АналитикаАрмянеЗанимательноеИнтересные фактыНовостиоб АрменииПолитика

Дождались!!!!«Вазген Саргсян сказал, что 21-й век будет нашим. Сегодня я хочу сказать, что 21-й век уже наш»: Никол Пашинян

Премьер-министр Никол Пашинян в большом зале заседаний правительства Республики Армения 7 апреля принял участие в 12-м внеочередном съезде Союза добровольцев “Еркрапа” (СДЕ). Никол Пашинян выступил с приветственной речью, в которой, в частности, отметил: “Уважаемые участники, делегаты съезда Союза добровольцев “Еркрапа”, Уважаемые гости, Сначала позвольте мне приветствовать съезд СДЕ и пожелать, чтобы по итогам съезда организация получила новое дыхание и новое настроение.

Союз добровольцев “Еркрапа” -это созданная в пучине Арцахской освободительной войны организация, в которую первоначально входили борцы за свободу, непосредственно участвовавшие в освободительной войне во главе со спарапетом Вазгеном Саргсяном.

Эту организацию создали легендарные люди, и на храбрости, крови и жизни этих людей зиждутся независимая государственность Армении, независимая государственность Арцаха, безопасность и победа нашего народа. Я хочу подчеркнуть это, потому что произошедшие со временем многие события и явления как-то отодвинули на второй план этот факт.

И как премьер-министр Республики Армения я хочу сказать, что я преклоняюсь перед этим поколением борцов за свободу, которое не растерялось, не запаниковало перед лицом вызовов, стоящих перед нашим видевшим геноцид и разрушения народом, и в отсутствие армянских вооруженных сил вело неравную битву за нашу родину, за наши мечты.

Конечно, я не говорю, что все борцы за свободу, которые взяли на себя такую миссию, впоследствии стали членами Союза добровольцев “Еркрапа”, но СДЕ на все 100% состоял из таких людей на момент его основания. А эта борьба за наше достоинство и суверенитет была действительно неравной, потому что, многие забыли, что в самом начале на наших соотечественников в Нагорном Карабахе нападения совершали не только азербайджанские, но и советские вооруженные силы, и ситуация, да, в первые дни карабахского конфликта казалась роковым.

Казалось, что у нашего народа не было никаких шансов, никаких возможностей, но в Карабахской войне, как и в Сардарапатской битве, произошло то, что противоречило всем анализам и холодным расчетам, потому что холодные расчеты, как правило, не учитывают дух и силу единства, которой армянский народ обладал с 1988 года, и позвольте сказать — обладает и сегодня в Армении, Арцахе и диаспоре.

Дорогие друзья, Важный урок и вывод Карабахской войны имеет большое значение для дальнейшей судьбы нашей страны и народа. Этой борьбой за свободу мы доказали, что можем быть хозяином и вершителем своей судьбы. Мы можем свой статус просителя с бумажным черпаком заменить железной рукой, миролюбивым умом и непобедимым духом принуждать к миру, а не просить. И я хочу подчеркнуть, что принудили к миру в навязанной нам войне. Я также считаю необходимым отметить, что благодарю также всех борцов за свободу, которые не являются членами Союза добровольцев “Еркрапа”, за то, что дали это историческое доверие нашему народу, и я надеюсь, что этот съезд действительно объединит всех борцов за свободу.

Но я также хочу подчеркнуть, что это историческое доверие не сделало нас агрессивными и милитаристскими. Вазген Саркисян по этому поводу, думаю, высказался очень четко: “Никто так не хочет мира, как я”.

Думаю, это слова, которые каждый из нас может повторить сегодня. И, да, установление всеобъемлющего мира и стабильности в регионе является нашей величайшей и самой важной задачей, и мы будем последовательно и неутомимо работать над этой задачей. Но для того, чтобы решить эту проблему, мы должны использовать правильные, точные формулы. Установление мира и стабильности в регионе не может быть обязанностью только двух или одной из трех сторон нагорно-карабахского конфликта. Это обязанность и ответственность, которую в равной степени разделяют все три стороны конфликта.

Позвольте мне сказать, что это общая ответственность, совместная работа, и именно эту идею я положил на стол переговоров с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым во время встречи 29 марта в Вене. И я озвучил нашу формулу мира 12 марта на совместном заседании Советов безопасности Республики Армения и Республики Арцах в Степанакерте.

