АналитикаВоенные действияПолитика

Турция перебрасывает военную технику на границу с Ираном!!!

Тегеран не разделил радость соседа

Иран и Азербайджан поссорились, но не могут прямо сказать из-за чего

У Ирана, который на протяжении трех десятилетий держал нейтралитет в карабахском конфликте, возник конфликт с одной из его сторон — Азербайджаном. Начавшись со скандала с поставками иранского топлива в Степанакерт, противостояние Тегерана и Баку дошло до стягивания войск к границе и прямого выпада замглавы Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) Али Фадави в адрес президента Азербайджана Ильхама Алиева. По мнению собеседников «Ъ», истинная причина ссоры соседних стран может быть в том, что Иран недоволен победой Азербайджана в прошлогодней войне, так как она подрывает его позиции в регионе.

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ  /  купить фото

Взаимное раздражение Азербайджана и Ирана, которое началось две недели назад из-за поставок иранского топлива в Нагорный Карабах, переросло в более серьезную и даже опасную форму. После того как азербайджанские власти начали останавливать иранские грузовики, следующие в Степанакерт, и требовать с каждого водителя более $100 в качестве налога и пошлины, иранцы провели военные учения на северо-западной границе страны, то есть возле азербайджанской территории.

При этом, как рассказал «Ъ» российский военный эксперт, иранист Юрий Лямин, технику к азербайджанской границе продолжают стягивать до сих пор, и понять, происходит это в рамках учений или нет, невозможно.

«Масштаб учений нигде не указывался,— пояснил «Ъ» господин Лямин.— Но войск перебрасывается довольно много, причем если изначально я видел переброску сухопутных войск КСИР, то в последние дни перебрасывают и силы армии. Последний раз такое было в прошлом году, когда из-за боев в Карабахе снаряды залетали на иранскую территорию».

Президент Азербайджана Ильхам Алиев не стал скрывать своего раздражения. «Каждая страна вправе проводить любые военные учения на своей территории, это ее суверенное право,— сказал он в интервью турецкому агентству Anadolu.— Но когда мы анализируем это во временных рамках, то видим, что такого никогда не было. Почему именно сейчас и почему на нашей границе? Почему не организовывались учения, когда армяне были в Джебраиле, Зангелане и Физули? Почему это делается после того, как мы освободили эти земли и завершили 30-летнюю оккупацию? Это справедливые вопросы».

Ответ иранцев Ильхаму Алиеву пришел в двух вариациях — дипломатичной и не очень. Пресс-секретарь иранского МИДа Саид Хатибзаде вечером во вторник, 28 сентября, отметил, что в условиях хороших отношений и контактов между государствами заявления господина Алиева «вызывают удивление».

По словам дипломата, проведенные учения были «вопросом суверенитета» и «осуществлялись в интересах стабильности и спокойствия всего региона».

И добавил: «Очевидно, что Исламская Республика Иран не потерпит демонстративного присутствия сионистского режима у своих границ, и в этой связи она примет все меры, которые сочтет необходимыми для своей национальной безопасности».

Отметим, что Азербайджан активно сотрудничает с Израилем в области военно-промышленного комплекса, например беспилотников. Однако этот процесс продолжается много лет, и сказать, что он активизировался в последнее время, нельзя.

Руководство Корпуса стражей Исламской революции высказалось куда жестче. Когда журналист местного издания Rokna попросил заместителя командующего КСИР Али Фадави прокомментировать слова президента Алиева, он ответил метафорично: «Если маленький ребенок подойдет к вам и начнет оскорблять, вы просто погладите его по голове».

По мнение опрошенных «Ъ» экспертов, истинной причиной столь резкого недовольства Тегерана может быть вовсе не Израиль, а Турция, которая заметно усилила свое влияние в Азербайджане после второй карабахской войны. Юридическим закреплением этого факта стала декларация, подписанная лидерами двух стран в Шуше.

