Авторская программаВерные друзья АрменииЖизнь замечательных людей..Культура

Виктор Коноплёв: «Для меня Арцах — это центр силы» — Армения, Чёрный список Баку,Поэзия / Муш Сюни

Виктор Коноплёв — поэт, публицист, общественный деятель, создатель и главный редактор сетевого СМИ «Наша среда online». Благодаря его усилиям в Армении и Арцахе реализовываются важные гуманитарные и социально-культурные проекты. В Армении его стихотворение «Любить Армению по-русски» включено в учебник 12 класса по русскому языку. В интервью Армянскому музею Москвы Виктор рассказал о том, как Армения стала неотъемлемой частью его жизни, о своих проектах и чем для него стал Арцах.

Виктор Коноплёв

— Виктор, расскажи, как началось твоё знакомство с Арменией, переросшее в большую и крепкую дружбу?

Если возвращаться на много лет назад, то впервые с армянами меня познакомил мой отец. Он — офицер советской армии. У него служил солдат-армянин. Они были друзьями. Однажды, в 1979 году, нас пригласили в гости к армянской семье. Было это в Абхазии. Я впервые приблизился к традиционному армянскому укладу. Многое, естественно, оказалось для меня, ребёнка, непонятным. Я задавал вопросы, и мне всё рассказывали. Тогда, можно сказать, и началось моё знакомство. Когда я служил в армии, то подружился с тбилисским армянином. Мы с ним до сих пор дружим — теперь и семьями.

Идеи по поводу каких-то проектов тогда ещё не возникали. Они начали появляться, когда в 2005–2006 годах я решил создать сайт для творческих людей, которые не публикуются в каких-либо изданиях, но хотят представить что-то своё — и художественное, и научное творчество. Вскоре мне стали поступать письма от армян из Армении, причём очень много. Материалов накопилось столько, что меня это заинтересовало. Я познакомился с Ашотом Бегларяном — карабахским писателем и журналистом, сейчас он помощник президента Арцаха. Наше общение переросло в дружбу, и он меня пригласил в Армению. Это был 2008 год. И я впервые туда поехал. С тех пор, как только у меня выдаётся отпуск, я сразу отправляюсь в Армению. Уже больше десяти лет выбора, где проводить свой отпуск, у меня не существует. (Смеётся.) Постепенно начали рождаться какие-то идеи и проекты. Я стал их предлагать и в Ереване, и в Степанакерте. Они были очень хорошо восприняты. Я увидел, что мои идеи востребованы и есть люди, которые могут их реализовать. Целый ряд проектов — хороших, добрых и нужных — мы смогли воплотить в жизнь в рамках российско-армянской дружбы, ради чего всё это и затеивалось.

— К Арцаху у тебя особое отношение. Он сразу же вместе с Арменией стал для тебя открытием? Когда ты посетил Арцах?

До 2006 года, до знакомства с Ашотом Бегларяном, Арцах был для меня Tabula rasa [лат. «чистая доска». — Прим. ред.]. Я абсолютно ничего не знал о нём. Через рассказы Ашота я стал постигать Арцах. Меня заинтересовали этот край и история его народа. Я захотел разобраться в событиях Карабахской войны, причём рассмотреть всё со стороны правды. Ведь я начинал как историк.

Эта заинтересованность стала своего рода движущей силой. Я решил поехать туда и всё увидеть своими глазами. В 2008 году впервые посетил и Армению, и Арцах. Так и повелось — каждый раз приезжая в Армению, я обязательно еду и в Арцах. Там я был более 20-ти раз. Уже со счёта сбился. (Смеётся.) Как мне сказали, в Арцахе чаще бывала только баронесса Кокс. [Баронесса Кэролайн Кокс — член и бывшая вице-спикер палаты лордов Великобритании, правозащитник. — Прим. ред.]

— Твои визиты в Арцах, как я понимаю, были замечены. Я слышал, что ты даже дважды был в «чёрном списке» Азербайджана…

Мою самую первую поездку сразу же и заметили. Я знаю правду и уверен в правоте армянского народа, а потому не боюсь всяких угроз и этих глупых санкционных списков. В цивилизованном мире такого просто не должно быть. Люди вольны посещать те места, которые хотят увидеть, и рассказывать о них.

— Вспоминается история с Александром Лапшиным. Действительно, шокирует то, что за посещение какой-либо территории человек может подвергнуться таким безумным преследованиям.

Меня в этой ситуации даже не азербайджанская сторона удивляет, а белорусская. Удивляет то, что власти Белоруссии поддались на эту провокацию и экстрадировали Александра.

— Ты не раз говорил, что поражаешься бережному отношению к русскому языку в Арцахе. Как это проявляется?

Это проявляется во многом. Парадоксально, что российская сторона практически не участвует в развитии русского языка и популяризации русской культуры в Арцахе. Всё это осуществляют отдельные подвижники, а Россия прикрывается тем, что она выступает в качестве сопредседателя Минской группы ОБСЕ и не имеет права там что-то предпринимать. На это я всегда парирую — есть же множество негосударственных фондов и организаций, учебных заведений, которые могут это делать.

Как ни странно, развитием русской культуры и русского языка в Арцахе занимаются сами армяне. В Министерстве культуры есть целый отдел, который работает в этом направлении. Есть великолепный главный специалист русского языка Рубен Александрович Осипов. Он, фанат русского языка, очень много делает. Например, каждый год проводит в Арцахе Дни русской культуры и Дни русского слова. Я их постоянно посещаю. Совместно мы проводили Дни Микаэла Таривердиева, пригласили его вдову Веру Гориславовну. Прошли прекрасные мероприятия по всему Арцаху — в школах, в вузах, в музыкальном училище.

