանության հիշողության թիրախավորումը քաղաքական բռնություններում,Ստալինյան բռնաճնշումները Հայաստանում. պատմություն, հիշողություն, առօրյա, Երեւան, «Գիտություն», 2015, էջ 27-153(на арм.яз.)(https://www.academia.edu/40455474/%D5%8D%D5%8F%D4%B1%D4%BC%D4%BB%D5%86%D5%85%D4%B1%D5%86_%D4%B2%D5%8C%D5%86%D4%B1%D5%83%D5%86%D5%87%D5%88%D5%92%D5%84%D5%86%D4%B5%D5%90%D4%B8_%D5%80%D4%B1%D5%85%D4%B1%D5%8D%D5%8F%D4%B1%D5%86%D5%88%D5%92%D5%84_%D5%8A%D4%B1%D5%8F%D5%84%D5%88%D5%92%D4%B9%D5%85%D5%88%D5%92%D5%86_%D5%80%D4%BB%D5%87%D5%88%D5%82%D5%88%D5%92%D4%B9%D5%85%D5%88%D5%92%D5%86_%D4%B1%D5%8C%D5%95%D5%90%D5%85%D4%B1;  http://www.dvv-international.ge/fileadmin/files/caucasus-turkey/Armenia/Resources/Stalin_Era_Repressions_in_Armenia.pdf)

 

Харатян Г. 2018, Компания этнической депортации армян в 1949г. и подконтингент «турки» в спецпереселнцах «с Черноморского побережья», Հնագիտության և ազգագրության ինստիտուտի աշխատություններ 1, Հայ ժողովրդական մշակույթ – 17», Երեւան,  ՀՀ ԳԱԱ ՀԱԻ հրատարակչություն, էջ 66-80:

 

Аблажей Н.Н., Харатян Г.С. 2018, Армянская депортационная кампания 1949 г.: попытка персонализации и мемориализации массовой репрессии,  Исторический курьер  (Новосибирск),№ 1, էջ 129-136:

Խառատյան-Առաքելյան Հ. 2010, Ու՞մ ներես, ի՞նչը ներես,«Խոսելով միմյանց հետ. անձնական հիշողություններ անցյալի մասին Հայաստանում և Թուրքիայում», «dvv internatioanal» հրատարակչություն,  Bonn, էջ 13-102), նույն գրքում նաև թուրքերեն՝ Hranush Kharatyan-Araqelyan, Kimi affetmek?Neyi affetmek? «Birbirimizle Konusmak: Turkiye ve Ermenistan’da Kisesel Bellek Anlantilari», Bonn, Publishet by: dvv internatioanal, 2010, էջ  75-168 (նույնը՝ անգլերեն Kharatyan-Araqelyan H., 2010, Who to Forgive? What to Forgive? «Speaking to One Another Personal Memories of the Past in Armenia and Turkey», Bonn, Publishet by: dvv internatioanal, էջ  77-176 (https://www.armenia-turkey.net/files/2014-08/AqgcAvgU5QxpSZNXNtHcRqloA2.pdf)

Kharatyan-Araqelyan H. 2011, On some Features of Armenian-Turkish Joint Memories of the Past, [Հայ-թուրքական համատեղ անցյալի հիշողությունների որոշ առանձնահատկությունների մասին], «Prospects for Reconciliation: Theory and Practice: Proceedings of the International Workshop, Yerevan, 27 November», 2010, Edited by HranushKharatyan-Araqelyan and Leyla Neyzi,  Bonn, Publishet by: dvvinternatioanal, 2011, էջ 126-139(https://www.armenia-turkey.net/files/2014-08/fxwimxJTvjnYy1yyHjusZVosqL.pdf)

