Авторская программаВоенные действияИнтересные фактыИсторические персоныИстория

Евгений Сатановский: Исторические параллели: Россия в Средней Азии | Казахи, киргизы, Бухара и Коканд | АРМАГЕДДОНЫЧ

Alexander Morrison, The Russian Conquest of Central Asia: A Study in Imperial Expansion, 1814-1914 (Cambridge University Press, 2020)

Книга профессора Александра Моррисона The Russian Conquest of Central Asia: A Study in Imperial Expansion, 1814-1914 (Завоевание Российской империей Средней Азии: исследование имперской экспансии, 1814-1914), опубликованная издательством Кембриджского университета в 2020 году, рассказывает об одном из наиболее впечатляющих и успешных примеров европейской имперской экспансии. Его результатом стало привлечение новых подданных – мусульман, а также присоединение новых владений к территории Российской империи. Вниманию читателя Моррисон предлагает исчерпывающее описание первой военной и дипломатической истории завоевания Средней Азии длительностью в сто лет. Автор книги рассказывает о самых ранних столкновениях, произошедших на степных границах в 1830-х годах, и об аннексии Памира, которая произошла в начале 1900-х годов. Также он подробно описывает ход и логистику войн, которые Россия вела против Хоканда, Бухары и Хивы, повествует о захвате Ташкента и Самарканда, кровавом порабощении туркмен и дипломатических отношениях, которые Россия устанавливала с Китаем, Персией и Британской империей. В основе книги лежат данные, собранные в архивах России, Казахстана, Узбекистана, Грузии и Индии, а также мемуары и мусульманские хроники.

Подробнее о своей книге Александр Моррисон рассказывает в подкасте New Books Network, содержание которого мы суммировали и перевели.

Профессор Александр Моррисон преподает историю в Нью-колледже Оксфордского университета. Ранее он преподавал в Назарбаев Университете (Казахстан) и Ливерпульском университете (Великобритания). Он является автором многочисленных статей на тему имперского периода истории России, а также автором монографии о господстве Российской империи в Самарканде (Russian Rule in Samarkand 1868-1910: A Comparison with British India (2008).

В начале подкаста Моррисон рассказывает о том, что интерес к истории России у него появился из-за того, что в детстве он жил в Москве, где его отец работал журналистом московского издательства Reuters. Тогда же Моррисон выучил русский язык. Учебу в Оксфордском университете он посвятил изучению истории России, но его основной специализацией стала также интересовавшая его история Южной Азии. Несмотря на это, свою докторскую диссертацию он написал на тему сходств и различий между историей правления Российской империи в Средней Азии и историей правления Британской империи в Индии.

Как отмечает Моррисон, не всегда в основе имперской экспансии лежат соображения выгоды или экономические мотивы. К примеру, в качестве основной причины завоевания Средней Азии Россией советские историки называли необходимость в хлопке-сырце для текстильной промышленности России. Однако, по мнению Моррисона, если принимать во внимание тот факт, что границы России в начале XIX века простирались тысячи километров севернее границы между Оренбургом и Омском, а нехватка хлопка, возникшая в результате острой засухи, имела место только в 1860-х годах, то у присутствия России недалеко от Ташкента с 30-х по 50-е годы были другие причины.

В то время России уже принадлежала территория Закавказья, и ее можно было использовать для выращивания хлопка – это было бы намного дешевле и проще, чем завоевание Средней Азии с целью поиска земель для возделывания хлопчатника. Для России тема хлопка стала актуальной только в 1890-х годах, и поэтому Моррисон и склоняется к тому, что существует разрыв длительностью в 30 лет между завоеванием Средней Азии Россией и превращением Средней Азии в важный источник хлопка-сырца. Согласно официальным архивным документам, в России шло активное обсуждение вопросов бюджета и логистики будущего похода в Среднюю Азию. Весь процесс тщательной контролировался сверху. И важность завоевания Средней Азии заключается в том, что регион перешел под влияние России на следующие 130 лет. До сих пор Россия сохраняет важные политические и культурные отношения с республиками современной Центральной Азии.

