АналитикаДревние армянские городаЗападная АрменияИнтересные фактыИсторические персоныИстория Арменииоб АрменииПо страницам истории

Россия задумалась о пересмотре исторических соглашений с Турцией Взгляд из Армении.

Московский договор (тур. Moskova Anlaşması) — «договор о дружбе и братстве»[1], подписанный 16 марта 1921 года в Москве представителями правительства Великого национального собрания Турции и правительства РСФСР. Договором была установлена северо-восточная граница Турции, существующая до настоящего времени
Подписание султанским правительством Мудросского перемирия (капитуляции Османской империи перед странами Антанты) 30 октября 1918 года означало фактический раздел государства между победителями. В ноябре 1918 года столица империи Константинополь была оккупирована войсками Антанты.

Договор 1921 года перед лицом Путина - YouTube

Турецкий генерал Мустафа Кемаль, прибывший 19 мая 1919 года в Самсун в качестве инспектора 9-й армии с поручением контролировать ход разоружения турецкой армии, выступил перед молодёжью и объявил мобилизацию против оккупационных войск. 22 июня 1919 года в Амасье он обнародовал циркуляр (Amasya Genelgesi), который гласил, что независимость страны находится под угрозой, а также объявлял созыв депутатов на Сивасский конгресс. 8 июля 1919 года Кемаль уволился из османской армии. 23 июля — 7 августа 1919 года в Эрзуруме состоялся съезд (Erzurum Kongresi) шести восточных вилайетов империи, за которым последовал Сивасский конгресс, проведённый с 4 по 11 сентября 1919 года. Мустафа Кемаль, обеспечивший созыв и работу этих конгрессов, таким образом определил пути спасения государства. Султанское правительство пыталось этому противодействовать, издав 3 сентября 1919 года указ об аресте Мустафы Кемаля, однако исполнить его не смогло. 27 декабря 1919 года Мустафу Кемаля с ликованием встретили жители Ангоры (Анкара).

28 января 1920 года в Константинополе вновь избранная палата депутатов, большинство в которой составили сторонники кемалистского движения, приняла «Декларацию независимости Турции» (Национальный обет). В ответ на это державы Антанты 16 марта 1920 года начали занимать ключевые здания Константинополя и арестовывать турецких националистов, которые потом были высланы на Мальту. 18 марта османский парламент выразил протест против этих действий и был разогнан.

19 марта находившийся в Анкаре Мустафа Кемаль-паша послал всем губернаторам провинций и военным командующим циркулярную телеграмму, в которой предложил им принять участие в «формировании ассамблеи, которая бы имела чрезвычайную власть в вопросах, связанных с управлением нацией»; султанское правительство, ставшее марионеткой интервентов, было полностью дискредитировано, альтернативой ему стало собравшееся в Анкаре Великое национальное собрание Турции (ВНСТ). Его первое заседание открылось 23 апреля 1920 года. Мустафа Кемаль был избран председателем президиума парламента и главой правительства Великого национального собрания, которое на тот период не признавалось ни одной из держав.

Мустафа Кемаль 26 апреля обратился к председателю СНК РСФСР В. И. Ленину с просьбой о предоставлении Турции военной и финансовой помощи и предложением установить дипломатические отношения и разработать общую военную стратегию на Кавказе, чтобы защитить Советскую Россию от «империалистической» опасности в Причерноморье и на Кавказе. Эта стратегия касалась преодоления так называемого кавказского барьера, созданного дашнаками, грузинскими меньшевиками и Англией как препятствие для развития отношений между Советской Россией и кемалистами. Дашнакская Армения не позволяла транспортировать грузы в Турцию через свою территорию, а доставка помощи по Чёрному морю затруднялась присутствием кораблей стран Антанты.

Кемаль заявлял, что «Турция обязуется бороться совместно с Советской Россией против империалистических правительств для освобождения всех угнетённых, <…> изъявляет готовность участвовать в борьбе против империалистов на Кавказе и надеется на содействие Советской России для борьбы против напавших на Турцию империалистических врагов»[4]. В письме были изложены основные принципы внешней политики ВНСТ: провозглашение независимости Турции; включение в состав турецкого государства бесспорно турецких территорий; предоставление всем территориям со смешанным населением права определить свою судьбу; передача вопроса о проливах конференции прибрежных черноморских государств; отмена режима капитуляций и экономического контроля со стороны иностранных государств; ликвидация всякого рода сфер иностранного влияния.

