Авторская программаАналитикаАрцахИнтересные фактыИстория АрменииИстория древнего мираМонастыри . Церкви Армении

Албанское наследие в Закавказье. Кто кричит «держи вора!»?

Албанское наследие в Закавказье. Кто кричит «держи вора!»?

«Правда — это ложь, ложь — это правда».

Армянский монастырь Дадиванк в Нагорном Карабахе, расположенный на территории возвращенной Азербайджану по соглашению 10.11 2020
Армянский монастырь Дадиванк в Нагорном Карабахе, расположенный на территории возвращенной Азербайджану по соглашению 10.11 2020
© Никита Шангин

— Джордж Оруэл

За, более чем 30 лет, в течении которых азербайджанская пропаганда извергает мутный поток демонизации народа Армении, лжи и клеветы на его историю и культуру, можно было бы уже ко всему привыкнуть. Однако публичные заявления председателя Союза архитекторов Азербайджана Эльбая Гасымзаде, сделанные им в интервью интернет-порталу «Trend Life», даже на этом фоне являются чем-то из ряда вон выходящим. Во мне нет ни капли армянской крови, но и чисто по-человечески, и поскольку, этот господин принадлежит к одному со мной профессиональному цеху, я считаю, что такого рода выступление не должно остаться безответным.

Ну, прежде всего, чего стоят такие пассажи господина Гасымзаде как «…вандализм является сущностью армян…», армяне «это не нация, а нищий сброд»«…у армян никогда не было постоянного места жительства, культуры и искусства. Они кочевали из местности в местность, всегда присваивая чужую культуру, воровали у нас музыку, кухню, ремесло, архитектуру…»«…армяне стали селиться на наших землях с середины XIX века (и), к сожалению, они не оценили счастья жить рядом с азербайджанским народом…»? — Вызывает эмоции? Вызывает… Однако, пока воздержимся от этической оценки этих заявлений, и сосредоточимся на историко-архитектурной стороне выступления нынешнего председателя СА Азербайджана.

К сожалению, поскольку для многих моих соотечественников все происходящее в Восточном Закавказье представляется чем-то далеким и их не касающемся (что, на деле, совсем не так), это потребует некоторого экскурса в историю, а для кого-то и, буквально, исторического ликбеза. Заранее приношу извинения за пространность текста тем, кто в теме.

Итак, первое известное нам упоминание об Армении содержится в Бехистунской надписи, высеченной на скале близь иранского города Экбатана, в которой говорится о событиях 523−521 годов до н. э.

Бехистунская надпись на скале возле иранского города Экбатана, в которой говорится о событиях 523-521 годов до н. э., и в которой содержится первое упоминание об Армении.
Бехистунская надпись на скале возле иранского города Экбатана, в которой говорится о событиях 523-521 годов до н. э., и в которой содержится первое упоминание об Армении.

Армения неоднократно упоминается в клинописях персидского царя Дария I (522−486 года до н. э.), в трудах Геродота и Ксенофонта (V в. до н. э.). О ней писали Страбон, Плиний Старший, Тацит и многие другие античные авторы. Находясь на географическом перекрестке, через который прокатывались практически все волны нашествий, случавшихся в истории Евро-Азии, Армении, лишь на исторически короткие периоды удавалось сформировать свою единую суверенную государственность. Но несмотря на свою трагическую историю, народ Армении смог не только выстоять и сохранить свою идентичность, но и создать великую культуру. Весь регион от Средней Куры, до Восточного Средиземноморья, по сей день наполнен драгоценной россыпью многих сотен памятников древнего армянского зодчества и пластического искусства. В 301 г. н. э. Армения, первая из существующих государств приняла христианство. С 4 в. существует армянская письменность, практически не изменившаяся за прошедшие 1700 лет. В средние века ни один регион мира не мог сравниться с Арменией по количеству центров книгописания. Такой вот, по словам господина Гасымзаде, «кочующий нищий сброд».

Для сравнения, первое упоминание о предках современных азербайджанцев — тюрках в китайских источниках датируется 542 г. н. э., а в византийских — 568 г. н. э. Как видим, историческая дистанция более, чем в 1000 лет. Но дело не в этом. О тюрках той эпохи известно, как о конгломерате кочевых народов, обитающих на просторах Центральной Азии и никакого отношения к территории Закавказья не имеющих. Тогда, как об армянах, уже в самых ранних источниках, говорится как об оседлом народе с развитыми общественными отношениями и высокой материальной культурой. Как говорится, кто кричит «держи вора!»?

В X в. тюркские орды хлынули на Ближний Восток. На своем пути они смели цветущее Анийское царство, объединявшее почти все исторические армянские земли, и расселились на значительной части Закавказья и Малой Азии, создав государство Сельджуков. Постепенно тюрки-кочевники переходят к оседлому образу жизни. При этом, коренное армянское население безжалостно изгоняется с самых плодородных земель. В XIV в. на смену сельджукскому господству пришла империя Османов. В XVI веке Армения оказалась разделенной на Западную часть, под османской властью, и Восточную, зависимую от Ирана. В начале XVII в. иранские власти подвергли армян Восточного Закавказья массовой депортации (Великий Сургун), что привело к существенному изменению этнобаланса в регионе. Преобладание армянского населения, при этом, сохранилось в труднодоступных горных районах. В 1721 г. на съезде армянских общин в монастыре Гандзасар (Нагорный Карабах) было принято обращение к русскому царю с просьбой о принятии армянского народа в российское подданство. С начала XIX в., с приходом в Закавказье Российской Империи, ее администрация активно способствовала возвращению армян на их историческую родину. Об этом-то возвращении азербайджанская пропаганда и господин Газымзаде говорят, что «…армяне стали селиться на наших землях с середины 19 века…». (По ним, так выходит, что армян здесь до того никогда и не было, как никогда не было и Великого Сургуна.) В результате в Восточном Закавказье сложилась этническая чересполосица.

