Исторические персоныИстория древнего мираоб Армении

Древняя история мира: Ахеменидская империя и Армения.

Ахемениды, древнеперсидская царская династия (558 г. до н.э – 330 г. до н.э.)

Династия Ахеменидов ведет начало от легендарного Ахемена (лат. Achaemenes, др.-перс. Хахаманиш), вождя союза персидских племен.

Персия первых Ахеменидов входила в состав Мидийской державы (мидийцы были близкородственным народом), и вместе с Мидией участвовала в разгроме Ассирийской империи. Потомок Ахемена Кир II Великий, правивший с 559 г. до н.э. в области Парса и г. Аншане (Северный Элам), основал огромную империю, объединившую большинство стран Передней Азии: в 550 г. до н.э.-549 г. до н.э. была захвачена Мидия, в течение последующих трех лет были завоеваны все страны, входившие в состав бывшей Мидийской державы; в 546 г. до н.э. — Лидийское царство и греческие города Малой Азии; между 545 г. до н.э. и 539 г. до н.э. — значительная часть Средней Азии; в 539 — Вавилония (Кир II был коронован как царь Вавилона). В 525 г. до н.э. персидский царь Камбиз II после битвы при Пелусии подчинил Египет; между 519 г. до н.э. и 512 г. до н.э. при Дарии I были покорены острова Эгейского моря, Фракия, Македония и северо-западная часть Индии.

В начале V в. до н.э., при Дарии I, начинается период противостояния Персидской державы и греческих полисов, боровшихся за свою независимость. В этот период, известный как Греко-персидские войны, как персы, так и греки активно вмешиваются в внутренние дела Греции и Персидской державы, соответственно. К концу V в. до н.э. греческие наемники составляли важнейшую часть персидского войска; а, например, условия Анталкидова мира, завершившего Коринфскую войну, были, фактически, составлены персидским царем.

Греко-персидские войны, пришедшиеся на период расцвета демократических Афин и древнегреческой цивилизации, способствовали объединению греческих городов перед лицом внешнего врага и экспансии греческой культуры на Ближний восток, с одной стороны; с другой стороны, выявили противоречия как в самой Греции, так и в Персии, а также способствовали созданию эллинистических государств, в которых древнегреческая культура сочеталась с персидской политической системой. Период Греко-персидских войн прекрасно отражен в сочинениях древнегреческих историков.

АХЕМЕНИДЫ – “ЦАРИ ЦАРЕЙ”

Вы можете бесконечно бродить по развалинам Персеполя, воссоздавая картину двадцатипятивековой давности и восхищаясь былому величию парадной столицы великих Ахеменидов. Но чтобы по-настоящему оценить грандиозность его замысла и осознать драматизм его судьбы, взгляните на Персеполь со стороны, отойдя подальше от платформы, на которой располагался дворцовый комплекс площадью в 135000(!) квадратных метров.  Сделайте это на закате, когда лучи уходящего солнца рисуют причудливые тени на лестницах, оживляют фигуры на барельефах, скользят по колоннам, подпирающим, вместо сводов громадных залов, темнеющее небо…

ЦАРЬ ДАРИЙ I АХЕМЕНИД “РАЗГЛЯДЕЛ” СИЛУЭТЫ БУДУЩЕЙ СТОЛИЦЫ на обширной равнине Марвдашта и начал строительство в 520 году до н.э. По заранее продуманному плану город продолжали возводить вплоть до 460 года цари Ксеркс и Артаксеркс. Роскошные дворцы с бесчисленными залами невероятных размеров, культовые сооружения, административные здания, парадный въезд в город с монументальной лестницей, 106 ступеней которой были вытесаны из цельных плит восьмиметровой ширины и много еще чего невероятного, “охраняемого” скульптурами гигантских крылатых быков с человеческими головами… На барельефах дворцового комплекса изображены восседающие на тронах Ахеменидские цари, которым подносят дары подданные империи. Их лица и одеяния настолько разнятся, что и сегодня  легко различить греков, нубийцев, индусов, армян, вавилонян, мидийцев, эламитов и прочих. Индусы подносят золото, греки – шерсть (золотое руно), армяне – коней… Со времен событий, изображенных на барельефе, минуло  2,5 тысячи лет. Давно нет ни великого Вавилона, ни Мидии, ни Элама. Но Иран и по сей день продолжает оставаться серьезной региональной державой – страной очень самобытной, отмеченной тысячелетней историей государственности и культурной преемственностью.

В богатейшей истории человечества было не так уж много периодов, сыгравших ключевую роль в сближении народов и выведении межэтнических, культурных и прочих контактов на принципиально новый уровень. Особенно это касается периода древней истории, когда межкультурные контакты были привилегией крайне узкой группы лиц – преимущественно финикийских или греческих мореплавателей.

