Авторская программаАналитикаВ мире интересногоВсе о самом интересном..Интересные фактыИсторические персоныИстория

Вадим Арутюнов: Армяне в стране фараонов.

Армяне в стране фараонов

ВАДИМ АРУТЮНОВ

 

Армяне в стране фараонов

Для одних Египет — это Хургада, Шарм аль-Шейх с их теплым Красным морем, для других Египет — это пирамиды, фараоны, легендарный Нил. Конечно, о вкусах не поспоришь. Но лично для меня Египет — это не только пирамиды и теплые моря, но и легендарная армянская община, проживающая уже несколько столетий в этой стране. К ним я и отправился… к легендарным.

АЛЕКСАНДРИЯ — ГОРОД АРМЯНСКИХ УЧЕНЫХ

Свой египетский маршрут по армянским следам я начал с Александрии не случайно. Именно отсюда, из Александрии, исходят корни армянской диаспоры Египта, о которой упоминал уже в I веке нашей эры римский историк Саллюстий. Это теперь Александрия — второй после Каира по численности населения и экономическому значению город Египта. А в старину она была первой. И, возможно, даже во всей Африке. За исключением Карфагена. Город прославился уже вскоре после своего основания. Цари из династии Птолемеев в III веке до н.э. построили здесь уникальную библиотеку и приглашали в город всех наиболее значимых ученых и литераторов своего времени. К примеру, в IV в. в Александрии учились Месроп Маштоц, Саак Партев, Егише. Позже Мовсес Хоренаци и Давид Анахт. Последние двое учились в знаменитой богословской школе у Кирилла Александрийского. К сожалению, от строений той античной библиотеки ничего не осталось. Гибель корпусов происходила не сразу: главная библиотека погибла в 273 году, когда император Аврелиан разрушил и сжег Брухейон при взятии Александрии, подавляя мятеж царицы Зенобии; часть библиотеки, хранившаяся при храме Сераписа, была утрачена, вероятно, позднее. Время окончательной гибели библиотеки точно не установлено, однако, известно, что в 391 году в Александрии произошли волнения и конфликт между язычниками и христианами, который длился до 410 года. Приблизительно в этот период и были разрушены последние останки корпусов. Далее, приблизительно до VIII века, небольшая часть сохранившегося фонда располагалась в отдельных учебных заведениях. Из этого следует, что только Маштоцу и Партеву посчастливилось совершенствовать свои знания в настоящих корпусах библиотеки. А вот годы работы и учебы остальных их армянских соотечественников, — Егише, Хоренаци и Давида Анахта, — прошли уже вне стен античного книгохранилища…

Набережная Александрии. Фото:  «Антитопор»

Набережная Александрии. Фото: «Антитопор»

Прогуливаясь по набережной проспекта аль-Гейш, я добрался до студенческого городка, где и расположена нынче Александрийская библиотека на месте прежней. Идея возрождения мегачитальни была выдвинута в 1974 году. На эти цели Египет выделил четыре гектара земли для строительства и учредил Национальную Высшую комиссию для Александрийской библиотеки.

Александрийская библиотека. Фото:  «Антитопор»

Александрийская библиотека. Фото: «Антитопор»

Курировал процесс глава государства Хосни Мубарак. В 2002 году строительство было завершено. С тех пор «Библиотека Александрина» функционирует как современная библиотека и культурный центр, в память о первоначальной Александрийской библиотеке.

Армянские графемы на стенах библиотеки. Фото:  «Антитопор»

Армянские графемы на стенах библиотеки. Фото: «Антитопор»

Стены облицованы асуанским гранитом, с высеченными на нем графемами из 120 различных человеческих письменных систем, в т.ч. армянской. Вокруг здания толпы студентов, спешащих «погрызть гранит наук». Молодежь в Александрии коммуникабельная. Даже чересчур. К примеру, когда я шел по тротуару, мимо меня проехал автомобиль, затем, резко затормозив, автомобиль сдал назад. Из открытого окна высунулся молодой человек, улыбаясь, обратился ко мне:

— Йа баша [уважительное обращение к мужчине в Египте, от османского «паша». — Прим. авт.], у нас с вами одинаковая футболка.

Я сравнил свою футболку с той, что на парне. Они действительно были один в один. Честно говоря, я не знал, как я должен был на это отреагировать. Мало ли, кто во что одет.

— Бывает, — все, что мне пришло в голову для ответа.

Смуглый египтянин снова обнажил свои белоснежные зубы, надавил на газ и был таков. А я до сих пор думаю, каковы должны были быть мои действия в таких случаях, что я должен был сделать. Странные эти «фараоновы дети».

КАРАБАХСКИЙ ГЛАВА ЕГИПТА

В истории этой страны не раз бывали случаи, когда Египтом руководили представители армянской национальности. Причем начиная со Средних веков и до конца XIX века. О некоторых из них я расскажу в последующих главах. А пока остановимся на Нубаре-паше (Нубар Нубарян), который стал первым премьер-министром Египта и оставался на этой должности 17 лет (1878–1895 гг). В официальной биографии сказано, что Нубар Нубарян родился в 1825 году в семье армян из Смирны [ныне Измир, Турция. — Прим. авт.], что является действительностью. Однако корни отца Нубара Мкртича исходят из Карабаха. Прадед Мкртича был армянский полководец Давид Бек, разбивший османскую армию в Закавказье и получивший позже признание иранского шаха Тахмаспа II и владычество над Сюником.