«К сожалению, ситуация показывает, что очень влиятельные круги в Иране могут быть недовольны итогами второй карабахской войны,— сказал «Ъ» азербайджанский политолог Ильгар Велизаде.— Этот район был частью большой стратегической игры. И Тегеран был одной из немногих столиц, которая имела влияние в этом регионе. Прежний статус-кво был для них более предпочтителен: меньше Турции и Пакистана, больше неопределенностей. И больше возможностей играть на этих неопределенностях, предлагая свои посреднические услуги. Теперь это влияние утрачено».

Однако сказать об этом прямо, по словам господина Велизаде, в Тегеране не решаются: «Пенять на Турцию и Пакистан как-то неудобно — все-таки партнеры. А Израиль — враг Ирана, в связях с ним можно и упрекнуть».

Похожую мысль в беседе с «Ъ» выразил и эксперт Международного дискуссионного клуба «Валдай» Фархад Ибрагимов. «Недовольство Ирана и Азербайджана друг другом присутствует всегда, оно абсолютно взаимное,— отметил он.— Вопрос в том, как будет выстраивать политику в отношении своего северного соседа новый президент Ирана Эбрахим Раиси. С одной стороны, Раиси понимает, что усугублять конфликт нельзя, потому и звонил Алиеву, чтобы поздравить его с восстановлением территориальной целостности. С другой стороны, он не может не следовать интересам своей страны, которые выражаются в том, чтобы не допустить роста влияния Турции в регионе. Именно этот фактор сильнее всего раздражает Тегеран, однако его прикрывают “израильским кейсом”, чтобы не доводить азербайджанскую сторону до точки кипения. Иранцы понимают, что Турция для Азербайджана — очень важный партнер и союзник».

Эксперт «Валдая» из Ирана, а также приглашенный научный сотрудник Германского института международных дел и безопасности Хамидреза Азизи тоже назвал внешние проявления конфликта, такие как скандал с иранскими грузовиками в Карабахе, «лишь верхним слоем». Но в качестве истинной причины он упомянул не совсем то, что его азербайджанские коллеги. «Я считаю, что нынешний этап противостояния между Ираном и Азербайджаном начался сразу после прошлогодней войны,— сказал «Ъ» господин Азизи.— Иран занял сторону Азербайджана, поддерживая восстановление его территориальной целостности.

В качестве результата этой поддержки Иран рассчитывал получить более дружественное отношение Азербайджана и большую готовность к сотрудничеству. Например, чтобы в Баку принимали  внимание опасения Тегерана в области безопасности. С другой стороны, Иран хотел долю в послевоенном восстановлении возвращенных территорий. Но ничего из этого не произошло. Мы видели провокационные учения Азербайджана и Турции (после окончания войны таких учений было несколько.— «Ъ»), в том числе в Каспийском море, хотя страны, не выходящие к нему, согласно конвенции, не могут иметь там военное присутствие». Израильское влияние эксперт тоже счел вполне реальной причиной конфликта, а не просто оправданием.

«В ходе войны сотрудничество Азербайджана и Израиля стало более интенсивным и видимым,— отметил господин Азизи.— Было несколько случаев, когда изготовленные в Израиле дроны вторгались в воздушное пространство Ирана и были сбиты».

Эксперт ПИР-Центра Юлия Свешникова объяснила логику противостояния иначе. «Тегеран последователен в своей антиизраильской риторике,— отметила она в беседе с «Ъ».— И заявление МИДа не выпадает из этой тенденции. Другой вопрос, что появился повод это еще раз озвучить. Кроме того, это может быть неким сигналом для Баку, попыткой показать, что Азербайджану не стоит обострять вопрос ирано-армянского сотрудничества. Мол, Баку знает об этом давно, как мы знаем давно про связи Азербайджана с Израилем. Вы молчали, мы молчали. Вы проявили недовольство — и мы тоже».

Стоит отметить, что недавно на Генассамблее ООН главы МИДов Азербайджана и Ирана Джейхун Байрамов и Хосейн Амир-Абдоллахиан провели встречу, но видимого влияния на конфликт это не оказало. Более продуктивной может быть трехсторонняя встреча с участием Турции, которая должна пройти в Тегеране,— о ней дипломаты тоже договорились в Нью-Йорке. Впрочем, конкретная дата пока нигде не звучала.

Кирилл Кривошеев, Марианна Беленькая

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button