В то же время, территория современного Азербайджана до 1918 г. официально именовалась то Ширваном, то, как в Словаре Брокгауза и Ефрона, Русской Арменией, а современных азербайджанцев называли тогда кавказскими татарами. До XX в. понятие Азербайджан было исключительно топонимом, которое, как и сейчас, относилось к северо-западной провинции Ирана, где преобладает тюркское население, а азербайджанцами, называли жителей этой провинции вне зависимости от их этнической принадлежности (т.е. так же как мы говорим рязанцы, ярославцы, костромичи и т.д.). Современное государство Азербайджан было искусственно создано турецкими оккупантами Закавказья в 1918 г. Оно сразу же стало проводить этнические чистки армян, что вызвало ответную реакцию. В условиях этнической перемешанности населения, и в контексте массового геноцида армян в Турции (1915−1923), это вылилось в межэтническую войну, которая с перерывом на советский период, и в иных формах, продолжается и по сей день. Армяне тоже не ангелы. У них тоже горячая кавказская кровь. Но их жестокости не идут ни в какое сравнение с теми гекатоннами зла, которое, только немногим более чем, за последнее столетие принесли им турки и кавказские татары. Сравнивать это и бессмысленно, и безнравственно.

Вопрос. Могут ли, в принципе, армяне и азербайджанцы жить бок о бок? Опыт Российской Империи и, в какой-то степени, Советского Союза дает положительный ответ. Но он же говорит и о том, что главным условием стабильного межэтнического сосуществования в Восточном Закавказье является реальное, а не декларируемое, равноправие народов и жесткое подавление любых, даже скрытых, попыток этнического притеснения. К сожалению, опыт Советской власти в Закавказье, в этом плане, был далеко не образцовым. Весь советский период в армянонаселенных районах АзССР, имел место тихий и ползучий геноцид армянского населения и армянской культуры, особенно усилившийся с середины 60-х годов, когда к власти в Баку пришел Гейдар Алиев.

Открытых гонений не было. Внешние приличия соблюдались. Но государственный бюджет распределялся не пропорционально, в ущерб армянонаселенным регионам, дороги, ведущие в армянские села и районные центры, не ремонтировались. Эти села объявлялись не перспективными, и отключались от инженерной инфраструктуры, что вело к оттоку из них населения. Когда же в селе оставалось два с половиной старика, их выселяли, и опустевшее село заселялось азербайджанцами, после чего оно снова становилось перспективным. Всячески притеснялся армянский язык. Власти искали любой повод, чтобы закрывать армянские школы, газеты, армянские радио и ТВ программы. И, если азербайджанская пропаганда яростно и отрицает массовость подобных фактов, то, уж, общеизвестным и непреложным остается то, что из Нагорно Карабахской автономной области (НКАО) АзССР, с преобладающим армянским населением, проехать в Армению, до 1992 г. было возможно только через Баку. И это при территориальном зазоре между ними всего лишь в десяток километров! Это все равно как ехать из Москвы во Владимир через Санкт Петербург! Так что, то, что на деле означает «счастье жить с азербайджанским народом», о котором говорит господин Эльбай Гасымзаде, вам расскажет любая армянская семья. Не говоря уже о том, что нет армянских семей, которые либо сами, либо чьи родственники еще в недавнем прошлом не пережили погромы Сумгаита*, Гянджи и Баку, а потом и ковровые обстрелы жилых кварталов Степанакерта и Гадрута. Нет таких, кто не потерял бы там близких.

Конечно, известно не мало случаев, когда во время погромов конца 1980-х годов азербайджанцы прятали у себя соседей-армян, а потом и отправляли им на новые адреса их вещи. И благодарная память об этих азербайджанских праведниках хранится в армянских семьях и передается новым поколениям. Никто не обвиняет весь народ Азербайджана в бесчеловечности. Но, к сожалению, это не меняет общей картины государственного шовинизма и армянофобии, захлестнувшей Азербайджан с 1980-х годов.

Гейдар Алиев, ставший в начале 1990-х годов президентом Азербайджана, не стесняясь и даже с гордостью публично говорил о том, как в свою бытность партийно-советским руководителем АзССР он выдавливал армянское население из республики: — «Я старался, чтобы в Нагорном Карабахе было больше азербайджанцев, а число армян сократилось. Те, кто работал в то время в Нагорном Карабахе, знают об этом» (газета «Зеркало», Баку, 23 июля 2002 г.)

В результате, если в 1921 г. армянское население Нахичиваньской области АзССР — исторический армянский Нахиджеван — составляло почти 42%, являясь относительным большинством населения на фоне разноплеменных групп «татар», курдов и цыган-мусульман, то к 1989 году прошлого века его там вообще не осталось (последние армянские сёла были депортированы в 1988 году). А армянское население НКАО, составлявшее в 1921 г. 97%, снизилось в 80-е годы до 75%. И это при том, что современная республика Армения и республика Арцах (армянское название Нагорного Карабаха), даже в тех границах какие у него были до 2-й Карабахской войны 2020 г., вместе реально составляют не более 10% исторических армянских земель. Стоит ли после сказанного удивляться, почему армяне с такой отчаянностью бьются за Нагорный Карабах. Для них это вопрос не владения нефтеносными территориями или плодородными равнинами. Для них это вопрос физического выживания на последних крохах своей родной земли.

Но вернемся к господину Гасымзаде. Начнем с того, что он утверждает, что армянами, якобы, разрушен «древний албанский (!) памятник — монастырский комплекс «Худаван» Кельбаджарского района, основанный в VI—VII веках». И, что «вандалы выносят из монастыря древние ценные предметы и экспонаты и вывозят их в Армению… разбирая даже черепичные крыши». Здесь каждое слово — ложь.