Памятник Нубару-Паше у входа в Александрийскую оперу. Фото: «Антитопор»

Нубар рос смышленым и любознательным мальчиком. Вопреки своему далекому предку, был далек от военного дела, но имел тягу к языкознанию и гуманитарным дисциплинам. Вскоре родители отправили ребенка учиться сначала в Швейцарию, затем во Францию. А в 17 лет Нубар вернулся в Смирну блестяще образованным юношей. Его возвращение из Европы удачно совпало с визитом министра иностранных дел Египта Богос-бея Юсуфяна в Константинополь, который являлся и родным дядей Нубара — братом мамы мальчика. Во время визита Богос-бей решил навестить родных в Смирне. Увидев образованного племянника, египетский чиновник уговорил сестру и зятя отпустить Нубара вместе с ним в Египет, устроить на работу в МИДе. Вскоре юноша стал секретарем дяди, а уже через три года и вовсе был назначен личным секретарем вице-короля Египта Аббаса I Хильми. Карьера молодого человека росла из года в год. Дошло до того, что Нубару давали дипломатические поручения: например, в Вене ему удалось заключить сделку на строительство железнодорожного полотна Каир-Суэц. А в 1866 году уже новый правитель Египта Исмаил-паша направил Нубар-бея в Константинополь, чтобы убедить султана Абдул-Азиза в необходимости выделить на строительство Суэцкого канала баснословную сумму. «Постройка канала между Средиземным и Красным морями была бы самым важным событием века!» — гласил султанский фирман. Удовлетворенный результатами визита Нубар-бея к султану, Исмаил-паша поручил ему взять в свои руки завершение работ по Суэцкому каналу (христианам-неиностранцам подобное доверяли редко). Нубар-бей съездил в Париж, чтобы уладить спорные вопросы между Египтом и французской Компанией Суэцкого канала. Решение вопроса было вынесено на арбитраж императора Наполеона III. Египту это обошлось в 4 миллиона фунтов стерлингов. По возвращении из Парижа Нубар-бей занял кресло министра общественных работ и был удостоен титула паши. А вскоре он стал премьер-министром. Замечу, что, несмотря на высокую должность, Нубар-паша возглавлял также армянскую диаспору на Ближнем Востоке. Кстати, и сына своего, Погоса, Нубар-паша воспитал в любви к армянскому и египетскому народам. Что тоже сказалось на карьере Нубара-младшего: много лет он был директором железных дорог Египта, основал омнибусную компанию в Александрии. Эти машины и сегодня популярны в этом городе. А в 1906 году, вместе с Ервандом Агатоном и Якубом Артином, открыл Всеармянский благотворительный союз (AGBU), действующий и сегодня более чем в 30 странах мира. И в Александрии, и в Каире имеются улицы имени Нубара-паши. Египтяне с теплотой относятся к своему первому премьер-министру, так как с его именем связаны многие преобразования в этой стране. И не случайно у входа в Александрийский оперный театр чинно восседает в кресле каменное изваяние Нубара-паши, подарившего городу этот театр. Политик был весьма одаренным человеком. Поэтому автор памятника изобразил Нубара-пашу и как справедливого юриста, при котором были заложены основы первой египетской конституции. Под правой рукой своего изваяния скульптор изобразил конституцию, а в левой руке Нубара-паши щит с надписью «Справедливость — основа всего правительства».

АРАКЕЛ НУБАР — СПАСИТЕЛЬ ЧЕРНОКОЖИХ КРЕСТЬЯН

Кстати, мне довелось побывать и у могилы Нубара-паши. Почему-то ряд источников сообщает, что он похоронен в районе Гелиополиса. Что неверно. Нубар-паша хоть и скончался в Париже, но захоронен в саду Армянской Апостольской церкви Александрии. Здесь я встретился и с настоятелем храма отцом Григором.

— Мы очень гордимся нашей церковью, так как она не только одна из старейших в Александрии, но и руку сюда приложили величайшие сыны Армении и Египта, — говорит священник, — В Египте 10 тысяч армян. Из них три тысячи проживают в Александрии. Среди них есть наши, православные армяне, есть армяне-католики, есть и атеисты, но подобные разделения их не сдерживают. Все они с удовольствием приходят сюда, так как именно с этим местом связаны имена великих армян Египта, некоторые из которых тут и похоронены.

Армянская церковь Александрии. Фото:  «Антитопор»

Армянская церковь Александрии. Фото: «Антитопор»

Отец Григор прав. Здесь же, в саду храмового комплекса, похоронены воистину достойные сыны как армянского, так и египетского народов. Например, тот самый дядя Нубара-паши, о котором я выше упоминал — Богос Юсуф-бей.