Моррисон отмечает, что периодизация книги является в некотором роде условной: он пытался добиться симметричности дат (1814-1914), а также решил отметить важность войны России против Наполеона. Существует цепь причинно-следственных отношений, среди которых были военные экспедиции, строительство крепостей, перенос границ и другие. В начале активной фазы завоевания, по мнению Моррисона, лежал 1839 год, когда граф Перовский, губернатор Оренбурга, организовал провальную зимнюю экспедицию в Хиву, одной из задач которой стало освобождение русских, плененных Хивинским ханством.

Другим аспектом были набеги на караваны и территории Российской империи. Долгое время территориальная линия границы Российской империи нарушалась: казахи не признавали суверенитет России и считали себя свободными подданными царя тогда, когда им это было выгодно. До этого в восстании Пугачева 1773 года приняли участие казаки, казахи, башкиры. И все это привело к тому, что в начале XIX века любое происшествие в степи повышало риск возникновения нестабильности, что, в свою очередь, повлияло на отношение русских к ситуации в Средней Азии и Российская империя перестала толерантно относиться к этому региону. Моррисон делает акцент на постоянном действующем факторе, который заключался в том, что после победы над Наполеоном Российская империя стала одержима престижем империи, которая больше не могла относиться к Средней Азии как к законному партнеру – на равных.

После победы над Наполеоном Российская империя стала одержима престижем империи, которая больше не могла относиться к Средней Азии как к законному партнеру – на равных.

Share46
Tweet
Share

Моррисон провел большую работу по сбору информации в архивах Москвы, Санкт-Петербурга, Оренбурга, Омска, Алматы, Ташкента, Тбилиси.

В архивах Моррисон нашел обширную переписку между российскими властями и казахским султаном, которая была посвящена финансированию и поиску достаточного количества верблюдов для предполагаемой экспедиции в Хиву. Поиск 10 тысяч верблюдов для 5 тысяч участников экспедиции занял 18 месяцев. Роль верблюдов в экспедиции была очень важна, т.к. в условиях Средней Азии с помощью этих животных можно было перевести оружие, вещи и съестные припасы.

В вопросе ухода за верблюдами и их кормлении русские полагались на казахов и туркмен. Более того, эти кочевые племена обладали знаниями о некоторых землях, через которые проходили маршруты экспедиции, и о том, где в степи и пустыне находились источники воды. Несмотря на это, поход Перовского оказался провальным, потому что все 10 тысяч верблюдов умерли от холода. В дальнейшем природа будущих походов в Среднюю Азию немного изменилась: русские стали больше полагаться на более приветливый местный ландшафт и население, которое могло помочь им в вопросах снабжения питанием.

Моррисон рассказывает, что при написании книги он использовал подход, при котором захват Средней Азии Российской империей был показан через призму мини-историй о людях, которые принимали участие в событиях. Например, личность Михаила Скобелева была связана с экологическими факторами, и Моррисон отмечает, что влияние условий окружающей среды играло большую роль при продвижении русских из Оренбурга к Сырдарье и из Омска к Семиречью и Верному. От окружающей среды зависели стратегия, приоритеты и поведение русских во время похода.

Семиречье обладало благоприятным климатом, и к 1860-м годам на территории данной области были образованы поселения людей. Подобные поселения хотели образовать и на территории Сырдарьи, однако жаркий, неблагоприятный климат помешал этому. Поэтому в поиске более благоприятного климата и земель русские направились в сторону Ташкента. В конце 1850-х некоторые ратовали за то, чтобы оставить Среднюю Азию и повернуть назад: денег уходила уйма, обеспечение военной безопасности оказалось сложным, и никто не стремился к оседлости на этой земле. Однако, русские все же вспомнили о вопросе престижа и не захотели отдавать территорию, т.к. побоялись демонстрации своей слабости перед восточными соседями и остальными имперскими странами.