О так называемых «албанских» (иначе, якобы, «прото-азербайджанских») памятниках мы еще отдельно поговорим. Что же касается «монастырского комплекса Худаван», так это, ни что иное, как один из шедевров армянского зодчества и особо почитаемый армянским народом монастырь Дадиванк, возникший, по-видимому, в V в., над могилой мученика Дади — ученика апостола Фаддея, и разрушенный предками азербайджанцев тюрками-сельджуками в X в. Кстати, в связи с этим, он впервые и упоминается. В XIII в., в период наивысшего расцвета армянской культуры, Дадиванк вновь был отстроен армянскими мастерами. Об их авторстве говорит вся его архитектура, которая и по композиции, и по стилистике, и по конструктивным приемам однозначно соответствует пластическому языку современных ей памятников и Центральной, и Западной Армении.

Как действующий монастырь, Дадиванк просуществовал до середины XVIII в., когда армянское население было изгнано из этого региона мусульманскими властями, а их земли заселили курды-кочевники. С тех пор он разрушался, поскольку даже в период Российской Империи он так не был полноценно возрожден. Несмотря на выигранные армянами суды, российские власти не решались официально возвращать им монастырь, так как местные курды-мусульмане, захватившие после изгнания армян их земли, угрожали в этом случае поднять мятеж и устроить резню.

А в период АзССР, о восстановлении Дадиванка вообще не могло быть и речи. Он, как и подавляющее большинство других творений армянских мастеров, даже не входил в реестр памятников архитектуры Азербайджана. Азербайджанский журналист ИскандерГаджиев, искренне верящий в «албанское» (прото-азербайджанское) происхождение храмов Нагорного Карабаха, в своей статье «Лек-кала — такая близкая и такая недосягаемая крепость», опубликованной в бакинской газете «Вышка» в марте 2000 года писал: «Но с этим памятником, уже в наше время, связана и печальная история. Дело в том, что местное мусульманское население, незнакомое с историей своего края, усматривало в нем остатки армянской христианской религии и как могло разрушало монастырь, в котором автор этих строк еще застал фрагменты настенной росписи XII—XIII вв. Возмущенный таким отношением к историческим памятникам, расположенным на территории Кельбаджарского района, я обратился тогда, а дело было в середине 1980-х, к первому секретарю райкома с просьбой пресечь разрушение памятников, к тому же включенных в Список памятников подлежащих охране государством. (На самом деле, тогда азербайджанские власти еще не считали Дадиванк — Худаван албанско-азербайджанским объектом.) Но, к своему удивлению, в ответ услышал такое, от чего до сих пор не могу успокоиться. «Какое отношение к нам имеет этот армянский монастырь?» Более чем показательно!

Возрождение Дадиванка и его реставрация начались только в 1993 г., сразу же после его освобождения армянскими ополченцами в ходе 1-й Карабахской войны.

В настоящее время, по соглашению от 10 ноября 2020 г., Дадиванк, вместе с территорией Кельбаджарского р-на возвращен Азербайджану. Зная, что их ожидает, настоятель и братия монастыря, тем не менее, отказались его покидать. Они просили только вывезти из него в Армению, особо почитаемые армянами, чудотворные хачкары (крест-камни, творения, свойственные исключительно армянскому национальному искусству), и колокола, привезенные в обитель из Армении только в наше время. Тогда Президент России В. В. Путин, лично договорился с Президентом Азербайджана И. Г. Алиевым, что Дадиванк будет взят под контроль российскими миротворцами. Они же по сей день обеспечивают и проход в монастырь паломников.

Так что никаких ценностей, никаких «экспонатов» (а какие вообще могут быть в действующей обители «экспонаты»?!), и уж подавно, никаких святынь из Дадиванка никто никуда не вывозит, и никаких черепичных крыш не разбирает. А как вообще это представляет себе господин Гасымзаде, — по нему выходит, что монахи разбирают у себя над головой черепичную кровлю, наверное, чтобы солнышко было видно? Несмотря на осадное положение обитель живет, и в ней по-прежнему совершается Божественная Литургия. Так кто же, спрашивается, более 200 лет разрушал Дадиванк, и кто все последние годы его восстанавливал? И кто кричит «держи вора!»?

Монастырь Дадиванк, до его освобождения армянскими повстанцами в 1993 г
Монастырь Дадиванк, до его освобождения армянскими повстанцами в 1993 г
 Монастырь Дадиванк, в наши дни.
Монастырь Дадиванк, в наши дни.
© Никита Шангин

Далее председатель СА Азербайджана заявляет: — «…армяне разрушили практически все памятники азербайджанской культуры, армянизировав древние христианские албанские храмы. Например, албанские надписи на храмах уничтожены и заменены на армянские — это очень легко проверить при помощи инфракрасного спектрометра, который определит возраст камня…»

Что касается азербайджанской культуры, то, прежде всего, памятников исламской архитектуры старше XVIII в. на территории Армении и Нагорного Карабаха просто нет. По сравнению с армянскими христианскими памятниками, большой уникальности они не являют. А в годы между 1-й и 2-й карабахскими войнами, армяне и свои-то святыни с крайним напряжением сил поднимали из руин. И несмотря на это, власти республики Арцах (Нагорный Карабах) изыскали 2 млн.$ US и, вместе с иранскими специалистами, реставрировали, пребывавшую до того в печальном состоянии, Верхнюю мечеть Гоар Аги в г. Шуши. И это несмотря на то, что на тот момент мусульманского населения в этом городе не было, и посещать мечеть было не кому. Кто-нибудь в Азербайджане, хоть как-то оценил этот жест доброй воли?

