Авторская программаАрмянская продукцияНовости

Место Армении – на рынке дорогих вин

Собеседник Lragir.am – президент Национального центра вина Аваг Арутюнян.

Господин Арутюнян, утверждена правительственная программа по поддержке компаний, занимающихся производством вина. В какой мере это решит проблемы отрасли?

Это крайне серьезная поддержка отрасли – и фермерам, и производителям. Мы долгое время не получали никакой поддержки, даже когда был экономический рост. Ни одно правительство не рисковало пойти на такой шаг, а это рискнуло. Цель правительства – вывести отрасль из кризиса, причем, они неосознанно сделали шаг, который в предстоящие 5-6 лет позволит обеспечить развитие отрасли.
Говорят, урожай винограда в этом году выдался богатый. Будут ли проблемы со складированием?
Правительственная поддержка на то и направлена. Можно будет складировать весь виноград, переработать, просто нам негде складировать, 60-70% емкостей занято. Это значит, что половина урожая будет использована для производства высококачественного вина, остальное – для производств спирта или вина невысокого класса. Это и хорошо, и плохо. У нас появится буфер, и в будущем году урожай полностью пойдет на производство высококлассного вина. То есть, на несколько лет винная промышленность будет обеспечена спиртом и таким вином, которое позволит перейти к производству более качественной продукции.
Какое влияние может оказать кризис на ситуацию в отрасли?
Ситуация критическая, объемы сбыта на внутреннем рынке сократились наполовину, объемы экспорта – на треть. Сократились объемы сбыта и вина, и коньяка, но коньяка меньше. Коньяк в основном сбывается на российском рынке, и многое зависит от политических решений. Сейчас Россия проводит не очень хорошую политику не только в отношении Армении, но и других партнеров. Она в одностороннем порядке меняет правила игры. Мы вступили в ЕАЭС и ориентируемся на договоры ЕАЭС, которые предполагают открытые, честные и равноправные отношения. Мы с коллегами из ЕАЭС выработали правовое поле как минимум на 10 лет. При разработке мы опирались на два положения: постсоветское пространство несет в себе советскую культуру, обычаи, от которых мы не можем отказаться, и все должно гармонизировать с законами ЕС. Получилась каша – с одной стороны, мы не противопоставляем себя ЕС, а с другой несем в себе лучшие традиции прошлого. Мы выработали технический регламент, который с января должен вступить в силу. Но Россия странно себя повела. Во-первых, она изменила свою Конституцию и внесла положение о том, что международные договоры отныне вторичны в отношении Конституции России. Это касается и договоров ЕАЭС.
Второй шаг был еще хуже – если бы 9 января вступили в силу выработанные нами регламенты, то они вступили бы в противоречие с российским законодательством. Теперь они пытаются отложить 9 января на 2 года. Это значит, что мы руководствуемся российскими нормативами, которые противоречат нашим национальным интересам в определенных точках. Теперь мы говорим – когда мы заключали договор ЕАЭС, там было дополнение о том, что если правовые нормы будут противоречить национальным интересам России и угрожать ее национальной безопасности, то будут действовать российские правовые нормы. Мы не могли возражать, потому что не являемся учредителями ЕАЭС. Беларусь и Казахстан тоже не возражали, хотя потом выяснилось, что хотели. И после 9 января 2021 года может сложиться казусная ситуация, если правительство Армении не попытется предпринять шаги.
Сейчас уже российские экспортеры говорят, что они обязаны работать по своим нормативам. То есть, после 9 января сложится неравноправная конкурентная ситуация, а до этого все будет аморфно.
Вы проводите работу по выходу на новые рынки?
Мы знали, что в глобальном смысле ЕАЭС нам не интересен, потому что в основу евразийского рынка заложена идеология дешевых товаров. У Армении нет ресурсов, чтобы конкурировать на рынке дешевых товаров. Место Армении – на рынке дорогих товаров, что позволяет повышать цены, добавляя к себестоимости историю, инновации, мысль. Это позволяет развиваться и становиться серьезным игроком. ЕАЭС не позволяет нам работать наверху, поэтому ЕАЭС – не будущее для нас.
За последние 15 лет мы смогли снизить на винном рынке долю России с 95% до 70%. В ближайшие 10 лет этот показатель достигнет 50%. Это уже немало, то есть это диверсификация – по части ЕАЭС дешевая продукция, вне ЕАЭС – дорогая. То есть, из ЕАЭС выходить не нужно, но и делать ставку на ЕАЭС тоже.

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button
Close