Значимый имперский опыт   оставила человечеству древнеиранская Ахеменидская держава. Возникшая в 6 в. до н.э., она охватывала огромное пространство – от Индии до Египта: Малую и Среднюю Азию – Элам, Вавилонию, Сирию, Финикию, Египет и многие другие страны, в том числе и Армению.   История сохранила данные о восстаниях в Армении, как, впрочем, и факт, к примеру, службы армянских легионеров в ахеменидском войске. Интересно, что название нашей страны в ее нынешней  форме впервые засвидетельствовано в ахеменидский период.  Страна  “Армина” упомянута в древнеперсидской версии триязычной Бехистунской надписи Дария I Ахеменида 6 в. до н.э. (в эламской и вавилонской версиях надписи она названа соответственно Харминуйя и Урашту).

ИМПЕРИЯ БЫЛА НЕ ПРОСТО ОБШИРНА, НО И КРАЙНЕ РАЗНОРОДНА по своему составу – она включала более восьмидесяти народов, часть из которых к тому времени создала великие культуры, опирающиеся на тысячелетнюю традицию, другие же  намного отставали в своем развитии. “Царям царей” хватило мудрости и политической зрелости, чтобы не использовать единых подходов к этим столь сильно отличающимся друг от друга народам. Ведь даже к представителям таких древних, но совершенно несхожих цивилизаций, как вавилонская, греческая, египетская, был полностью неприемлем единый подход. Ахемениды проводили крайне гибкую национальную политику, основанную на сохранении самобытности, своеобразия менталитета, национальных традиций. Особенностью сверхдержавы был не только ее пестрый этнический или религиозный состав. Помимо прочего, населявшие ее народы имели совершенно разные исторически сложившиеся режимы – монархические, аристократические, демократические, теократические, разный социально-экономический уклад, совершенно различную степень зависимости от центра…

За очень короткий промежуток времени – Ахеменидская империя возникла и сформировалась менее чем за 40 лет – была создана не просто оптимальная система управления этим гигантом, но, что еще важнее – имперская идеология и единое культурно-историческое пространство. А ведь многие народы империи буквально недавно даже не подозревали о существовании друг друга. В разных частях империи в воинских легионах рядом с вавилонянами, иудеями служили хорезмийцы, армяне и представители других народов. Возникли мощные связи между интеллектуальными элитами – зороастрийские маги активно общались с вавилонскими храмовыми чиновниками, идеологами иудейского вероучения, греческими мыслителями… Вообще влияние древнеиранской религиозной традиции просматривается во многих религиозных системах, да и сам древнеиранский пантеон значительно пополнился богами неиранского происхождения, которые были полностью ассимилированы.  Чего стоит один только образ богини Анахиты, в древности почитаемой и армянами: ее имя – производное от Анаитиды (Анатис) – греческой богини, чей культ был широко распространен в Малой Азии.

Многие ли сверхдержавы смогли подняться до имперской идеологии Ахеменидов, провозглашавшей атмосферу лояльности, веротерпимости (безусловно, в языческом ее понимании), полного отсутствия этнической, религиозной или какой-либо другой демаркации.  Ахеменидская идеология преследовала совершенно четкую цель. Подданные империи были обязаны признавать, что Ахемениды – идеальные  защитники закона, правопорядка и соцальной спроведливости, что именно их власть способствует установлению идеального миропорядка. Данная концепция власти –  концепция идеального правителя – существовала у иранцев с древнейших времен: царь ариев должен был быть наделен хварной – некоей “божественой харизмой”. Само понятие хварна в разные периоды имело множество значений – от “добра, блага” и до “блеска, великолепия”. Хварна представлялась и некоей ипостасью благой судьбы, дарующей удачу, успех, победу царям. В конце концов хварна превратилась в символ законной царской власти. Хварной, согласно традиции, был наделен мифологический первый царь ариев – Йима, но как только он встал на путь лжи,  хварна отлетела от него в виде сокола. Подобного сокола можно видеть и над головами ахеменидских царей, изображенных на барельефах: он одновременно символизирует и власть, данную Ахеменидам свыше, и  перманентную угрозу потерять эту власть, если они сойдут с пути истины.

НО НАЛИЧИЕ СОЗДАННОЙ АХЕМЕНИДАМИ В КРАТЧАЙШИЙ СРОК имперской идеологии не предполагало идеологического давления. Общество не подвергалось идеологической обработке, людей не преследовали за убеждения, а тем более – по этническому или религиозному принципу. Не было  контроля за информацией – образованные жители, скажем, Египта, Палестины, Месопотамии свободно читали в своих библиотеках отнюдь не проверенную цензурой литературу. Как следствие мягкого идеологического климата в империи практически отсутствовали этнические или религиозные распри. Единственным поводом для разногласий в Ахеменидской империи была торговая и экономическая конкуренция.