Шуши. Верхняя мечеть Гоар Аги до реставрации
Шуши. Верхняя мечеть Гоар Аги до реставрации
Шуши. Верхняя мечеть Гоар Аги после реставрации армянскими и иранскими специалистами в 2016-2019 г
Шуши. Верхняя мечеть Гоар Аги после реставрации армянскими и иранскими специалистами в 2016-2019 г

Ну, и вообще, а что такое «азербайджанская культура»? Если смотреть на эту тему азербайджанские источники, то там можно будет найти десятки имен поэтов и ученых средневековья, половину из которых не найти ни в одной другой мировой энциклопедии, а другая их половина окажется созвездием имен великой иранской культуры. Ну, в самом деле, ну, если современный азербайджанский язык, как основа литературного творчества, окончательно складывается только к середине XIX в. (см. любую энциклопедию), то о какой азербайджанской средневековой поэзии можно говорить? Да сколько угодно многие поэты и мыслители Ирана могли быть тюркского происхождения, могли рождаться на территории современного Азербайджана, но писали-то они на фарси. И причислять того же Низами к азербайджанской культуре, это то же самое, как называть Мориса Равеля не французским, а баскским композитором, Адама Мицкевича не польским, а литовским поэтом, а Исаака Левитана не русским, а израильским художником. Важно не этническое происхождение художника, а его вклад в ту, или иную национальную культуру.

Поэтому для Азербайджана, творцами его культуры, конечно являются никак не Низами, а великий Ахундов, блистательный Кара Караев, великолепный Таир Салахов. Наконец всеми любимые Муслим Магомаев и Палад Бюль-Бюль Оглы. — Прекрасный старт молодой динамичной национальной культуры, возникшей в XX в. Что еще нужно? Творите, созидайте, развивайте, но зачем же присваивать чужое?! Азербайджан может гордиться тем, что всего лишь за 100 лет его народ, от, практически, родо-племенного состояния смог поднять свою культуру до уровня европейской цивилизации. Но вместо этого мы видим, вылезший из каких-то инфернальных бездн, этот дикий и болезненный комплекс неполноценности? И где теперь свершения, сопоставимые с теми, что были тогда, когда гордость Азербайджана Муслим Магомаев, пел песни, написанные гордостью Армении Арно Бабаджаняном? Их нет! Нет, потому что шовинизм и армянофобия, поразившие азербайджанское общество в конце XX в., губительны для культуры! Опять же, кто кричит «держи вора!»?

Наконец, про «албанские» храмы и их «арменизацию». Это песня! Похоже, в Азербайджане для современного массового сознания эта «албанская» мифология играет ту же роль, что и убежденность древних людей в том, что Земля плоская. Опять же прошу прощения у тех, кто в теме, но вынужден вновь провести небольшой исторический экскурс.

Кавказская Албания, — полиэтническое государство, существовавшее на левобережье (!) Нижней Куры и части современного Дагестана в первые века нашей эры. Христианство пришло в Кавказскую Албанию из Армении в 315 г.н.э. Крестителем Кавказской Албании был Преподобный Григор Лусаворич (Просветитель), ранее (в 301 г.н.э.) крестивший Армению. Уже в 428 г. н.э. Кавказская Албания как суверенное государство с политической карты исчезает. И, в отличие от армянской цивилизации, сумевшей в отсутствии своего государственного суверенитета, сохранить свою идентичность, народы, населявшие Кавказскую Албанию, в течение нескольких веков растворились среди своих более сильных соседей. За исключением короткого периода с VII по IX век, когда албанская церковь имела свою автокефалию, она всегда, ВСЕГДА, являлась органической частью Армянской Апостольской Церкви. Архитектура древнеалбанских церквей практически такая же, как и у армянских и грузинских IV—IX в.в. Разве что, ее отличает большая провинциальность, что вовсе не является недостатком, и что вполне естественно, так как Албанская Церковь находилась, по тем временам, на самой дальней периферии христианского мира. В целом албанская храмовая архитектура не успела выработать свой особый национальный язык. К XVI в., большая часть народов, населявших Кавказскую Албанию была исламизирована. В наше время потомками древних албан являются ряд дагестанских народов (прежде всего лезгины) и, проживающие в Азербайджане, около 3 тысяч христиан-удинов (по переписи населения СССР 1979 г. официально в АзССР удин насчитывалось 5,8 тысяч; по переписи 1989 г. всего в СССР удин насчитывалось 8 тыс. человек), которых сейчас окормляет Русская Православная Церковь. Этнически удины относятся к азербайджанцам так же, как русские к мексиканцам. Поэтому говорить о какой-либо этнической и культурной преемственности современных азербайджанцев от древних албан, просто не приходится. На тот период, когда в Закавказье пришли предки современных азербайджанцев тюрки-сельджуки от Кавказской Албании оставались лишь одни исторические предания.

Так что отдельные памятники Кавказской Албании в наши дни сохраняются там, где Кавказская Албания и была, — т. е. севернее Куры. И, как выше сказано, собственно самобытной национально выраженной албанской архитектуры просто не сложилось. Хронологически, XII—XIII веках, когда армянское зодчество было на пике своего расцвета, а именно тогда были созданы главные архитектурные творения Нагорного Карабаха — монастырские комплексы Дадиванка и Гандзасара, никакой архитектуры Кавказской Албании уже века, как не существовало. Так что никакого отношения эти шедевры к албанской архитектуре, и, тем более, к Азербайджану, не имеют. И кто, кричит «держи вора!»?