Склеп Богос-бея — министра иностранных дел Египта начала XIX века. Фото:  «Антитопор»

Склеп Богос-бея — министра иностранных дел Египта начала XIX века. Фото: «Антитопор»

При жизни он был не только министром иностранных дел страны, но и достаточно богатым человеком, умершим в нищете. Ибо за несколько месяцев до смерти все свое состояние завещал на нужды будущего армянской общины Египта. Так и сказал, умирая: «Я пришел в этот мир голым. Голым и уйду». Кстати, с именем Богос Юсуф-бея в арабской филологии связан один из известных цитрусовых плодов — мандарин. На арабском языке «мандарин» — «аль-юсфи». И так его назвали не случайно: до того как Богос Юсуф-бей стал чиновником, он занимался международной торговлей. Однажды Богос Юсуф привез из острова Мальта в Египет саженцы мандаринов и посадил их в саду египетского вали [губернатор. — Прим. авт.] Мухаммеда Али. Последнему понравились душистые деревца и сочные плоды, доселе не известные египтянам. Мухаммед Али назвал плоды аль-юсфи (юсуфики) в честь первооткрывателя плодов Богоса Юсуф-бея.

Чуть левее от могилы Богос Юсуф-бея есть еще одно любопытное надгробие, под которым покоится губернатор Хартума [совр. столица Судана. — Прим. авт.] Аракел-бей Нубар. Его могилу украшают сфинксы, стерегущие покой почившего. А над надгробием скульптура склонившего голову фелляха [арабский крестьянин. — Прим. авт.].

Надгробие Аракелу — губернатору Судана. Фото: «Антитопор»

Он здесь неспроста. Дело в том, что Аракел Нубар был добрым правителем этой африканской страны и обеспечил равноправие между разными социальными слоями населения. Именно при правлении Аракела Нубара в Хартуме и далее по всему Судану было отменено крепостное право в 1854 году. Заметьте, в африканском Судане это произошло на семь лет раньше, чем в России. Вот вам и Африка! Кстати, когда Аракел губернаторствовал в Хартуме, ему не было и 30-ти. Да и умер он рано, в 32 года. В память о себе он оставил не только любовь к нему простых крестьян, но и школу для армянских детишек Александрии, которая выпустила тысячи детей, в т.ч. ставших мировыми знаменитостями. Например, Александр Рубен Куюмджян (сценический псевдоним Алек Р. Костандинос), написавший для Демиса Руссоса шлягер Souvenirs…

Старейшая в Александрии армянская школа. Фото:  «Антитопор»

Старейшая в Александрии армянская школа. Фото: «Антитопор»

К вечеру отец Григор вызвался меня лично проводить до моего отеля. Мы сели в его авто и поехали то вдоль, то поперек узких александрийских улочек района аль-Лабаан. Ехали не более 40 км в час. По пути встречались какие-то рабочие-арабы, с поднятой рукой приветствующие отца Григора.

— Вас в этом районе все знают? — с удивлением спросил я у священника.

— Так весь этот район принадлежит нам, армянам, — как ни в чем не бывало ответил отец Григор. — Все эти люди арендуют здесь помещения под мастерские, торговые лавки, автомойки и платят нам. Ведь эти помещения на нашей земле, оставленной нам богатыми армянами XIX–XX веков. Деньги поступают в Фонд. А уже оттуда на нужды египетских армян. По этой причине армянином в Египте быть удобно. Армянские дети учатся бесплатно в школе. После окончания школы могут поступить в любой вуз мира и продолжить обучение. Опять же Фонд оплачивает. Также и медицинские услуги оплачиваются Фондом.

— Так вы здесь шикуете? — удивленная гримаса все никак не сходила с моего лица. Отец Григор улыбнулся.

— Можно сказать и так! Все эти блага от наших ушедших соотечественников. В основном, от Нубара, Аракела, Богоса, Тиграна… Большую часть своего наследства они завещали армянам Египта. Чтобы наша нация в этой стране имела будущее и ни в чем не нуждалась. Вот мы и пожинаем плоды, но и сами не являемся только потребителями. Стараемся тоже приумножать на будущее наших детей, внуков. Ведь и им дальше жить в этой стране.

Много любопытного поведал мне отец Григор. Вся эта история напомнила мою поездку в Индию, в которой у армян не меньше благ от почивших армянских богачей прошлых веков и тоже имеется Фонд. Разница только в том, что в Египте все по-честному, а индийских грабят… Об этом можно прочитать в моей заметке «По индийским следам Микаэла Налбандяна».

— Здесь имеются и смешанные семьи, — продолжил отец Григор. — Например, армяно-коптские. Но и в этих семьях дети записаны исключительно «армянами». Даже если отец копт. Потому что, как вы понимаете, коптам в Египте сложно живется, а армяне могут пользоваться Фондом. Вот они и становятся «чистокровными» армянами, учатся в армянской школе, говорят по-армянски, носят армянские фамилии… Да что там смешанные семьи! Коптская церковь находится на земле, принадлежащей нам…

В номере моего отеля я оказался уже достаточно поздно вечером. Я распахнул окно с видом на Средиземное море, заварил кофе и, смакуя напиток, устремился мыслями куда-то вдаль. Смотрел и думал: «А ведь египетские армяне — достойный пример для подражания всем нам. Они живут сегодня, но думают и о завтрашнем дне. И это самое „завтра“ касается не только их семьи, но и всех соотечественников в Стране Пирамид. Они живут одной большой семьей. Армянской семьей. И при всем этом активно принимают участие в строительстве Египетской Арабской Республики. Их имена связаны и с Суэцским каналом, и со строительством Асуанской плотины, городов и с орошениями сложных участков Сахары… Армяне Египта воистину заслуживают уважения не только среди своих соотечественников, но и среди всех египтян». Время неумолимо. К сожалению, у меня не нашлось времени, чтобы посетить Армянское кладбище и Армянскую католическую церковь. Оставлю эти визиты на будущее. А пока в Каир!

