АналитикаАрцахоб АрменииПолитика

Призрак “ Байденовской Армении! ”Перекройка региона по американскому сценарию!

Ереван, бывшее здание МИД |

В согласии с предположением [Ezerk, 1], Россия, разместившая на юге Закавказья в результате ноябрьского перемирия 2020 года на Карабахском фронте два оборонительных эшелона, вынуждена согласиться на сокращенную закавказскую “формулу мира”. Кавказ без Грузии или 3+2 [Захарова, 2]. Между тем, участие Ирана в тройке, и соответственно Армении в двойке, тоже отнюдь не гарантировано. Более того, к Армении переходит решающее слово в русско-турецких невоенных построениях в регионе

Еревану придется определиться в своем положении на геополитической координатной сетке. Решение армян осложняется тем, что сетка скорее всего будет новой. Наверняка, об этом было сказано во время инспекционной поездки регионального руководителя из Госдепа США Эрики Олсон в Ереван [US EMB, 3].

Прежде всего надо отметить, что какие-либо даже тактические выкладки на армянской стороне были бы невозможны без подвига солдат и офицеров на фронтах 44-дневной войны. Психологическая стойкость и сопротивление населения в условиях ураганного послевоенного натиска со стороны “акторов” русского и турецкого присутствия в стране [Россотрудн./Тренин, 4] также достойны высокой оценки.

Как выглядит формула 3+2 в плане пропаганды и вероятной войны

В обоих планах, скажем прямо, неважно. Урезая, исходя из ряда вынужденных и произвольных обстоятельств “формулу мира для Кавказа” до 3+2, Россия выставляет на всеобщее обозрение далеко не мирную картину. Возникает фронт между Арменией и Грузией, за счет которого Москва надеется размыть другой фронт – Еревана и Баку. Возможно помимо откровенного нажима, армянам будут сделаны некоторые уступки.

Целью текущего этапа плана Лаврова является безальтернативная привязка Еревана к Баку и перекрытие стратегического пути Север-Юг, проходящего от Ирана к черноморским портам Грузии через Армению – если не с южного конца, то с северного. Выдвижение формулы 3+2 и настойчивое ограничение Россией мандата МГ ОБСЕ гуманитарными вопросами – шаги именно в этом направлении [МИД РФ, 5], [Тарасов, 6]. Иран также оказывается прочно прикрепленным к относительно управляемому из Москвы Баку. Экономика, которая преподносилась как волшебный ключик к миру, с переходом к 3+2 приносится в жертву политике, что не может не вызвать осложнений и на оси Анкара-Тбилиси-Баку.

Российская стратегия вынесения форпоста из Армении в Сирию оказалась рыхлой и в военной, и в политической плоскостях

В этой неустойчивой, многозвенной конструкции наиболее слабым местом является, безусловно, узел Баку-Москва, который с укреплением связи Анкара-Баку неминуемо станет еще более слабым. Когда он ослабнет вконец, Москва задействует восточный эшелон своего силового присутствия в РА и Карабахе, а между Баку и Ереваном будет инициирован новый конфликт. По другому, экстремальному, сценарию произойдет военное обострение фактически между НАТО и Россией – также на территории Армении уже с большим участием и западного эшелона.

Это и есть замысел контролируемого отступления из Закавказья, представляющий собой пример краткосрочного и среднесрочного планирования. Не случайно посол РФ в Армении Сергей Копыркин заговорил о смене курса России и фиксации его на “оставлении армян на Родине” [Копыркин, 7]. Речь о численном насыщении демпфирующего буфера.

Надо признать, что для Москвы риск велик. Системное сопротивление Армении планам типа 3+2 или ее неспособность исполнять роль российского прокси неприятно “подвесят” Россию в южном Закавказье. Стратегия вынесения форпоста из Армении в Сирию оказалась непросчитанной как в военной, так и в политической плоскостях, нанеся попутно чрезмерный ущерб русско-армянским отношениям. Изрядная часть вины за ее нынешнее положение, безусловно, лежит на самой Армении, о чем надо будет сказать отдельно.

Экономика, которая преподносилась как волшебный ключик к миру, одним обозначением 3+2 приносится в жертву политике

Как бы то ни было, происходящие в Закавказье метаморфозы носят геополитический характер, так как уже в среднесрочной перспективе вписываются в черноморско-каспийский континуум. Кроме того, в долгосрочном разрезе, вторично за столетие встают экзистенциальные для России и Турции вопросы, завязанные “армянским узлом”. Попытка разрубить его ножевым ударом осенней кампании 2020 года в Карабахе пока к желаемым для русских результатам не привела.

Перспективы “Байденовской Армении”

В условиях максимально задранных геополитических ставок традиционный армянский “дрейф” сулит народу и стране новые испытания. Урок постсоветского тридцатилетия не усвоен даже несмотря на жесткий провал стратегии дрейфа, случившийся 27 сентября 2020 года. Судя по происходящему в политических кругах Армении местечковому бурлению, там не в состоянии оперировать горизонтом шире уездного. Заинтересованным игрокам из старшей группы приходится заниматься планированием за них, что чиновники МИД РФИрана и Госдепа США и делают без какого-либо стеснения в столице страны пребывания и ее провинциях.

Байденовский демократический форум, на наш взгляд, призван перекроить конфигурацию, возникшую еще при окончании холодной войны. Невозможно обойтись и без коррекции функционала НАТО, неэффективного в Сирии и Афганистане. Предположительно задачи будут решаться посредством предложения новой системы геополитических координат. Вовсе не случайно на форум приглашена член ОДКБ Армения и не приглашена натовская Турция. Вовлечение Армении и Грузии в тандеме это сигнал. Последовавший со Смоленской площади ответ в виде 3+2 “оставляет” Армению вне форума. В результате ходов Вашингтона и Москвы Армения, как мы заметили в самом начале, оказывается в нелюбимой позиции принятия решения. Отказ Еревана от достаточно фиксированной “точки” в новых геополитических координатах гарантирует ей новые войны и повторение трагедии МосквыКарса и Лозанны 1921-1923 годов.

ПАВЕЛ ДАЛЛАКЯН,Ezerk.am

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button