Отдельная тема, педалируемая господином Гасымзаде — это, так называемая, «арменизация» албанских памятников и замена на них албанских надписей на армянские. Азербайджанские квази-историки исписали на эту тему тонны бумаги, и сочинили десятки «детективов». Должен сказать, что со своей студенческой юности, когда я еще автостопом путешествовал по Закавказью, мне довелось наслушаться подобных баек столько, что они у меня просто из ушей вываливались. Уже тогда у меня сложилось четкое ощущение, что такие истории, — это, своего рода, местный фольклор, что-то сродни анекдотам, которые постоянно рассказывают друг о друге соседние кавказские народы. Но сегодня эти «анекдоты» переходят с бытового на идеологический уровень и становятся крайне опасным оружием геополитики.

Ну, в самом деле, представьте себе, как это взять, и вытащить камень из кладки?! Это какими же по трудоемкости и по степени организации должны быть такие работы?! Не говоря уже о необходимости возведения строительных лесов, поскольку, как правило, надписи располагаются на приличной высоте, чтобы их было видно, не говоря уже о неизбежном массивном повреждении соседних блоков, не говоря о шуме от этих работ и необходимости транспортного обеспечения! Совершенно очевидно, что скрытно организовать и провести такого рода мероприятия в принципе невозможно. И конечно, при азербайджанской власти, никакие «злобные армяне» такого делать не могли.

А все обвинения, что они заменяли камни с одними надписями на другие в ходе реставрационных работ конца XX — начала XXI века, остаются чисто голословными, поскольку почти до конца 1980-х годов ни азербайджанские власти, ни азербайджанские специалисты историки и архитекторы настоящего научного интереса к христианским памятникам Нагорного Карабаха не проявляли. И пока не возникла «албанская» теория их происхождения, они их, даже в целях исторической фальсификации, не изучали, и где и какие на них расположены надписи, особого понятия не имели. Все известные в советское время фотофиксации и обмеры этих объектов осуществлялись только армянскими исследователями-энтузиастами, которых местные власти еще и всячески преследовали. Соответственно, у азербайджанской стороны нет никакой объективной информации о состоянии этих объектов до 1991 г., и ничего предъявить, кроме фейков, они не могут по определению.

А вот стесывать надписи на тех христианских сооружениях, которые находились на территории Азербайджана, вот это местные власти делали с большим удовольствием. Таких случаев зафиксировано предостаточно. И, в отличие от фейков азербайджанской пропаганды, все они реальны, и все они задокументированы. В том же Дадиванке мы своими глазами видели следы стесанной армянской надписи, которую за год до ее уничтожения в 1980-е годы успел сфотографировать армянский исследователь.

Ну, и, опять же, кто кричит «держи вора!»?

Что же до утверждения Эльбая Гасымзаде о том, что возраст камня можно легко проверить с помощью инфракрасного спектрометра, то я специально консультировался на эту тему со специалистами физиками и геологами. Ответ был однозначен, — это абсолютно безответственное и не профессиональное заявление. Даже не понятно на кого оно рассчитано? Разве что на тех, кто «…ах обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад.». Существующий сегодня радиоизотопный метод определения возраста объекта применим только к биоструктурам, но никак не к неживой материи. С помощью спектрометра можно установить геологический возраст каменной породы, но не существует методов определения времени ее обработки. Если бы они были, то сегодня мы бы имели гигантский прорыв в археологии. Мы бы точно датировали все доисторические памятники, все памятники Древнего Египта, Мессопотамии, Древней Индии, Китая и Латинской Америки… Но что-то об этом ничего не слышно. — И снова спрашивается, кто кричит — «держи вора!»?

И последнее. Председатель Союза архитекторов Азербайджана возмущенно восклицает: — «Почему молчит ЮНЕСКО, штаб-квартира которой находится в Париже? Почему против Азербайджана опять используются двойные стандарты? К сожалению, весь мир молчит, когда открыто и грубо расхищается наше национальное наследие.» Ох, зря Вы так, господин Гасымзаде! Ведь если ЮНЭСКО начнет разбираться всерьез и беспристрастно, то Азербайджану мало не покажется… Не знаю, о каких двойных стандартах Вы говорите. Не вижу, какое такое ваше бесценное наследие грубо расхищается. Но прекрасно знаю, что творили и продолжают творить азербайджанские власти с историко-культурным наследием армянского народа.

Вот, пожалуйста, Нахичеваньская область — с 1921 г. Нахичеванская АССР Азербайджанской ССР. Город Джульфа (арм. Джуга). Вопреки международным протестам, в 2005 г. окончательно уничтожено крупнейшее в мире поле хачкаров (присущих только армянской культуре крест-камней), являвшееся объектом мирового культурного наследия ЮНЭСКО (только несколько хачкаров из Джульфы сейчас хранятся в Армении, а один из них находится в здании ООН в Нью Йорке).

Джульфа. Крупнейшее в мире средневековое армянское кладбище — «поле хачкаров» (присущих исключительно армянскому национальному искусству прямоугольных мемориальных стелл, с резными крестами) до его уничтожения в 1996-2005 г. г
Джульфа. Крупнейшее в мире средневековое армянское кладбище — «поле хачкаров» (присущих исключительно армянскому национальному искусству прямоугольных мемориальных стелл, с резными крестами) до его уничтожения в 1996-2005 г. г
Азербайджанская армия, занятая уничтожением хачкаров Джульфы.  (Фото с иранской стороны)
Азербайджанская армия, занятая уничтожением хачкаров Джульфы. (Фото с иранской стороны)
Поле хачкаров в Джульфе, до, и после разрушения
Поле хачкаров в Джульфе, до, и после разрушения
Googl Earth

Там же, к 2006-му году полностью стерт с лица земли бульдозерами средневековый армянский город, ныне село, Агулис (один из основных центров армянского книгописания) с кафедральным собором, тремя храмами IV в., с богатой исторической застройкой, древними кладбищами и мощным археологическим пластом…

Агулис в начале 20 в
Агулис в начале 20 в
Агулис. Храм Сурб Степанос до его разрушения.
Агулис. Храм Сурб Степанос до его разрушения.
Агулис. Место храма Сурб Степанос на карте 1976 г. (масштаб 1:50000), и сегодня
Агулис. Место храма Сурб Степанос на карте 1976 г. (масштаб 1:50000), и сегодня
Googl Earth

Там же, в конце 1990-х годов полностью уничтожен древний армянский монастырь в селе Оцоп (современное название Бадамлы). Точная дата его строительства неизвестна. Но 1611 г. он упоминается в связи с его реконструкцией, когда внешние стены его храма поновлялись гладко тесанным камнем.