АРМЯНЕ В СТРАНЕ ФАРАОНОВ. Часть II

Преодолев пять часов пути в египетском экспрессе, я прибыл в Каир — крупнейший на африканском материке мегаполис и, одновременно, центр панарабской и коптской культуры. В нашем случае я бы еще сказал, и армянской тоже. Ведь присутствие армян в Каире отслеживается уже с раннего Средневековья: от визирей до военачальников, от артистов и до министров — все это мисрахаи. О них и пойдет речь в продолжении нашей эпопеи «Армяне в стране фараонов», во второй части.

СОЗДАНИЕ ФАТИМИДОВ

Один из путешественников XII века Вениамин Тудельский, совершивший вояж из испанской Наварры до Иерусалима, оставил после посещения Каира такую запись: «Каир — большой город, украшенный площадями и лавками; там никогда не бывает дождя, но Нил, выходящий ежегодно из берегов, орошает страну… Что и делает ее необыкновенно плодородной». Уж девять десятков столетий минули с тех пор, а ощущения, что Тудельский описывает современный Каир. Разве что Нил не выходит уже из берегов и обустроен дамбами. А дождей как не было столетиями, так и нет. Поэтому у меня была прекрасная возможность «просушиться» после влажной Александрии, где дожди и ливни поливают античный град ежедневно. Во всяком случае, я не припомнил ни один «сухой день», проведенный в Александрии.

В Каире я поселился в апартаментах, в самом центре города на проспекте Рамзес. Место шумное, но терпимое, учитывая, что мои балконы выходили не на сам проспект, а во дворы. Впрочем, меня и шумы-то никогда не беспокоили. Я слишком люблю жизнь, чтобы скрываться в тишине. Поэтому, не теряя ни минуты, переодевшись, отправился осматривать окрестности.

Проспект Рамзеса. Фото:  «Антитопор»

Проспект Рамзеса. Фото: «Антитопор»

Да, чуть не забыл, дом, в котором я поселился, построен в 1912-м. В том же году и лифт. Стоит ли описывать, что я испытывал, пока спускался на нем с третьего этажа на первый? Верно, думал о безопасности. Однако, если не думать об этом и присмотреться к уникальному чуду техники, оставленной нам в наследство от пращуров, то можно испытать невероятные ощущения от прикосновения к истории: лифт кованый, ручной работы от железа до дерева, с уникальными эксклюзивными ставнями…

Я вышел на оживленный проспект и направился в сторону Нила. Чем дальше отходил от дома, тем больше казалось, что мне тут все знакомо — и здания, и улицы, и торговцы, и мусор, и прилипалы, просящие милостыню. Впрочем, объяснимое дежа-вю, учитывая оставшиеся за плечами десятки стран Востока.

Грязный Нил. Фото:  «Антитопор»

Грязный Нил. Фото: «Антитопор»

Тем не менее, в отличие от всех этих «десятков», Каир имеет свой стержень, свой колорит. А мусульманский мир относится к этому городу с большим почтением, наряду с Меккой и Мединой. Ведь до начала Х века Каир [арабск. аль-Кахира — «победоносный». — Прим. авт.] был центром исламской религии. Построенная в 972 году мечеть аль-Азхар в 988 году включила в себя одноименный университет. В течение более чем тысячи лет она остается центром изучения и толкования ислама, а также важнейшим высшим учебным заведением арабского мира. Здесь обучаются 20 000 студентов из многих стран. Чтобы получить аттестат о духовном исламском образовании, студенты должны учиться в мечети аль-Азхар в течение 17 лет. Также замечу, что университет основан во время Фатимидского халифата исмаилитами. А они были известны своим тяготением к знаниям и толерантностью к представителям других конфессий. При Фатимидах в аль-Азхаре преподавали иудей Маймонид и армянин Григор Магистрос, перебравшийся позже в Санаин. При фатимидах создавалась армянская христианская конная пехота, а отдельные представители становились крупными военачальниками и даже визирями. Их и их потомков в Египте принято называть мисрахаями — от арабск. «маср» — Египет и арм. «хай» — армянин. Вот о них и стоит сказать отдельно.