И позвольте мне также отметить, что в ходе переговоров в Вене эта формула была главной темой обсуждения. В связи с этим есть некоторые недоразумения, которые я считаю, что нужно уточнить и к которым нужно обратиться еще раз. Во-первых, говорят, что правительство Армении, Армения требует изменения формата переговоров по карабахскому вопросу, и наши соседи представляют в качестве победы то, что изменения формата переговоров не произошло и не происходит. Я хочу четко заявить, что правительство Армении никогда не ставило вопрос об изменении формата переговоров по карабахскому вопросу.

Правительство Армении поставило вопрос о восстановлении переговорного формата. Мы никогда, ни на одну секунду не ставили под сомнение то, что переговоры по карабахскому вопросу должны проходить в формате сопредседателей Минской группы ОБСЕ. А формат Минской группы ОБСЕ с первой же минуты своего формирования подразумевал и включал участие избранных представителей Нагорного Карабаха в переговорном процессе.

И в течение всего переговорного процесса, можно сказать, что Нагорный Карабах присутствовал и не только до 1998 года, но и после 1998 года, потому что давайте посмотрим на факты и отметим, что Роберт Кочарян и Серж Саргсян, представляющие Республику Армения за столом переговоров с 1998 года, фактически представляли также Карабах, и они были непосредственно избранными представителями Карабаха, и в этом смысле у них был полноценный мандат.

Следовательно, переговорный процесс должен продолжаться в той же логике, что и в начале 1990-х годов. Почему важно участие Карабаха в переговорном процессе? Потому что невозможно разрешить какой-либо конфликт без участия ключевой стороны. Если мы говорим без представителей Нагорного Карабаха о чем-либо, то мы говорим о чем угодно, но не об урегулировании конфликта, потому что в таком формате несерьезно говорить об урегулировании конфликта.

Следующий вопрос, который мы подняли, касается Мадридских принципов. Как я сказал в Степанакерте, точно так же сказал в Вене, что для меня, как для вовлеченного в переговорный процесс нового человека, необходимо получить четкое разъяснение того, что могут означать Мадридские принципы на практике, к каким возможным результатам могут привести переговоры в рамках этих принципов. И я хочу сказать, что я не получил четкого ответа на этот вопрос в Вене, и только после того, как я получу очень четкий ответ на этот вопрос, мы четко заявим, насколько приемлемы и неприемлемы эти принципы для нас и приемлемы ли они в целом.

Вообще говорится, что, мол, самое важное преимущество Мадридских принципов заключается в том, что каждая сторона, как хочет, так и интерпретирует их. Я очень ясно высказывал и высказываю свою позицию: это делает несерьезным весь переговорный процесс, потому что представьте ситуацию, когда лидеры двух государств собираются перед мировым сообществом и общественностью, встречаются, часами разговаривают в одной комнате, а затем выходят, и их рассказы о том, о чем они говорили в комнате, на 180 градусов различаются друг от друга.

Это несерьезно и делает несерьезным весь переговорный процесс. И если вы были внимательны, то после венской встречи я сделал все, чтобы мы не оказались в такой несерьезной ситуации. И я хочу выразить надежду, что все участники переговорного процесса воздержатся от действий, противоречащих этой логике, потому что создалось ложное мнение, что такая практика может сделать несерьезными или нанести ущерб одной из сторон.

Такая практика делает несерьезным весь переговорный процесс, делает несерьезным институт главы государства в целом. И я четко изложил эти позиции в Вене. Следующая важная проблема: любые власти и любое правительство, которое считает, что оно может решить или решает карабахскую проблему, проявляет высокомерие. Есть только один субъект или, в данном случае, три субъекта, которые могут решить карабахскую проблему — это народы, и ни одно правительство не может продвигать какое-либо решение, если эти решения неприемлемы для народа. Следовательно, идти к урегулированию карабахской проблемы — значит идти в ногу с народом к решению, иначе любое действие, противоречащее этой логике, обречено на провал. Я также хочу подчеркнуть, что нельзя постоянно угрожать другому народу.

Я хочу обратить ваше внимание на тот факт, что любой, кто угрожает другому народу, косвенно угрожает и своему собственному народу. Это очень тонкий вопрос, и я надеюсь, что все мы понимаем, что правительство Армении не угрожает ни одному народу, не потому, что боится какого-либо народа или правительства, а потому, что мы не можем поддаться искушению угрожать своему народу.