Оцоп (ныне Бадамлы). Средневековый армянский храм, до его разрушения в конце 1990-х годов. (Фото 1980-х г.)
Оцоп (ныне Бадамлы). Средневековый армянский храм, до его разрушения в конце 1990-х годов. (Фото 1980-х г.)
© А. Варданян
Место средневекового армянского монастыря в селе Оцоп (совр. Бадамлы) на карте 1976 г. (масштаб 1:50000) и сегодня
Место средневекового армянского монастыря в селе Оцоп (совр. Бадамлы) на карте 1976 г. (масштаб 1:50000) и сегодня
Googl Earth

Там же, в селе Чарух (ныне Джахри) 1990-е годы полностью уничтожен храм Сурб Ованес (Иоанна Крестителя) XII—XIII в. в.

Чахук (ныне Джахри). Храм Сурб Ованес 12-13 вв. (реконструированный в 1640 г.) До его разрушения в 1990-е годы. (Фото 1986 г.)
Чахук (ныне Джахри). Храм Сурб Ованес 12-13 вв. (реконструированный в 1640 г.) До его разрушения в 1990-е годы. (Фото 1986 г.)
© А. Варданян
Чахук (ныне Джахри). Место храма Сурб Ованес на карте 1976 г.  (масштаб 1:50000) и сегодня
Чахук (ныне Джахри). Место храма Сурб Ованес на карте 1976 г. (масштаб 1:50000) и сегодня
Googl Earth

Список можно продолжать…

А вот данные утрат только по Северному Нагорному Карабаху!

В Кедабекском районе: в 1983 г. полностью разрушен купол церкви Хунисаванк (IХ век); стела с богатейшим орнаментом, вобравшим в себя христианскую символику, и множественными надписями на армянском языке (VI век) — исчезла в 1983 г.; церковь в селе Калакенд (IХ-ХI вв.) — превращена в отхожее место.

В Дашкесанском районе: церковь в 8 км. южнее села Бананц (IХ-ХI вв.) — в 1987 г. срыта бульдозером и сброшена в ущелье; мост «Нерки Анди» (ХII век) — разрушен взрывом; церковь и кладбище в селе Хачбулах (ХVII-ХVIII вв.) — полностью разрушены в 1970 г.; церковь села Киранц (ХII век) — разрушена под предлогом установки столбов для электролинии; надгробные камни хачкары кладбища у села Амрвар (ХIII-ХV вв.) — в 1970 г. бульдозером сброшены в реку.

В Шамхорском районе: монастырь Дасно Кармир ехци в селе Гюламбар (VII век) — разрушен в 1937 г.; монастырь у села Барсум (Х век) — разрушен в 1982 году.

В Ханларском районе: церковь Мрцунис у села Геташен (ХVII век) — частично разрушена; церковь и кладбище у села Мурут (ХIII век) — полностью разрушены в шестидесятых годах; монастырь Егнасар у села Геташен (ХVII век) — умышленно повреждены стены различных памятников комплекса…

В Гандзаке (Гянджа) из шести армянских церквей были полностью снесены две, одна переделана в клуб, две в музей и филармонию. В результате так называемых «реставрационных» работ были полностью уничтожены следы армянской архитектуры и надписи на армянском языке.

В настоящее время в занятом азербайджанской армией Шаумянском районе Нагорно-Карабахской Республики: полностью разрушены церковь Мандур и кладбище у села Хархапут (1252 год); разрушена до основания церковь у села Русские Борисы (ХII-ХIII вв.); церковь в селе Вериншен (ХVII век) — разрушена до основания.

И это вам не мусульманские памятники, каковых старше XVIII века в регионе просто нет. Это преимущественно все глубокая, и от того, бесценная История!

Но и этого мало. Село Чардахлу Шамхорского района Северного Нагорного Карабаха. Про него маршал Советского Союза Дмитрий Язов писал: «Не только в нашей бывшей Стране Советов, но и за ее пределами трудно найти село, подобное 16-вековому карабахскому Чардахлу». В годы Великой Отечественной войны 853 чардахлинца были награждены орденами и медалями, четверо из них стали Героями Советского Союза. А двое уроженцев этого села, Ованес Баграмян и Амазасп Бабаджанян, стали маршалами Советского Союза. Где еще такое встретишь!

И вот в 1988 г. азербайджанские власти депортировали из села все коренное армянское население. Могилы героев ВОВ осквернены, памятник маршалу Баграмяну взорван, музей двух маршалов превращен в чайхану, а их родные дома снесены бульдозерами. Подобные действия в странах Прибалтики, в Польше, Чехии и на Украине, были в России официально осуждены, но власти Азербайджана за это до сих пор не призваны за это к ответу. Похоже, и у нас на Руси встречаются двойные стандарты.

Выше приведенный печальный список можно продолжать и продолжать. По, документально подтвержденным, данным международного мониторинга, в Азербайджане уничтожено более 27 тыс. памятников армянского культурного наследия. Из них только в Нагорном Карабахе 167 церквей, 8 монастырей, 123 кладбища, 13 археологических комплексов. Иначе, как культурным геноцидом назвать такую государственную политику невозможно. И его масштабы значительно превосходят все, что творили в наше время фанатики — талибы и изуверы Исламского государства, и что привело в содрогание весь цивилизованный мир.