МИСРАХАИ

В Каире принято считать, что мисрахаи ведут свой отсчет от Фатимидов, которые сформировали армянские отряды из Леванты и Ани после падения армянского царства Багратидов в 1045 году. На самом деле все произошло гораздо раньше. Видимо, Фатимидский халифат берется за основу, как я говорил выше, из-за веротерпимости, уважения к наукам и формирования национальных армий, состоящих из христиан. Но христиане — в нашем случае армяне — служили в египетской армии задолго до Фатимидов. К примеру, в истории страны хорошо известно имя Вардана аль-Руми аль-Армани, или, как его еще называют, Вардана Знаменосца. Предания умалчивают о том, как он попал в Египет, однако известно, что в 641 году при осаде Александрии простой солдат Вардан-армянин из Византии спас жизнь командующему арабской армии Амра ибн аль-Аса. В благодарность за свое спасение военачальник щедро вознаградил Вардана, подарив ему 40 отборных скакунов, повысил в звании и снабдил спасителя отрядом. По этой причине Вардана аль-Руми аль Армани стали называть Знаменосцем. В настоящее время в старейшем районе Каира Фустате именем Вардана называют рынок, на месте которого при короле Фаруке I находился кавалерийский полк «Вардан Знаменосец». Кстати, сам Вардан был христианином, однако известно, что один из его потомков Али ибн Яхья Абул Хасан аль-Армани принял ислам. Впрочем, даже будучи прозелитом, Али аль-Армани нисколько не посрамил имя своего прапрадеда Вардана, командовал армией Аббасидской, а вскоре сам халиф назначил отважного бойца-армянина духовным и политическим лидером мусульман Багдада. «Мужественный Али аль-Армани был сведущим в военной науке и изумительным толкователем Корана», — писал о нем средневековый исламский историк ибн Тагрибирди.

Как вы догадались, мои читатели, мисрахаи те же египетские армяне, с той лишь разницей, что первые не придавали особого значения религии, да и истоки их берутся из раннего Средневековья, а значит, они являются ровесниками исламизации Египта. Отсюда и патриотизм к земле египетской, и преданность халифам, менявшим одну империю за другим. В истории страны известны имена еще нескольких армян, оставивших неизгладимый след в средневековом Египте и исламской цивилизации. Один из них Бедрос Гардмануни, известный в Египте под именем Бадр альДжамали. Он был призван в 1073 году Фатимидским халифом аль-Мунтасиром в Египет на помощь стране, ослабленной внутренней борьбой и опустошенной засухой, голодом и эпидемией. Позже Бадр сформировал армию из армянских солдат, чьи отцы служили еще в войсках Багратидов. Но после распада армянского княжества волны беженцев нашли убежище в Египте. Бадр стал первым военным, ставшим везиром (министром), задав тенденцию на столетие визирей, в основном армян, с такой же монополией на гражданские и военные полномочия. Сыновья Бадра не пошли по стопам отца, стали архитекторами. Таланту старшего из них, аль-Афдаля, принадлежит дворец в Каире Дар аль Визарра и сады с зонами отдыха у озера Биркет аль Арман («Армянское озеро»). Название этому искусственному водоему, как вы поняли, дал сам аль-Афдаль. Кстати, архитектурной мысли аль-Афдаля принадлежат и трое монументальных ворот Каира, которые он соорудил вместе со своими братьями Харутюном и Артакесом — Баб аль-Наср и Баб альФутух. Они были возведены в 1087 году. А в 1092 году построили ворота Баб Зувайла.

Пришедшая на смену Фатимидов-шиитов династия Айюбидов установила в Египте господство суннизма. К христианам и иудеям отношение было не такое располагающее, как при прежних правителях, однако были исключения из правил, если иноверец внушал доверие и верно служил халифату. Одним из таковых верноподданных был Бахрам аль-Армани, дослужившийся до визиря в 1135 году. А при Мамлюках отличились три армянина, увековечивших свои имена именно в Египте. Это уроженец Тифлиса Мустафа Джабарти, выходец из Сюника Мухаммад Кехия аль-Армани и арцахец Ростам Петрос Раза. Первый, Мустафа, был богатым купцом, сколотившим огромное состояние на торговле драгоценными камнями. В 1690 году прибыл в Каир, где познакомился с соотечественником и губернатором провинции Муннифейя Амиром Согомоном аль-Армани. С его помощью Мустафа приобрел наделы в каирском армянском квартале аль-Зувайла, построил хоспис и жилища для малоимущих армянских семей. Второй, тот, что Мухаммед из Сюника, армянскими делами хоть и не прославился, зато был отличным дипломатом. Именно он был послан визирем в 1798 году на переговоры с Наполеоном Бонапартом в Александрию, чтобы французы пощадили население Каира. Наполеон был настолько впечатлен примирительным тоном, политической проницательностью и дипломатическим мастерством армянина-мамлюка, что позже назначил его главой Управления по политическим вопросам Каира. Так, благодаря своей умелой дипломатии, Махаммад аль-Армани стал, образно выражаясь, «слугой двух господ». Ну и третий, арцахский армянин-мамлюк, Ростам Петрос Раза. О нем мало сведений. Известно только, что был привезен в Египет в качестве раба, сопровождал Наполеона. А затем и вовсе стал телохранителем императора и сражался рука об руку с Наполеоном при Аустерлице и в Испании.