Тем временем, разгромив на Северном Кавказе остатки Вооружённых Сил Юга России, части 11-й армии РККА РСФСР к середине апреля 1920 года сосредоточились у северной границы Азербайджана. 26 апреля 11-я армия РККА перешла северную границу Азербайджана. 28 апреля власть в Азербайджане взял в свои руки Азревком, который провозгласил Азербайджанскую Социалистическую Советскую Республику. К первой половине мая почти на всей территории Азербайджана была установлена советская власть.

В это время Республика Армения под влиянием США и стран Антанты вела войну с Турцией, хотя руководство Советской России считало её нежелательной и выразило готовность к посредничеству. За несколько недель до подписания Севрского мирного договора Армения направила пограничные войска в Ольтинский округ, который формально не принадлежал Турции, но находился под фактическим контролем мусульманских полевых командиров (в основном курдских) и подразделений турецкой армии, остававшихся там в нарушение условий Мудросского перемирия. Ввод войск начался 19 июня, а к 22 июня армяне взяли под свой контроль бо́льшую часть территории округа, включая города Ольты и Пеняк. С точки зрения турецких националистов, речь шла о вторжении армянских войск на территорию Турции, что было использовано Турцией как основание для ответного удара.

В этих условиях Советское правительство решило поддержать кемалистов и попытаться прийти к решению в конфликте с Арменией. Во-первых, идея национально-освободительной борьбы против империализма совпадала с большевистской идеологией, а во-вторых, что ещё более важно, превращение Анатолии в английскую зону влияния было крайне невыгодно для России. По указанию В. И. Ленина 3 июня НКИД направил письмо турецкому правительству. В нём говорилось, что «Советское правительство протягивает руку дружбы всем народам мира, оставаясь неизменно верным своему принципу признания за каждым народом права на самоопределение. Советское правительство с живейшим интересом следит за героической борьбой, которую ведёт турецкий народ за свою независимость и суверенитет, и в эти дни, тяжёлые для Турции, оно счастливо заложить прочный фундамент дружбы, которая должна объединить турецкий и русский народы».

11 мая 1920 года правительство Великого национального собрания Турции направило своего народного комиссара иностранных дел Бекира Сами во главе первой официальной делегации ВНСТ в РСФСР для подготовки общего договора о дружбе и взаимопомощи, которая прибыла в Москву 19 июля. 24 июля состоялась встреча Бекира Сами и его заместителя Юсуфа Кемаля с народным комиссаром иностранных дел РСФСР Г. В. Чичериным и его заместителем Л. М. Караханом.

Накануне командование Антанты приняло решение о передаче Батумской области Грузии, и 20 июля в Батуми вошли грузинские войска. Поэтому уже на первом раунде переговоров было достигнуто соглашение о совместных действиях: 28 июля −1 августа 1920 года части РККА, пробившиеся через Зангезур, и подразделения Восточной армии ВНСТ заняли Нахичеванский уезд, вытеснив из него армянские силы дашнаков.

28 июля была провозглашена Нахичеванская Советская Социалистическая Республика. Коридор Шуша — Герюсы (Горис) — Нахичеван между кемалистской Турцией и советским Азербайджаном был открыт.

10 августа между Арменией и РСФСР был подписан договор о прекращении огня, которым было оформлено временное пребывание советских войск в Зангезуре, Карабахе и Нахичеване. Тем не менее в Нахичеване сохранилось сильное влияние турецких частей.

В Москве представители советского руководства, ведя переговоры, с одной стороны, с делегацией Республики Армении во главе с Л. Шантом, а с другой стороны, с кемалистской делегацией во главе с Бекиром Сами и стремясь достичь мирного соглашения между сторонами, выдвинули «принцип этнографической границы, основанной на национальных взаимоотношениях, существовавших до великой войны», и предлагали «произвести взаимное переселение для того, чтобы создать с обеих сторон однородную этнографическую территорию». Армянская делегация была с этим в принципе согласна. Турецкая делегация, однако, не только отвергла этот принцип, но и не приняла предложение Л. Карахана о проведении встречи с делегацией Л. Шанта для выяснения позиций сторон в вопросе о спорных территориях, мотивируя свой отказ тем, что не имеет подобных полномочий. Бекир Сами настаивал на границах, определённых Брест-Литовским договором, и требовал признания «Национального обета»[10]. Турецкая делегация упорно настаивала на необходимости военного похода против Армении, мотивируя это тем, что если за короткий срок не будет создан сухопутный коридор через Нахичеван с Азербайджаном и находящейся там Красной Армией, то гибель национального движения в Турции будет неизбежной. Бекир Сами требовал хотя бы устного согласия Советской России на занятие турками Сарыкамыша и Шахтахты[6]. Не получив согласия Г. Чичерина, Бекир Сами потребовал встречи с председателем СНК РСФСР В. И. Лениным.