И у меня, господин Гасымзаде, в свою очередь, тоже вопрос, почему молчит ЮНЭСКО?

Но вдруг, начиная с 1988 года, целый хор азербайджанских квази-историков и квази-искусствоведов, который сегодня возглавляет мадам Лейла Алиева (дочь президента), стал на весь свет распевать «псалмы» и «оды» про древних албан, чьими потомками, якобы, являются азербайджанцы, про албанскую, якобы, «Апостольскую» (!) церковь (история христианства такой титулатуры древней Албанской Церкви не знает), и про архитектуру, которая, якобы, вовсе не армянская, а на самом деле албанская.

Строго говоря, подобного рода «теории» начали бродить в среде националистически настроенной азербайджанской интеллигенции где-то с конца 1960-х годов, что как раз совпадает с приходом к власти в республике Гейдара Алиева. Но массировано они зазвучали именно в 1988 г., на фоне разгорающегося Карабахского конфликта. Московское руководство тогда никак на это не отреагировало, прежде всего, в силу особого веса, который имел в тогдашнем Политбюро ЦК КПСС Гейдар Алиев, и при полной про — азербайджанской позиции тогдашнего Генсека ЦК КПСС Михаила Горбачева. Лакейски, по тем же причинам, промолчала, и Академия наук СССР. Результат, — две Карабахские войны.

Но я, все же, смею спросить, а чего же это раньше то про великую албанскую архитектуру никто и слыхом не слыхивал? И что же вы, господа азербайджанцы, коли она ваша родная, так истово изничтожали ее и до, и после 1988 г. и вплоть до сегодняшнего дня?!

Известный исследователь памятников армянской архитектуры Самвел Карапетян (1960−2020) много лет занимался полевыми исследованиями в Нагорном Карабахе и Азербайджанской ССР. Британский журналист Томас де Ваал в своей книге «Черный сад» записал один из рассказов С. Карапетяна о его изысканиях советского периода. «В Азербайджане нет ни одного районного центра, где бы я хоть раз не попадал в милицию или местное отделение КГБ», — вспоминает он. Очень скоро причина стала ему ясна. По его словам, он стал препятствием в целенаправленной кампании по «азербайджанизации» культурной истории республики путем уничтожения всех армянских артефактов. Возвращаясь сюда каждый год, вспоминает Самвел, он обнаруживал уничтоженные памятники, которые еще совсем недавно стояли целые и невредимые, как, например, церковь девятого века в Кедабекском районе. «Я приехал туда во второй раз в 1982 году, — а первый раз побывал там в 1980-м, ‑ и она была наполовину разрушена. Я увидел лопату и топор на земле, словно кто-то оставил их там, а сам ушел обедать. Единственное, что мне оставалось, — выбросить инструменты в ущелье» (Т. де Ваал. Черный сад. Москва. Текст. 2005, стр. 205).

Постановлением № 145 Совмин АзССР от 27 апреля 1988 г. был утвержден список памятников истории и культуры, находящихся в НКАО, который был подготовлен Минкультом АзССР, Академией наук республики и азербайджанским Добровольным обществом охраны памятников истории и культуры. В этом списке не оказалось НИ ОДНОГО ПАМЯТНИКА АРМЯНСКОГО ЗОДЧЕСТВА. Все они были объявлены «албанскими», а отсюда — азербайджанскими.

Абсурдность данного постановления очевидна хотя бы уже потому, что в прежнем постановлении Совета Министров АзССР на этот счет, № 140 от 2 апреля 1968 года, — утверждавшем список памятников, подлежащих государственной охране, — из 11 тыс. существовавших на тот момент в Азербайджанской ССР армянских памятников архитектуры и пластического искусства в список было включено всего 25 объектов из НКАО, без упоминания их этно-конфессиональной принадлежности. Но при этом, ни о каком «албанском зодчестве» в Карабахе вообще ничего не говорилось.

Так, что же с Вами, господин Гасымзаде, со товарищи, теперь такое случилось, что вы так прозрели? — Да просто времена изменились. Теперь, при наличии снимков со спутников, а уж в наши дни, когда каждый может зайти на Googl Еаrth, скрывать преступления вандализма стало практически невозможно. И теперь, вместо открытого вандализма, политически востребованным стало культурное воровство. Типа, того, что то, что еще не уничтожили, объявим своим, лишь бы оно не было армянским. Но смысл деяния от этого не меняется.

На протяжении всего периода своего политического существования, азербайджанские власти истово и неуклонно проводят политику культурного геноцида памятников армянского наследия. Цель ее очевидна — стереть с лица земли все следы творческого созидания армянского народа, и тем самым обосновать политическую идеологию современного Азербайджана, суть которой сводится к трем тезисам:

  1. Азербайджанцы — это коренной народ Закавказья с великой культурой и историей.
  2. Армяне — это пришлый (не важно откуда) кочевой народ, все укравший у азербайджанцев.
  3. Тысячи христианских памятников архитектуры и пластического искусства на территории Азербайджана созданы не армянами, а предками азербайджанцев — албанами.

То, что на самом деле все наоборот, никого в Азербайджане не волнует! Как говорил доктор Геббельс: — «Чем чудовищнее ложь, тем легче в нее верят.»

Вне этой мифологии, вне этого воинствующего шовинизма, вне демонизации армянского народа нет современного азербайджанского политического самосознания. Без этого рассыпается вся идеолого-политическая конструкция, искусственно созданной в 1918 г., азербайджанской государственности.