Вот, впрочем, я вам и поведал немного о мисрахаях и об их славном прошлом в «стране пирамид». К сожалению, в современном Каире, как и во всем Египте, не осталось ни одного мисрахая, а их потомки давно арабизировались в халифатах. Но есть армяне Египта. О них я вам рассказал в Александрии, о них продолжу говорить и теперь, в Каире.

ГОРОД МУСОРЩИКОВ

У тематических поездок есть свои плюсы и минусы. Плюсы дают возможность ознакомиться со страной, узнать о народах, проживающих в них. Ну а минус — это дефицит времени. Ведь за основу берется тема. В моем случае — армяне. И только если остаются свободными день-другой, то можно их использовать на музеи, достопримечательности, любое другое времяпрепровождение. В Каире таких дней у меня не было. Однако если бы нашлось время, то потратил его не на музеи, а на дань почтения величайшему актеру ХХ века Омару Шарифу, похороненному на родине в Каире. Нет, маэстро не был армянином. Зато его таланту принадлежат роли, в которых он бесподобно сыграл армян. Впервые это случилось в кинофильме Энтони Манна 1964 года «Падение Римской империи», где Омар Шариф сыграл роль царя Великой Армении Сохемоса. А позже, в 1991 и 1992 годах, актер появился в фильмах Анри Вернея «Майрик» и «Улица Паради, дом 588». Здесь Шариф мастерски примерил на себя образ Хагопа Закаряна — главы армянского семейства, который вместе со своей семьей спасся от Геноцида и бежал во Францию. Уверен, когда-нибудь я снова вернусь в Каир и возложу цветы на могилу мастера.

Что касается второго места, где бы я хотел побывать, но не удалось это «город мусорщиков», или, как называют сами каирцы этот район, «Забалин». Впрочем, «забалин» по-арабски и есть «мусорщик», слово происходит от «зибиль» — «мусор». Да-да, многим армянам, говорящим на диалектах, знакомо это слово, и, как вы поняли, «зибиль» проник в армянский язык из арабского. Это произошло, по всей видимости, в годы, когда Армения находилась в составе Арабского халифата. В эту эпоху и стали проникать арабизмы в армянский язык. Правда, литературный армянский отверг их и арабизмы стали присутствовать только в некоторых диалектах… Но опустим этимологию и вернемся к забалинам. Их район населен коптами, и основным их занятием является сбор мусора и его сортировка. И живут так уже несколькими поколениями почти 40 тысяч человек. Исходя из статистических данных, копты-забалины утилизируют 85% мусора жителей Каира. В 2012 году мэрия города заключила контракт с французами по сбору и утилизации мусора современными способами. Однако забалины стали протестовать и не допустили вмешательства фирм в свое ремесло. Ведь «грязные» дела дают забалинам основной доход. Да и мэрия спохватилась во время протестов мусорщиков — передать французам мусор означало оставить десятки тысяч людей без работы. Контракт был расторгнут, копты-забалины продолжили заниматься своим делом.

Тем не менее, нельзя сказать, что Забалин состоит из сплошного мусора и смрада от него. Нет, нет и еще раз нет. Здесь есть и вполне приличные места, что и притягивает туристов. В «городе мусорщиков» находится монастырь Святого Симеона Сапожника. Это великолепный коптский православный монастырь, состоящий из нескольких церквей и часовен, расположенных как в зданиях, так и в пещерах в глубине скалы. Мало того, что сам по себе монастырь уникален, так еще его стены украшают работы главного иконописца коптов Юханны аль-Армани. Он родился и вырос в Египте в XVIII веке, был армянином по национальности. Талант к живописи у Хованнеса открылся рано. Чтобы свести концы с концами, юный Хованнес выставлял свои картины на улицы Каира, однако торговля шла не бойко. Местные мусульмане не приобретали их по религиозным причинам, т.к. суннизм негативно относится к изображениям людей, животных и прочим композициям, запрещенным Кораном. Тогда Хованнес перешел к амплуа иконописи с надеждой, что на его работы обратят внимание соотечественники. Но и им ничего не удавалось продать, т.к. у армян почти нет традиций иконопочитания. Зато они есть у коптов, которые готовы были выложить баснословные деньги за работы Хованнеса. Они стали приобретать иконы Хованнеса и украшать ими коптские храмы. А через считанные годы Хованнес стал писать свои картины на религиозные сюжеты исключительно для коптских церквей. Вскоре Хованнеса стали называть Юханной на коптский манер. Юханной аль-Армани (Юханна-армянин). Специалисты утверждают, что техника Юханны серьезно повлияла на коптскую иконопись XVIII века и стала одной из возможных причин «коптского религиозного возрождения». На сегодняшний день известны 291 иконы Юханны аль-Армани, находящиеся в коптских церквях и монастырях Египта, в том числе 9 икон в Коптском музее Каира и Падающем храме Богородицы.