Խառատյան Հ. 2014, ԻնքնությանորոնումըԴերսիմում:Մաս 1. Փետրվարի 08, 2014, Ինքնությունները՝Դերսիմում (http://repairfuture.net/index.php/hy/identity-standpoint-of-armenia-ar/the-search-for-identity-in-dersim-part-1-identities-in-dersim-armenian), Մաս 2. Հունիսի 25, 2014, Դերսիմիալևիացածհայերը (http://repairfuture.net/index.php/hy/identity-standpoint-of-armenia-ar/the-search-for-identity-in-dersim-part-2-the-alevized-armenians-in-dersim-armenian): (անգլերեն Kharatyan H. The search for identity in Dersim Part 1: Identities in Dersim, Created on Saturday, 08 February 2014 (http://repairfuture.net/index.php/en/identity-standpoint-of-armenia/the-search-for-identity-in-dersim-part-1-identities-in-dersim-armenian),  Part 2:the Alevized Armenians in Dersim,Created on Wednesday, 25 June 2014 (http://repairfuture.net/index.php/en/identity-standpoint-of-armenia/the-search-for-identity-in-dersim-part-2-the-alevized-armenians-in-dersim-armenian) ֆրանսերեն La recherche identitaire au Dersim Partie 1 : Les identités au Dersim (http://repairfuture.net/index.php/fr/l-identite-point-de-vue-d-armenie/la-recherche-identitaire-au-dersim-partie-1-les-identites-au-dersim), La recherche identitaire au Dersim Partie 2 : les Arméniens alévisés du Dersim  (http://repairfuture.net/index.php/fr/l-identite-point-de-vue-d-armenie/la-recherche-identitaire-au-dersim-partie-2-les-armeniens-alevises-du-dersim), թուրքերեն,- Dersim’de kimlik arayışı 1. Bölüm : Dersim kimlikleri (http://repairfuture.net/index.php/tr/kimligi-ermenistan-dan-bak-s/dersim-de-kimlik-arayisi-1-boelum-dersim-kimlikleri), Dersim’de kimlik araştırması İkinci bölüm: Dersim’in alevi olmuş Ermenileri (http://repairfuture.net/index.php/tr/kimligi-ermenistan-dan-bak-s/dersim-de-kimlik-arastirmasi-ikinci-boelum-dersim-in-alevi-olmus-ermenileri)

Խառատեան Հ. 2014, Հայ-ալեւիական սոցիալ-կրոնական սինթեզը Դերսիմի ալեւիների ավանդազրոյցներում, Հանդէս Ամսօրեայ, ՃԻԸ տարի (CXXVII), Վիեննա-Երեւան, «Մխիթարեան հրատարակչատուն», էջ 135-233

Kharatyan Hranuş, 2015, ‘Dersim Kültür Havzası’nın Ermeni Nüfusu, Alevi leşmiş Ermenileri ve Alevilerin Kimlik, Arayışında Ermenilik Faktörü [Հ.Խառատյան, Դերսիմի շրջատարածքի հայկական մշակույթը. Հայկական գործոնը ալևիացած հայերի և ալևիների ինքնությունում], «Müslümanlaş (tırıl )mış Ermeniler» (KonferansTebliğleriKasım 2013), İstanbul, «Temmuz», էջ350-366 (https://hrantdink.org/tr/hdv-yayinlari/30-konferans-kitaplari/175-muslumanlas-tiril-mis-ermenilerhttps://www.babil.com/muslumanlastirilmis-ermeniler-konferans-tebligleri-kasim-2013-kitabi-kolektif):

Խառատեան Հ. 2015, Հայերի Կարգավիճակը Ժամանակակից Թուրքիայում. Իսլամաց (ու) ած Հայերը, Հարիւրամեակ Հայոց Ցեղասպանութեան. Հետեւանքներ Եւ Յառաջադրանքներ, Գիտաժողովի Նիւթեր (31 Յունուար-1 Փետրուար2015)/Armenian Genocide Centennial: Addressing the Implications. Proceedings of the Conference (January 31-February 1, 2015), Կազմ. եւ խմբ.` Անդրանիկ Տագէսեան/Compiled and edited by Antranik Dakessian, Պէյրութ, «Haygazian University Press», էջ  139-195(http://www.armin.am/armeniansgenocide/images/menus/1850/Hariiarameak.pdf)

