Авторская программаИстория

Баку — Октябрь 1905г: «Не приказано трогать русских и татар»

Баку — Октябрь 1905г: «Не приказано трогать русских и татар»

С объявлением свобод Манифестом 17 октября в Баку, как и по всей России, начались митинги. Особенно модными были армяно-татарские митинги; был даже ученический армяно-татарский митинг (во дворе гимназии Александра III).
Представители двух наций клялись на них в вечной дружбе и призывали к совместной борьбе за свободу. Но вскоре администрация опомнилась и вновь пообещала соответствующему контингенту отдать город на три дня…
“Патриотическая” демонстрация началась утром 20 октября. По улице двинулась “толпа, состоявшая из босяков, безработных и нескольких, по-видимому, интеллигентных лиц”. В основном это были русские, но примешались и “подонки татарского населения под разными знаменами”.
Несли портреты Николая и персидского шаха. Били всех, кто не понравится, но в основном, конечно, армян. “Один армянин был зарезан даже у подъезда генерал-губернаторского дома. Было сожжено до двух десятков армянских домов.
В Баилове толпа осадила дом с 200 обитателями-армянами. В последний момент солдаты спасли обитателей от верной смерти, переведя в казармы Сальянского полка; дом же был разграблен и сожжен. Солдаты и офицеры лениво наблюдали за происходящим, а на вопросы отвечали, что “им не приказано трогать русских и татар. “ («И.О.», 29.10.1905).
Впрочем, нельзя сказать, чтобы войска бездействовали — скорее наоборот. Как и в августе, существовал приказ об обстреле домов: “Провокация артистическая, — пишет директор бакинского машиностроительного общества, — толпу ведут к армянскому дому, около них раздается выстрел, сейчас же начинается расстрел дома войсками, потом поджог и разгром хулиганами.
Казаки бесчинствуют. Армянам не дается возможности отстоять и спасти свое имущество” (“Т.Л.», 2.11.1905). Обыкновенно в толпе у армянского дома стрелял какой-нибудь татарин (иной раз прямо с канистрой в руках), после чего толпа звала войска: “Армяне стреляют из окон!” Войска не заставляли себя упрашивать и обстреливали дом из ружей и пушек, после чего татары его поджигали.

“Толпа грабила и убивала, причем казаки, солдаты и татары подстреливали даже прыгавших с балконов людей. “ Фаддеев не подпускал к горящим домам пожарных команд. Армяне не стреляли, боясь столкновений с русскими войсками («С.О.», 28.10.1905).
Пресса особо отмечала систему в действиях войск и погромщиков; так, «Русь» говорит о “систематическом погроме на законных основаниях. “Это та самая система — уточняет «Тифлисский Листок» — что была применена в Москве,.. после похорон Баумана.” («Т.Л.», 2.11.1905).
В разгар погрома армянские депутаты обращались к тогдашнему главе правительства графу С.Ю.Витте и получили ответ: “Что же я могу сделать? По всей России так! От меня это не зависит!” («Т.п.», 2.11.1905).
По прошествии трехдневного срока было, наконец, издано распоряжение о противодействии насилям («Т.Л.», 23.10.1905), однако погромы продолжались до 30 числа. 24 октября погромщики ворвались в армянскую богадельню и убили 6 женщин и детей; но затем подоспела самооборона, и громилы бежали, оставив до 30 человек убитыми («и.о.», 26.9.1905).
В конце концов, хулиганы начали бить и русских; так, разгромили квартиру священника Александра Левшо-ва. На третий день губернатор Фаддеев отдал приказ стрелять по погромщикам («Н.О.», 25.10.1905), что не помешало ему на следующий день разрешить толпе “манифестантов” пойти в армянскую часть города («С.О.», 28.10.1905, второй вып.).
Петербургское телеграфное агентство сообщало: “Баку. Город имеет военный вид. Русские требуют разоружения и удаления армян. По донесению полиции, в каждом сожженном доме взрывалось по 20-30-50 бомб”. Армяне тут же подсчитали, что в сумме это дает до 800 бомб достаточно, чтобы снести весь Баку с лица земли! («Т.Л.», 4.11.1905).
Остается только заметить, что в действиях бакинской администрации не было ничего оригинального: точно так же в эти дни во многих городах России (в том числе в Киеве, Одессе, Николаеве и др.) были организованы еврейские погромы, а в Тифлисе, например, войска и юнкера просто избивали студентов, гимназистов и интеллигентов.

Отрывки из книги Павла Шехтмана: Пламя давних пожаров

Дом в Баку, разрушенный во время беспорядков
Фотография из иллюстрированного приложения к газете «Московский листок», №№ 71-72, 1905 г. Фоторепродукция Григория Алсксаняна

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button
Close