Работы Юханны аль-Армани в Коптских храмах. Фото: «Антитопор»

КАИР ПО-АРМЯНСКИ

В полдень заехал за мной консул Армении в Египте Рафаэль Мовсесян. Пригласил меня домой на обед, а затем мы с ним условились прокатиться по некоторым важным для местных армян местам. Домом Рафаэля в Каире служит армянское посольство, в котором на первом этаже дипломаты служат, а на верхних ярусах живут семьями. Нуне, супруга Рафаэля, оказалась женщиной очень приятной, хлебосольной, коммуникабельной. Удивительным образом в ней сочетались и молодость, и тактичность, и патриотичность, и образованность. Словом, жена дипломата. Теперь буду знать, какие они должны быть у дипломатов. Да и сынишка дошкольного возраста Микаэл удивлял своими способностями к языкам, путая порой армянские буквы с английскими. Кстати, в то время, пока я пишу эти строки, у пары родилась еще и дочь Софи. Что касается Рафаэля, то я бы его поставил в пример армянской молодежи той же России. Здесь он вырос, окончил вуз. Вскоре, изучив армянский, уехал на историческую родину в Армению, поступил в Школу дипломатов. Так и началась карьера. Яркая инструкция того, как не мечтать за бугром, а приехать и строить свое будущее на земле отцов.

Итак, отобедав, Рафаэль показал мне одну из достопримечательностей Каира — Армянское посольство. Да, да. Не преувеличиваю. Именно, достопримечательность. Учитывая, что весьма уважаемый сайт identity-mag.com при составлении списка 17 самых сказочных мест Каира включил сюда и коттедж, в котором расположено посольство Армении в Каире, называя это архитектурное творение «сошедшим из сказок».

Посольство Армении в Каире. Фото:  «Антитопор»

Посольство Армении в Каире. Фото: «Антитопор»

В список входят также дворец Baron Empain в Гелиополисе, дворец принца Салид Халима, коптское кладбище, Maison du Canada, посольство Испании, Каирская крепость и т.д. Не знаю, как насчет «сошедшего из сказок», но, как мне показалось, армянское посольство куда больше походит на скандинавскую архитектуру, нежели стоящее напротив него шведское посольство, напоминающее больше тюрьму в Гуантанамо. Да и дипкорпус Омана, расположенный в двух шагах, «рядом не стоял», хоть и выполнен из белого мрамора с мозаичным покрытием в духе султанских дворцов. К тому же у армянского посольства имеется своя история. Здание сооружено египетским архитектором А. Антраникяном в 1927 году для богатой армянской четы Яника и Сатениг Чакер. Вокруг дома зеленая лужайка, ароматные, ухоженные кустарники. Видимо, семья Чакер любила проводить каирские вечера на лужайках, где, возможно, и павлины разгуливали, и пруд с рыбками имелся. Но и без всей этой живности роскошь присутствует. Примечательно, что, как и подобает мисрахаям, Чакеры завещали дом с землей каирскому филиалу армянского Фонда AGBU, который и вступил во владение в 1976 году. А в 92-м, когда уже независимая Республика Армения установила дипломатические отношения с Египтом и возникла необходимость размещения в Каире армянского дипкорпуса, AGBU, не задумываясь, передал дом Чакер МИДу Армении. К тому же удачно совпало и расположение. Ведь дом Чакер находится в районе Замалек, на острове Гезира, окруженном Нилом. Именно в Замалеке раскинулись иностранные дипломатические ведомства, аккредитованные в Каире. Да и сам район весьма благополучный, чистый, уютный и не по-каирски тихий. Покидать такую тишь с благодатью и возвращаться в большой и шумный Каир уже не хотелось. Но надо было! Так как там, в этом «большом и шумном», и прибывают каирские армяне со своими школами, стадионами, церквями, парками и скверами. К ним мы и отправились с Рафаэлем.

Первую остановку мы совершили в ААЦ Святого Григория Просветителя. Это одна из трех армянских церквей Каира. Вторая на армянском кладбище, куда мы заглянем. Ну, а третья — Армянская католическая церковь Святой Терезы. Католиков я снова «проигнорировал», но православных посетил.

Армянская церковь Каира. Фото:  «Антитопор»

Армянская церковь Каира. Фото: «Антитопор»

Армянская апостольская церковь Каира была построена в 1928 году местным архитектором Левоном Нафиляном. Грандиозное детище Нафиляна возвышается прямо на проспекте Рамзеса рядом с не менее грандиозной Коптской церковью, словно соревнуясь с ней в величественности. Как по мне, они даже чем-то похожи и их легко спутать, если не знать, где какая…

У храма нас уже ждал владыка, епископ Египетской епархии ААЦ Ашот Мнацаканян, и молодой священник Дереник Саакян. Последний оказался и потрясающим мастером в резьбе по камню. Перед экскурсией по храмовой территории владыка пригласил нас в свой кабинет, затем, с его же благословения, отец Дереник рассказал о прошлом храмового комплекса.