Ахеменидская администрация также включала в себя множество представителей разных народов – кто, как не они, выступали лучшими экспертами в вопросах управления столь пестрой империей. Ахемениды вовсе не стремились к всеобъемлющему контролю за своими подданными. И отнюдь не потому, что у государства не было для этого средств или должного опыта, просто с точки зрения менталитета древнего иранца подобный контроль выглядел противоречащим традиционным отношениям и божественному обустройству.

Если подданный империи явно не отвергал власть Ахеменидов, его убеждения не привлекали внимания государства. Ахеменидские цари прекрасно осознавали свою сверхзадачу и трепетно относились к государственному опыту еще недавно могущественных ассирийцев, урартов, вавилонян, египтян и др. Они четко понимали, с кем имеют дело, и подчеркнуто выражали глубокое уважение древним традициям народов, даже выступая их преемниками и хранителями. В империи оберегалась и частная жизнь подданных, в особенности  семейные отношения. Действовала хорошо разработанная система социальной защиты, распространявшаяся на всех подданных независимо от этнической принадлежности. Были предусмотрены специальные льготы для беременных женщин и матерей, а также других групп, нуждающихся в социальной поддержке.

Династийной столицей столь великой державы мог быть только град-жемчужина, подобный Персеполю! В его дворцы стекались несметные трофеи, чтобы быть брошенными к ногам “царя царей”, отсюда во все концы необъятной империи мчались тысячи гонцов с царскими приказами. Здесь было все самое лучшее – то, что соответствовало статусу властелинов половины земли…

Но “цари царей”, управлявшие сотней наций, не всегда справлялись с собственным двором – при поздних Ахеменидах он был практически раздираем внутренними противоречиями. Кроме того, персы были уверены в своем военном могуществе и в целом игнорировали надвигающуюся с запада угрозу.  В результате империя пала под ударами армии Александра Македонского.

Кто бы мог подумать, что выстроенная во всем своем великолепии не на века – на тысячелетия, парадная имперская столица, спустя каких-то 130 лет после того, как она обрела свой окончательный вид, будет не просто разграблена – предана огню! Так Александр Великий отомстит персам за сожженный в греко-персидский войнах Акрополь. Трудно поверить, что произошла эта драма по велению сердца  самого Александра, хотя деяниям его, безусловно, был не чужд античный драматизм. Но к моменту трагедии от города уже было взято все, что возможно!

АЛЕКСАНДР ПРОВЕЛ ЗДЕСЬ ЗИМУ, ВОССТАНОВИЛ ВОЙСКО и воодушевил его для новых побед богатой добычей – античные авторы сообщают, что для вывоза драгоценностей из Персеполя в захваченные ранее Сузы и Вавилон грекам понадобилось 10 000 подвод, 300 верблюдов и бесчисленное количество мулов. Так стоило ли уничтожать то, что и без того принадлежало  победителю и было призвано лишь усилить блеск его собственной славы и теперь уже принадлежавшей ему империи – империи Александра? Скупое сообщение Плутарха о конце Персеполя добавляет вполне реалистичные для античной драмы детали: “Александр пировал и веселился вместе с друзьями. В  общем веселье вместе со своими возлюбленными принимали участие и женщины. Среди них особенно выделялась Таида, родом из Аттики. То умно прославляя Александра, то подшучивая над ним, она во власти хмеля решилась произнести слова, вполне соответствующие нравам и обычаям ее родины… Таида сказала, что в этот день, глумясь над надменными чертогами персидских царей, она чувствует себя вознагражденной за все лишения, испытанные ею в скитаниях по Азии. Но еще приятнее было бы для нее теперь же с веселой гурьбой пирующих пойти и собственной рукой на глазах у царя поджечь дворец Ксеркса, предавшего Афины губительному огню. Пусть говорят, что женщины, сопровождавшие Александра, сумели отомстить персам за Грецию лучше, чем знаменитые предводители войска и флота.

Слова эти были встречены гулом одобрения и громкими рукоплесканиями. Понуждаемый упорными настояниями друзей, Александр  вскочил с места и с венком на голове и  факелом в руке пошел впереди всех…”

Парадокс, но самого Александра – покорителя Ахеменидской империи – историки называют “последним Ахеменидом”. В этом, кстати, тоже можно усмотреть величие этой сверхдержавы, проявившееся и в самый драматичный период ее истории.