Моррисон отмечает, что русские стремились к постоянному контролю над другими странами, и их не устраивала нестабильность, которая могла царить на границах Российской империи. Более того, они не осознавали тот факт, что именно их присутствие стало источником недовольства, а то поражение, которое они нанесли местным правящим элитам, лишило их самих легитимности в регионе.

На вопрос о том, как завоевание Средней Азии Российской империей было представлено в источниках на персидском языке, Моррисон отвечает, что, к его удивлению, основная критика была направлена не на русских, а на правителей Коканда и частично мусульманского сообщества Средней Азии, которые не сплотились против угрозы со стороны Российской империи. Русские не были представлены в качестве притеснителей или основного зла. Их описывали, как «неверующих», но основная критика была направлена против коррупции, некомпетентности и отсутствия солидарности среди мусульманской элиты Средней Азии, что в дальнейшем привело к невозможности эффективного противостояния русским.

Моррисон также считает, что в отношениях со среднеазиатскими городами русские не были заинтересованы в дипломатическом подходе, и единственным понятным для них языком был язык насилия. К жителям региона они относились с предубеждением, потому что их прошлый опыт общения с мусульманами Кавказа оказался неоднозначным: многие генералы русской армии воспринимали мусульман в качестве опасных фанатиков. Однако, подобное отношение очень редко вызывало насильственное сопротивление со стороны жителей Средней Азии, хотя в 1866 и 1868 годах в Бухаре наблюдались подвижки к религиозной войне. В реальности же особого сопротивления со стороны жителей Средней Азии не наблюдалось.

В литературе по истории царского периода завоевание Средней Азии описывается как «завоевание», и только примерно в 1930-х годах речь уже идет о добровольном присоединении Средней Азии к России. Данная терминология также не совсем адекватно описывает происходящее, т.к. не все эпизоды завоевания были мирными. Но к таковым можно было отнести аннексию Памира, т.к. для местного населения присутствие русских стало более предпочтительным, чем власть бухарцев или афганцев.

Далее в ходе подкаста Моррисон рассказывает о таком феномене, как сбор и коллекция манускриптов, что имело место во время всех завоеваний, которые осуществлялись имперскими странами. Сбором среднеазиатских манускриптов занялся ориенталист Александр Людвигович Кун, который, как и многие другие участники похода на Среднюю Азию, не был русским по происхождению. Собранные им материалы были переправлены в Россию, однако ими никто не интересовался в течение 60 лет. Эти материалы включали в себя информацию о династии кенагасов, г. Шахрисабз, г. Китаб, г. Хива и многом другом. Также среди них встречалась восточная поэзия и мусульманские хроники.

Основная причина сбора манускриптов заключалась в том, что русским было необходимо понять, как осуществлять правление на территории Средней Азии. Однако, после того как все документы были доставлены в Россию, вся коллекция просто осталась пылиться на полках музея. Позднее в советский период большую часть архивной коллекции отправили обратно в Ташкент.

В заключение подкаста Моррисон говорит о том, что написанная им книга может быть сложной для восприятия. Он постарался рассказать историю завоевания Средней Азией Россией с помощью самых детальных источников, которые cмог отыскать. Но после прочтения книги у людей может возникнуть желание подискутировать и обсудить прочитанное: кто-то может согласиться с автором, а кто-то нет. Книга включает информацию не только о самом завоевании Средней Азии Россией, но и о влиянии Средней Азии на русскую культуру, литературу, музыку, искусство и т.д. Моррисон не пытался проанализировать некую модель русской военной агрессии, однако те, кто интересуются этой темой, могут найти полезную для себя информацию в его книге. Возможно, книга станет отправной точкой для тех, кто интересуется периодом захвата Средней Азии Россией, и для тех, чей подход к изучению материала окажется более беспристрастным.

Целый час мыслей от Евгения Сатановского. В этот раз поговорим о России в Средней Азии: казахи, киргизы, Бухара и Коканд.

Покорение Средней Азии

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button