И расистское, цинично-клеветническое выступление председателя Союза архитекторов Азербайджана господина Эльбая Гасымзаде является на сегодня одним из самых вызывающих и позорных проявлений этой политики. Во всем цивилизованном мире за такие публичные высказывания привлекают к уголовной ответственности.

История уже знает прецедент, когда, весьма талантливый архитектор Альберт Шпеер, был осужден Нюрнбергским трибуналом как военный преступник. Об этом не следует забывать. На сегодня же, как минимум, мне представляется необходимым, чтобы хотя бы мой родной Союз архитекторов России дал профессиональную и этическую оценку заявлениям нашего, с позволения сказать, азербайджанского «коллеги».

P.S.Меня могут спросить, а какое дело нам россиянам до этих закавказских разборок? Отвечаю, — самое прямое! И дело даже не в том, что переписывание истории, чего бы оно не касалось, неприемлемо и даже преступно в принципе. А в том, что, несмотря на все сладкоголосые заверения, на деле, Азербайджан для России политически давно уже не друг. Чего стоит один только трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхун, представляющий экономический нож в спину нашей стране! И это, не говоря уже о, неуклонно проводимой им политике «один народ, — два государства», означающей теснейший военно-политический союз Азербайджана с Турцией, которая является членом НАТО, и не скрывает своих пантюркистских устремлений в зоне жизненных интересов нашей Державы — Закавказье, Средняя Азия, а там и Крым, и Поволжье, и Сибирь. Этого же никто не скрывает. Об этом говорится открыто. И не только говорится. Эта политика активно реализуется. Азербайджан уже стал фактическим вилайетом Турции. В странах Средней Азии массово открываются турецкие университеты, идут миллиардные турецкие капиталовложения на формирование пантюркистской пятой колонны. И это только начало…

Что же до армянского народа, то во все времена он был и остается единственной надежной опорой России в Закайказье. Подчеркиваю, я говорю именно о народе Армении, поскольку государственное руководство может быть разным. Но в силу своей истории, культуры и отчаянного географического положения, именно народ Армении жизненно заинтересован в теснейшем геополитическом союзе с Россией. И какую бы «многовекторную» политику не хотело бы проводить нынешнее руководство Армении, оно никуда не может уйти от этой глобальной основы самого существования своего народа, как факта мировой цивилизации. И если мы хотим сохранять свое присутствие в Закавказье, и тем самым обеспечивать безопасность наших южных рубежей, мы просто обязаны бережно хранить особые союзнические отношения с Арменией, и, при необходимости, всеми силами ее защищать. При этом необходимо с полной ясностью осознавать, что для армян их страна немыслима без Карабаха. У них и так уже отобрали 90% их родной земли. А сегодня потерять Карабах для них, это то же самое как для нас потерять Владимирскую область и остаться с одной Московской.

P.P.S. Все вышесказанное об истории, культуре и архитектуре Армении, Азербайджана и Кавказской Албании, можно найти в любых общедоступных открытых источниках. Не верите мне, не верите армянским источникам, есть «Брокгауз и Ефрон», есть БСЭ разных изданий, есть, в конце концов, энциклопедии Британика, Ираника, Академическая французская и Академическая немецкая энциклопедии, справочная литература США и т. д. Везде одно и то же. Только в Азербайджане и Турции (где один народ — два государства) своя, отдельная от мировой, история Закавказья. Ну, что же, как говорится, кто кричит «держи вора!»? А, по сути, — сущий Оруэл, и его воплощенная антиутопия. Как там было написано на Министерстве Правды? — «Правда — это ложь, ложь — это правда».

Российский миротворец в Дадиванке. Ноябрь 2020г
Российский миротворец в Дадиванке. Ноябрь 2020г

*Выводы советского следствия и суда по событиям в Сумгаите, на которые постоянно ссылается азербайджанская пропаганда посчитавших, что во всем были виноваты сами армяне, и что жертв «столкновений» (так были названы погромы) были единицы, никого из не предвзятых наблюдателей не могут убедить. Как можно считать такое следствие и суд объективными, когда они были откровенно политически мотивированы стопроцентно про-азербайджанской политикой тогдашнего высшего советского руководства во главе с М. С. Горбачевым? Также надо учитывать тот особый вес, какой имел в тогдашнем Политбюро ЦК КПСС Гейдар Алиев, до того бывший первым секретарем ЦК Компартии АзССР.

Отметим, что под контролем Азербайджана находятся не менее 1456 памятников армянской истории и культуры, в том числе — свыше 160 церквей и монастырей, 591 хачкар, древние памятники Тигранакерта, Азоха, Нор Кармиравана, Мирика, древности Керена и многочисленные крепости, замки, святыни и другие памятники, 8 государственных музеев, где хранились 19 311 экспонатов, а также частные музеи ковров и армянского драма в Шуши.

Читать далее: ru.armeniasputnik.am/karabah/20210304/26685402/V-Shushi-azerbaydzhantsy-snesli-pamyatnik-Ivanu-Tevosyanu-Video.html

До этого Национальная комиссия Армении по ЮНЕСКО сообщила, что Азербайджан разрушил армянскую церковь Зоравар Сурб Аствацацин в Мехакаване.

В начала марта стало известно, что азербайджанцы частично разрушили Зеленую часовню («Канач жам», Св. Ованнеса Мкртича) в Шуши и снесли памятник Ованнесу (Ивану) Тевосяну. До этого, был осквернен собор Святого Христа Всеспасителя (Сурб Казанчецоц).

Гейдар Алиев, президент Азербайджанской Республики: «Я старался, чтобы в Нагорном Карабахе было больше азербайджанцев, а число армян сократилось. Те, кто работал в то время в Нагорном Карабахе, знают об этом» (газета «Зеркало», Баку, 23 июля 2002 г.)

Никита Шангин

Подробности: https://regnum.ru/news/polit/3245442.html
Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM.

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button