Работает Центр друзей русской культуры в Арцахском университете — там великолепная кафедра русского языка, преподаватели замечательные. Действует русская школа. На телевидении есть русская редакция, на русском языке вещает радио. Вроде маленькая республика, а сколько делается для развития и распространения русской культуры.

— Негосударственные организации вполне могли бы заниматься развитием русской культуры.

Конечно, всё реально. Главное, захотеть и приехать, как я в своё время. Отклик всегда найдётся. Например, там нехватка современных учебников, нужно также, чтобы педагоги могли проходить мастер-классы. Мир ведь меняется, а вместе с ним и русский язык. Происходящие изменения, конечно, доходят сюда, но не в той мере, в которой необходимо. Фонды могли бы помочь в этом очень сильно.

Фото: @kanepyan, facebook.com

— Есть ли в Арцахе такое место, назовём его «местом силы», куда бы ты хотел возвращаться снова и снова?

Весь Арцах. Для меня Арцах — это центр силы. Я туда еду и становлюсь совершенно другим человеком. В Арцахе я чувствую силу и энергию гор, рек, людей. Здорово, что в мире существует такая замечательная страна как Арцах.

— Несколько месяцев назад вышли два твоих фильма из серии «Арцах непокорённый» про монастыри Дадиванк и Амарас. Как проходили съёмки? Кто помогал?

Начну с того, что идея фильмов из серии «Арцах непокорённый» возникла после Апрельской войны в 2016 году. Когда произошли эти события, я взял отпуск и поехал туда буквально через месяц, чтобы сделать репортажи. Меня тогда познакомили с одним школьником, внуком известного оператора Беника Караханяна. Он предложил: «А давай поснимаем». Я не телевизионный журналист, а пишущий, но с удовольствием согласился. Тут же связался с военным руководством, чтобы мне разрешили посещение Талиша, Матагиса и передовой. Мы снимали в этих местах, всё выкладывали в Youtube и потом сделали общий фильм под названием «Арцах непокорённый». Он набрал более 15 000 просмотров.

Затем возникла идея сделать продолжение — об Арцахе, его истории и культуре. Так и родились фильмы о Дадиванке и об Амарасе. Фильм о Дадиванке снимался по нашему заказу операторами и специалистами Арцахского телевидения. В Амарас я уже самостоятельно поехал. Снимали тоже с оператором телевидения. Съёмки велись на наши средства, друзья помогали. Я ведь всё это бесплатно делаю. Многие меня спрашивают, сколько я за это получаю. Отвечаю — нисколько. Я только вкладываю: и в поездки, и в сайт, и в то, чтобы мы могли что-то сделать и кого-то привезти.

Надеюсь, что в дальнейшем мы выпустим продолжение этих фильмов — об известных и неизвестных местах Арцаха, чтобы люди во всём мире знали о них, знали, что Арцах не просто локальный центр армянской, но мировой истории. Он связан и с христианскими именами, и с историческими личностями. Там есть и огромные пласты российской истории. Могу много об этом говорить. Я люблю эти места и могу бесконечно о них рассказывать. (Улыбается.)

— Ты сказал, что в Арцахе делаешь всё совершенно бесплатно. Какие эмоции тебе приносит твоя деятельность? У каждого человека ведь должна быть мотивация. Если мы делаем что-то бесплатно, то мы испытываем определённые эмоции, возлагаем надежды.

Моя первая поездка в Арцах была туристической. Когда я познакомился и с людьми, и с историей, и с культурой этой страны, то понял, что должен что-то сделать. У меня возникла такая потребность. Сейчас могу назвать это одним словом — «служение». Здесь нет никаких амбиций. Я от этого ничего не жду — ни похвал, ни наград. Хотя они и имеются, но я отношусь к этому просто как к благодарности за то, что делаю. Не более того. Для себя я не ищу звёзд с небес. Мне просто приятно это делать. Я хочу это делать. И делаю.

— Спасибо тебе за твою искренность. Сегодня это редкость. Скажи, каким ты видишь Арцах лет через 10–20? Как ты представляешь его развитие?

Он уже бурно развивается. Я больше десяти лет наблюдаю за Арцахом и вижу, как он преображается. Вижу, как изменились взгляды детей. Вижу, как много там появилось детей — красивых, умных, талантливых. Я часто общаюсь со школьниками. Рубен Александрович постоянно меня приглашает в школы — и учителя рады, и я с удовольствием иду на эти встречи.

Дети — это будущее, они будут формировать страну, её политику, культуру, науку. Всё зависит от них. Как их воспитают, таким и предстанет будущее. А детей в Арцахе, действительно, воспитывают в очень хорошем ключе — в духе добра и любви. Это главное. Я ни в одной школе не слышал, чтобы говорили «азербайджанец — враг». Ни в одной армянской школе, ни в одной армянской семье я никогда не слышал такое. И это очень верный посыл. Не надо культивировать образ врага, надо самому быть гражданином и быть выше ненависти, любить прежде всего свою страну, свою родину, свой народ, и тогда всё будет замечательно. В армянском народе это есть, и в арцахских армянах в том числе.

— Ты пишешь великолепные стихотворения. Как ты к этому пришёл? Где черпаешь вдохновение?

Я пишу уже достаточно давно, ещё со школы. Если говорить об армянском цикле, то с 2006 года. Причём моё первое стихотворение об Арцахе было написано ещё до поездки туда. Оно называется «Прикосновение к Арцаху». Восприняли его и до сих пор воспринимают как стихотворение очень хорошее, насколько я знаю. (Улыбается.) Я и сам ценю это стихотворение, хотя к своему творчеству отношусь очень критично.

https://www.armmuseum.ru/news-blog/viktor-konoplev-interview

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button