Ашот Мнацаканян — владыка ААЦ Египта и всея Африки. Фото:  «Антитопор»

Ашот Мнацаканян — владыка ААЦ Египта и всея Африки. Фото: «Антитопор»

— Существование армян в Египте имеет длинную историю, — начал молодой батюшка. — Про армян в Египте мы знаем еще с пятисотых годов, когда армяне из Иерусалима переселились в Египет. Здесь уже тогда стали строиться армянские храмы. Затем в Х веке стали прибывать армяне. Об этом свидетельствует то, что в XI веке Католикос всех армян Григорий II Мартирофил приехал в Египет, чтобы основать епархию, а в 1070 году церковь передалась армянской общине. Что касается этого храма, Святого Григория, он уникален своей архитектурой и расположением. Если обратите внимание, то заметите, что архитектурные решения этой Церкви взяты от наших древних церквей, например, арочный декор наружной стороны, или, заимствования от храмов Ованаванк, Эчмиадзин в Армении. Наш храм олицетворяет дух сохранения идентичности армян на чужбине. Церковь была спроектирована в 1906 году, когда благотворитель Григорий Егаян, желая построить армянскую Церковь, будучи также в хороших отношениях с Нубаром Пашой, с которым основали благотворительный фонд, решили реализовать проект постройки церкви в 1914 году. Местоположение было выбрано по причине большей концентрации армян. Местность также близка к вокзалу, и в целом район достаточно известный. Но, к сожалению, вскоре началась Первая мировая война и строительство было отложено. Процесс возобновления стройки начался после войны, и завершилось возведение в 1924 году. Строительством управлял сам Нубар-паша…

Как ни парадоксально, но в отличие от той же Армении или России, в Египте церковь играет огромную роль в жизни армянской молодежи. Для молодых армян на территории храма имеются старинные постройки, оборудованные кабинетами с партами. Ребята изучают грабар [древнеармянский. — Прим. авт.], ашхарабар [новоармянский. — Прим. авт.], историю Армении и Армянской церкви.

Впрочем, это не единственное такое заведение в Каире, где ребята получают образование. Я побывал и в старейшей каирской армянской школе «Калустян-Нубарян», основанной в 1854 году. Детишки получают здесь как начальное, так и среднее образование, оплачиваемое все тем же Фондом. Здание школы рассчитано на 700 детей, что вполне достаточно, учитывая, что это не единственная школа для армянских детей Каира.

Школа для армянских детей Калустян-Нубарян. Фото: «Антитопор»

Получать образование в этой школе ребята начинают с трех лет до 15-ти. Изучается весь набор дисциплин, как гуманитарных, так и точных. Примечательно и другое: например, арифметику и другие науки дети изучают на английском языке, французский в качестве обязательного иностранного, а армянский и арабский с трех лет и до «последнего звонка». Кроме того, детишки окружены заботой и вниманием учителей и воспитателей, обеспечены горячим питанием. Также у школы имеется собственный автопарк с автобусами, которые привозят детей в школу и развозят по домам. На территории школы футбольный стадион, теннисный корт, баскетбольная площадка. Думаете, все это стандартно для любых каирских школ? Увы и ах! Даже платные школы для каирских детей не имеют и толики того, что есть у армянских детишек. И все это тоже благодаря тому же Фонду, основанному египетскими армянами 100 лет назад и раньше. Да и старшее поколение не обделено вниманием. В их распоряжении пять спортивных площадок в разных концах Каира, парки культуры и отдыха и т.д.

Армянский культурно-досуговый центр: взрослые пьют кофе, дети на корте. Фото: «Антитопор»

В одном из таких парков, кстати, я побывал в один из воскресных дней. В то время, пока чада носятся по зеленым лужайкам и гоняют мяч, их нарядные родители, бабушки и дедушки попивают за столиками чай, кофе или что-нибудь покрепче. Каждая третья армянская семья выносит что-то на продажу соотечественникам. Кто-то выпечку, кто-то соленья, кто-то изделия мастериц. Одни соотечественники продают, другие у них покупают. Всем выгодно. А как стемнеет, так пускаются в пляс. Вот так и живут египетские армяне!

Старейшее в египетской столице Армянское кладбище. Фото: «Антитопор»

…И жили. Перед тем, как покинуть Египет, я посетил и одно из двух армянских кладбищ, что я делаю традиционно, когда брожу по армянским следам планеты. Старинное кладбище впечатлило.

Старейшее в египетской столице Армянское кладбище. Фото: «Антитопор»

Кстати, здесь и находится та старейшая армянская церковь XI века, о которой говорил отец Дереник. На обширном некрополе захоронения как свежие, так и прошлых, позапрошлых веков. Здесь похоронены армянские бизнесмены с семьями, врачи, архитекторы, поэты, музыканты, актеры египетского кино, спортсмены. И только по склепам и памятникам можно определить ветхость надгробий. Почти все они выполнены из египетского мрамора, который добывают в долинах верхнего Нила близ Асуана, где образуется озеро Насер. Египетский мрамор хоть и красивее нашего, обычного, на котором нет перламутровых полос, зато боится воды, из-за чего камень делается хрупким. Если неосторожно прикоснуться к любому старому надгробию, успевшему за десятки лет впитать в себя влагу, то легко может отломиться кусок камня и прямо на глазах раскрошиться в руке. Египетский мрамор может стоять веками, если его не будет трогать рука человеческая. Впрочем, как и «Армянский след».

Востоковед, журналист, автор проекта «Антитопор» Вадим Арутюнов

Каир, Александрия (Египет)

Источник: «Антитопор»

 

https://youtu.be/7JfTOA_7gJk

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button