Խառատյան Հ. 2016, Արևմտյան Հայաստանի հիշողությունը՝ որպես հայկական քաղաքական այլախոհության մեկնաբանություն ԽՍՀՄ քաղաքական բռնաճնշումներում, Հայոց  ցեղասպանություն-100. Ճանաչումից՝  հատուցում:  Միջազգային գիտաժողովի զեկուցումների ժողովածու, ՀՀ ԳԱԱ «Գիտություն» հրատարակչություն, Երևան, էջ 346-360 (http://www.ysu.am/files/1-1510052083-.pdf)

Kharatyan H. 2016, Armenian-Turkish relations: historical and political context from an Armenian perspective  (էջ 41-47), Genocide and collective trauma (էջ 48-60), Politicized, contested and silenced memories (էջ 71-76), «Speaking to One Another. Toolbox for working on reconciliation in adult education», Published by: Institut fur Internationale Zusammenarbeit des Deutschen Volkshochschul-Verbandes (DVV International), Authors: Vanya Ivanova, Hranush Kharatyan, Matthias Klingenberg, Nazaret Nazaretyan, Leyla Neyzi, Susanne Popp,  Bonn. (https://www.dvv-international.de/fileadmin/files/Inhalte_Bilder_und_Dokumente/News/2017/Speaking_to_One_Another_WEB3.pdf):

Харатян Г.С. 2017, Политика покорения памяти, или «приказано забыть»: превращение памяти в социальную и семейную «тайну» и оружие  против носителей памяти (на примере Геноцида армян), Устная история в современной исследовательской практике на постсоветском пространстве: сборник научных статей / отв. ред. Т.К. Щеглова. Барнаул: «Азбука», էջ 122-148 (file:///C:/Users/User/Downloads/ustnaya-istoriya-oral-history-v-sovremennoy-issledovatelskoy-praktike-na-postsovetskom-prostranstve%20(1).pdf; file:///C:/Users/User/Downloads/ustnaya-istoriya-oral-history-v-sovremennoy-issledovatelskoy-praktike-na-postsovetskom-prostranstve.pdf)

Խառատյան Հ. 2018, Հայատեացութիւնը որպէս թուրքական ինքնութեան կառուցման գործօն: Գաւառահայերը Թուրքիայի Հանրապետութիւնում 20րդ դարի միջնադարում, Երեւան, ՀՀ ԳԱԱ ՀԱԻ հրատարակչություն, 712 էջ (https://www.academia.edu/40455337/Armenophobia_as_a_Factor_in_Turkish_Identity_Construction._Armenians_in_the_Provinces_of_the_Republic_of_Turkey_in_mid_20th_Century_%D5%80%D5%A1%D5%B5%D5%A1%D5%BF%D5%A5%D5%A1%D6%81%D5%B8%D6%82%D5%A9%D5%AB%D6%82%D5%B6%D5%A8_%D5%B8%D6%80%D5%BA%D5%A7%D5%BD_%D5%A9%D5%B8%D6%82%D6%80%D6%84%D5%A1%D5%AF%D5%A1%D5%B6_%D5%AB%D5%B6%D6%84%D5%B6%D5%B8%D6%82%D5%A9%D5%A5%D5%A1%D5%B6_%D5%AF%D5%A1%D5%BC%D5%B8%D6%82%D6%81%D5%B4%D5%A1%D5%B6_%D5%A3%D5%B8%D6%80%D5%AE%D6%85%D5%B6._%D5%A3%D5%A1%D6%82%D5%A1%D5%BC%D5%A1%D5%B0%D5%A1%D5%B5%D5%A5%D6%80%D5%A8_%D4%B9%D5%B8%D6%82%D6%80%D6%84%D5%AB%D5%A1%D5%B5%D5%AB_%D5%B0%D5%A1%D5%B6%D6%80%D5%A1%D5%BA%D5%A5%D5%BF%D5%B8%D6%82%D5%A9%D5%AB%D6%82%D5%B6%D5%B8%D6%82%D5%B4_20%D6%80%D5%A4_%D5%A4%D5%A1%D6%80%D5%AB_%D5%B4%D5%AB%D5%BB%D5%B6%D5%A1%D5%A4%D5%A1%D6%80%D5%B8%D6%82%D5%B4).

 

 

facebook sharing button
twitter sharing button
vk sharing button
sharethis sharing button

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверить также
Close
Back to top button
Close