АналитикаВоенные действияОбзор прессыПолитикаПолитики

Скоро Третья Мировая Война: Предсказание Анатолия Вассермана из-за напряженности в мире.

Кто толкает мир к третьей мировой

Геворг Мирзаян
Геворг Мирзаян
Политолог, журналист, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
Мы находимся на пороге новой мировой войны. Об этом заявил начальник Штаба обороны Великобритании Ник Картер. По его словам, сейчас в мире существует несколько региональных конфликтов, а международное сообщество неверно просчитывает риски их эскалации. «Лица, принимающие решения, порой не понимают последствия своих действий, что ведёт к росту напряжённости. Это означает, что всё больше людей вовлекаются (в военные конфликты. — Г.М.), начинает применяться всё более разнообразное вооружение. И такое течение событий уже трудно остановить, что в конечном счёте приводит к полномасштабной войне», — пояснил генерал.
Начальник штаба обороны Великобритании Ник Картер заявил, что противники Лондона «из числа авторитарных держав», включая Россию и…

И не просто генерал — Ник Картер по долгу службы является главным военным советником министра обороны и премьер-министра Великобритании, поэтому вроде как знает, о чём говорит.

Прав ли он? Строго говоря, да. Третья мировая война уже идёт — но не между государствами, а между идеологиями. Нынешняя сверхидея — глобальный либерализм — находится в серьёзнейшем внутреннем кризисе и воюет на всех фронтах с объединившимися против неё конкурентами. Среди них российская суверенная демократия, иранская исламская республика, социализм с китайским лицом, восточноевропейский национал-консерватизм и многие другие — в том числе и американская пятая колонна в лице трампизма. В процессе защиты своего статуса как глобальной сверхидеи либерализм рушит государства (Ливию, Украину), вводит санкции против непокорных, разжигает войны и отравляет жизнь миллионам людей.

Но Ник Картер, наверное, всё-таки имел в виду не идеологические, а межгосударственные войны. Он не уточнял, какие именно, но если речь идёт о региональных конфликтах, где сходятся интересы множества влиятельных игроков, то это, конечно, Сирия, Украина, Карабах, возможно, Йемен. Может ли столкновение там этих игроков, помноженное на авантюрные действия некоторых из них, привести к третьей мировой войне?

На первый взгляд, не может. Среди тех самых влиятельных игроков есть ядерные державы — Россия, США, Франция. И поскольку основные конфликтные линии идут не внутри ядерного клуба, а между региональными и ядерными странами, то ни одно безъядерное государство в трезвом уме никогда не объявит войну ядерному и не сделает ничего такого, что спровоцировало бы ответные силовые действия со стороны обладателей ядерного оружия. Поэтому риски войны сведены к минимуму.

Однако эта теоретическая схема верна лишь в том случае, если все участники рассуждают в трезвом уме, разумно и логично. Этого же не происходит — и в результате, как верно же отметил Ник Картер, существуют риски эскалаций из-за неверно принимаемых решений или ошибочных ожиданий.

Более того, при некоторых раскладах может возникнуть ситуация предопределённости — когда одно действие вызывает предсказуемую серию других шагов, ведущих к мировой войне.

Например, президент Турции Реджеп Эрдоган очень эффективно использует стратегию дипломатического блефа — всегда резко поднимает ставки в расчёте на то, что нерешительные визави (греки, израильтяне или французы) отступят без сопротивления. Обычно так и случается. Однако если сейчас Россия, Сирия и Иран начнут-таки операцию по законному и логичному освобождению сирийской провинции Идлиб от террористов, то Эрдоган может по своему обыкновению резко поднять ставки и сказать, что уходить он не собирается. Поднять в надежде на то, что Москва и Тегеран снова попытаются с ним договориться.

Глава Вооружённых сил Великобритании генерал Ник Картер заявил, что «своим безрассудством Россия может случайно развязать третью…

Однако у России и Ирана может возникнуть желание не договориться, а наказать Эрдогана. У Москвы оно возникнет, например, из-за действий Турции в Карабахе, продажи боевых беспилотников Украине, а также слишком уж большой активности турецких военных в Средней Азии. Аятоллы же захотят преподать туркам урок за размещение на границе между Карабахом и Ираном сирийских террористов, которых туда перебросила Анкара, и для предотвращения провокаций, от которых в регион стягивается иранская армия.

В итоге может сложиться та самая ситуация предопределённости. Россия, Сирия и Иран начинают операцию с расчётом на то, что Турция уйдёт сама. Эрдоган, прекрасно понимающий внутриполитические последствия такого ухода (особенно на фоне прихода к власти в США администрации Байдена, нацеленной на смену режима в Анкаре), может сохранить свой экспедиционный корпус в Идлибе и даже отстреливать наступающие сирийские части. Если под атаку попадут уже российские и иранские войска, то турок начнут серьёзно наказывать, что повлечёт за собой втягивание турецкой армии в войну — а вместе с ней, возможно, и всего НАТО.

Пусть и не накалённой, но всё-таки горячей остаётся ситуация на Корейском полуострове, где у КНДР соглашение об обороне с ядерным Китаем, а у Южной Кореи — с не менее ядерными Соединёнными Штатами.

Так что да, мир действительно находится на грани войны. И не потому, что у сторон разные интересы, и даже не потому, что политики не могут договориться о компромиссах и правилах поведения. Дело в том, что, как опять же верно сказал Ник Картер, «лица, принимающие решения, порой не понимают последствия своих действий». Для них война — это не крайний риск, а вполне приемлемый политический инструмент. И они будут её рассматривать таковой, пока не окажутся на краю пропасти ядерного апокалипсиса. Именно поэтому ряд экспертов считают, что адекватность и трезвость в мир введёт только новый Карибский кризис, когда все мировые игроки окажутся на краю этой пропасти и увидят, что за ней нет ничего. Ни выгод, ни рейтинга, ни банка, ни прикупа — только гибель.

 

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button