В Москве 13 августа Политбюро ЦК РКП обсудило предложения Г. В. Чичерина относительно Турции и Армении.

14 августа турецкую делегацию принял Ленин. После выяснения с членом Военно-революционного совета Кавказского фронта Орджоникидзе вопроса о целесообразности занятия турками Шахтахты и Сарыкамыша, Г. В. Чичерин сообщил Бекиру Сами, что советское правительство не будет возражать, при условии что турки не продвинутся далее этой линии.

К 24 августа был выработан проект Договора о дружбе, определявший основные принципы отношений между двумя странами (непризнание договоров, навязанных сторонам силой, аннулирование заключённых в прошлом договоров между царской Россией и Турцией, передача решения статуса Черноморских проливов на рассмотрение конференции черноморских государств и т. д.). В ст. 3 проекта стороны обязались при взаимном согласии в самый короткий срок принять все необходимые меры для открытия путей сообщения между Россией и Турцией в целях перевозки людей и товаров. В статье 4 говорилось, что РСФСР согласна взять на себя посредничество между Турцией и теми пограничными третьими государствами, которые распространили свою власть на какую-либо территорию, включённую в «Национальный обет», — тем самым советское правительство косвенно признавало право Турции на районы Батума, Карса и Ардагана. В связи с тем, что эти территории находились в составе Армении и Грузии, было решено отложить вопрос об определении северо-восточной границы Турции и окончательное подписание подготовленного договора. Этот проект впоследствии был положен в основу Московского договора «о дружбе и братстве», подписанного 16 марта 1921 года.

В ходе переговоров было также достигнуто соглашение, которое предусматривало предоставление помощи Великому национальному собранию Турции оружием, боеприпасами и золотом, а в случае необходимости — совместными военными действиями. В распоряжение Г. К. Орджоникидзе были немедленно направлены для последующей передачи туркам 6 тыс. винтовок, свыше 5 млн патронов и 17 600 снарядов.

По соглашению от 24 августа денежная помощь Турции была установлена в объёме 10 млн золотых рублей, что соответствовало 7,74 тонны золота дополнительно к 620 килограммам из золотого запаса Российской империи (100 тысяч золотых османских лир), о получении которых ранее договорился Халиль-паша, посетивший Москву с неофициальной миссией по поручению Мустафы Кемаля до начала работы ВНСТ. По итогам его переговоров с Каменевым Совнарком принял решение тайно выделить Турции миллион золотых рублей.

Полученное золото Халиль-паша в сопровождении советской дипломатической миссии во главе с советником Я. Я. Упмал-Ангарским доставил в Эрзурум 8 сентября. Путь миссии в Анатолию оказался крайне сложным и опасным. 200 кг из привезённого золота было оставлено в распоряжении Восточной армии, а остальные направлены в Анкару и потрачены в первую очередь на жалование государственным служащим и офицерам.

Первая партия оружия и боеприпасов была доставлена в Трабзон в конце сентября 1920 года. В течение месяца турецкая армия получила 3387 винтовок, 3623 ящика с боеприпасами и примерно 3000 штыков. В основном винтовки были трофейными германскими — такими же, что состояли на вооружении турецкой армии. За все годы войны за независимость, согласно официальным турецким данным, поставки Советской Россией вооружения и боеприпасов составили: винтовок — 37 812 штук, пулемётов — 324, патронов — 44 587 ящиков; орудий — 66 штук, снарядов — 141 173 штук.В дальнейшем перевозки вооружения, боеприпасов и снаряжения осуществлялись по морю из Новороссийска и Туапсе в Самсун, Трабзон и Инеболу, откуда они переправлялись во внутренние районы Анатолии.

26 февраля 1921 года глава российской советской делегации народный комиссар иностранных дел Г. В. Чичерин открыл Московскую конференцию.

16 марта в Москве без участия представителей Азербайджанской ССР, Армянской ССР и Грузинской ССР был подписан советско-турецкий Договор о «дружбе и братстве».

Со стороны РСФСР договор подписали Чичерин и член ВЦИК Джелал Коркмасов, со стороны Турции — народный комиссар иностранных дел ВНСТ Юсуф Кемаль-бей, Рыза Нур-бей и Али Фуад-паша.

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%B4%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80_(1921)

http://hpj.asj-oa.am/4098/1/2002-1(3).pdf

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button