Ведь, покорив империю, Александр Македонский не пытался ничего институционально  изменить, не проводил особых  преобразований. Ему было очевидно, что он имеет дело со слаженно работающей государственной структурой. Наоборот, он очень быстро “персизировался”, если так можно выразиться, перенял многие обычаи ахеменидского двора. Грозный и жестокий завоеватель в этом случае действовал не только силой оружия. Понимая, что люди, создавшие такую империю, могут помочь и ему укрепить свою власть, Александр приблизил к себе многих персов, женился на дочери царя Дария. Его примеру последовали и 10 000 македонцев, тоже женившихся на персиянках. Быть может, Македонский сумел бы сохранить это огромное государство, но ошибки и слабости свойственны и великим. Успехи опьянили завоевателя, он впал в разгул, стал проявлять необоснованную жестокость. Начались распри. Империя Александра – и все же это все еще была Ахеменидская империя – была обречена.  Вскоре Александр Македонский умер, не успев разрушить свой величественный образ и кровью обретенную славу. А поскольку умер он совсем молодым, трудно судить даже, была ли у него вообще своя концепция государства. Или все-таки он был рожден только великим полководцем…

В любом случае персидский опыт изменил его, возможно, сделал более космополитичным. Диодор Сицилийский (I век до н.э.) цитирует меморандум Александра, планировавшего великие переселения народов, создание городов со смешанным населением и прочие мультикультурные сверхпроекты. Кто знает, возможно, Македонскому очень захотелось создать свою империю – семью народов, без чужаков, без маргиналов…  Эдакая ахеменидская прививка великому полководцу-чужестранцу. Вы думаете, этот вектор исчез с его смертью? Отнюдь. Александр успел передать его одному неординарному представителю принципиально иной культуры, с которой успел соприкоснуться перед смертью. Но об этом – в другой раз…

Виктория АРАКЕЛОВА

Греческим городам удалось остановить экспансию Ахеменидов, и, начиная с конца V в. до н.э. империю сотрясают постоянные смуты: после смерти каждого царя начинаются династические войны за престол, постоянно происходят восстания в различных сатрапиях, некоторые регионы получают фактическую независимость (например, Египет).

В 334 г. до н.э. царь Александр Македонский вторгается в пределы государства Ахеменидов; последний персидский царь Дарий III терпит поражение. В 331 г. до н.э. происходит решающая битва при Гавгамелах, после которой империя Ахеменидов прекращает свое существование. Почти все страны бывшей империи входят в состав державы Александра Македонского.

Управление империей Ахеменидов, представлявшей собой восточную деспотию, осуществлялось при помощи сложной бюрократической системы, оформившейся при Дарии I. Государство было разделено на 20 военно-административных округов (сатрапий), во главе которых стояли специальные чиновники (сатрапы); они обязаны были собирать с населения и платить персидскому царю подати (деньгами и натурой).

По этническому составу и социальному укладу империя Ахеменидов была неоднородна. В городах Малой Азии, в Вавилонии, Финикии и Египте в сельском хозяйстве и ремесле широко применялся труд рабов, в то же время отсталые области Фракии, Македонии, кочевые арабские и скифские племена находились на стадии разложения родового строя. Персидская администрация сохраняла в завоеванных странах старые местные законы, религии, денежные системы, письменность и языки. Сами персы были освобождены от податей и принудительных работ. Персидские цари, их родственники, сатрапы и вельможи имели крупные рабовладельческие хозяйства.

Основными представителями династии были:

  •  Ахемен (др.-перс. Хахаманиш, правил в период до 675 г. до н.э.)
  •  Теисп (др.-перс. Джишпиш или Чишпиш, 675-640)
  •  Кир I (др.-перс. Куруш, 640-580)
  •  Камбиз I (также Камбис, др.-перс. Камбуджия, 580-559)
  •  Кир II Великий (559-530)
  •  Камбиз II (530-522)
  •  Дарий I (Дараявауш, 522-486)
  •  Ксеркс I (Хшаярша; 486-465)
  •  Артаксеркс I (Артахшатра, 465-424)
  •  Ксеркс II (424)
  •  Согдиан (424-423)
  •  Дарий II (423-404)
  •  Артаксеркс II (404-358)
  •  Артаксеркс III (358-338)
  •  Артаксеркс IV (338-336)
  •  Дарий III (336-330)

Столицей первых Ахеменидов был г. Аншан в Северном Эламе. В правление Кира II столицей были Пасаргады. Дарий I строит новую столицу империи — величественный Персеполь, которой оставался официальной столицей до конца империи. Другими столицами империи были Вавилон, Сузы и Экбатана.

Литература

  • Дьяконов М. М., Очерк истории древнего Ирана, М., 1961
  • Дандамаев М.А., Иран при первых Ахеменидах, М., 1963
  • Струве В. В., Этюды по истории Северного Причерноморья, Кавказа и Средней Азии, Л., 1968
  • Olmstead А. Т., History of the Persian empire, Chi., [1948]
  • Huart С 1., Delaporte L., L’lran antique Elam et Perse…, P., 1943

Использованные материалы

  • Большая Советская Энциклопедия, ст. ‘Ахемениды́
  • Энциклопедия Кирилла и Мефодия

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button
Close