С народом не разговаривают на языке угроз. И вообще, не нужно говорить с нами на языке угроз. Не нужно нам угрожать войной. Мы будем отвечать на угрозу войны своей повесткой мира, а при необходимости — повесткой принуждения к миру. Мы ответим на призыв к миру с готовностью к миру, и мы готовы работать ради мира. С этой целью мы предлагаем простую формулу, которая полностью приемлема для международного сообщества, и я представил эту формулу в Национальном Собрании Республики Армения, заявив, что любое урегулирование карабахского вопроса, любой вариант урегулирования должен быть приемлемым для народа Армении, для народа Карабаха и для народа Азербайджана. До тех пор, пока мы не смогли найти такое решение, разговоры о каком-либо разрешении кажутся несерьезными, и я ожидаю, что президент Азербайджана также примет эту формулу.

Я хотел бы особо подчеркнуть, что повестка Степанакерта, которую мы озвучили 12 марта, вошла в нашу совместную повестку обсуждений по результатам венской встречи 12 марта, и отныне никто не может каким-либо избежать этого. Отныне это реальность, и этот факт закреплен совместным заявлением сопредседателей Минской группы ОБСЕ и министров иностранных дел двух стран. Дорогие члены СДЕ, Сегодняшний съезд, думаю, станет важной вехой в оценке пройденного вами славного пути. Однако моей формулой оценки было и будет встреча с правдой лицом к лицу, и, сталкиваясь с правдой, мы должны иметь смелость говорить о ряде явлений и событий, имевших место в послевоенную эпоху, которые в конечном итоге привели к развитиям, связанным с уже бывшим председателем Союза добровольцев “Еркрапа” генерал-лейтенантом Манвелом Григоряном.

Мы должны понять, как и почему все это произошло. К сожалению, после подписания соглашения о прекращении огня в Арцахской освободительной войне мы стали свидетелями явления, когда некоторые части нашего общества, похоже, считают, что люди, которые совершили героизм ради родины, получают привилегии в плане своих прав и обязанностей перед другими гражданами Республики Армения.

Это было неправильное понимание ситуации, потому что, да, победа была создана ценой жизни, крови и здоровья наших воинов-освободителей, но эта победа была бы невозможна без единого и решительного народа и государства в тылу. Следовательно, каждый гражданин Республики Армения должен чувствовать себя полноправным владельцем этой победы, и это единственный способ сохранить и развить эту победу. Вообще, еще с древних времен самой важной тактикой и стратегией войны было следующее: если хотели лишить какую-либо армию возможности победить, то “очищали” путь этой армии от населения, народа и людей, потому что армии не могут сражаться на пустынных полях, армии не могут одерживать победы на пустынных полях, если в тылу не стоит народ, не поддерживает их.

Следовательно, все граждане Республики Армения равны перед законом, ни один гражданин Республики Армения, будь он воином-освободителем, генералом, премьер-министром, депутатом или министром, не имеет никаких преимуществ перед другим гражданином. Это послание, которое я хочу еще раз направить с этой трибуны Республике Армения, всем гражданам Республики Армения, борцам за свободу или не борцам за свободу. Да, эта освободительная война дала нам много героев, великих героев, легендарных героев, но, прошу прощения за сравнение, я хочу сказать, что героизм подобен здоровью, и героизм нуждается в ежедневной, ежечасной заботе, потому что без этой ежедневной заботы героизм может обесцениться.

Наша главная задача — не обесценить коллективные жертвы нашего народа и наших героев, а сделать их краеугольным камнем, на котором должна быть построена и уже строится свободная и счастливая Армения. Вазген Саргсян сказал, что 21-й век будет нашим. Сегодня я хочу сказать, что 21-й век уже наш, и мы должны сделать только одно: твердо стоять на защите нашего 21-го века, нашей родины, нашей мечты, нашего счастья и будущего. И следовательно, да здравствует свобода, да здравствует Республика Армения, да здравствует Республика Арцах, да здравствует Союз добровольцев “Еркрапа”, да здравствуем мы и наши дети, которые живут и будут жить в свободной и счастливой Армении. Спасибо”.
Пресс-служба премьер-министра Армении

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button