АналитикаВ МиреПолитикаПолитикиТурция

Станислав Тарасов: США ДАВЯТ НА СУЛТАНА: Настоящая «битва престолов» в регионе еще только начинается.

Тарасов

Эрдогана выдавливают из западного альянса

14 ноября 2021
Аннотация
США нивелируют роль Турции на южном фланге НАТО за счет усиления своего военного присутствия в Греции, перебрасывая туда часть военного контингента из Германии. По всем признакам это не конъюнктурное решение Вашингтона, а фиксация тектонических сдвигов в стратегии США по линии Восточное Средиземноморье – Ближний Восток.
Эрдоган
Эрдоган
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Посол Турции в Греции Бурак Озугергин наверняка руководствовался полученными из Анкары инструкциями, когда, выступая на промышленной конференции в Салониках, говорил, что «американская база в Александруполисе (в турецком варианте Дедеагаче — С.Т.) с Турцией не связана». По его словам, «раз американцы говорят, мы им верим».

Напомним, что 14 октября Афины и Вашингтон обновили оборонное соглашение. Согласно новой редакции, Греция предоставила США для военного использования ряд баз, включая порт в Александруполисе недалеко от турецкой границы. Но проблема в том, что этот район находится близко к турецкой границе и входит в 30-километровую зону, которая, согласно Лозанскому договору 1923 года, должна оставаться демилитаризованной. Как сообщает в этой связи турецкое издание Sabah, на личных встречах в кулуарах с лидерами Франции и США президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана пытались убедить в том, что речь идет только о создании новой линии Александруполис — Болгария — Румыния, призванной нейтрализовать «усиливающееся влияние» России в Черном море. Однако в Анкаре быстро сообразили, что военная база в Александруполисе призвана обеспечивать контроль над проливами Дарданеллы и Босфор, выводя Турцию за скобки создаваемого нового баланса сил в Восточном Средиземноморье. Поэтому заявления Афин о том, что американская база призвана сдержать Турцию в случае, если та захочет напасть на Грецию, воспринимаются турками лишь словесной отговоркой. При этом до определенного момента Анкара и Афины имели шанс договориться, отмечал посол Озугергин. Не получилось.

Это стало ясно тогда, когда Эрдоган на совместной пресс-конференции с премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном заявил следующее: «На данный момент количество американских баз на территории Греции не сосчитать. Их столько, что Греция сама уже почти как американская база. И это видно на карте. Александруполис — лишь небольшая их часть. Почему, зачем сейчас все это делается? Конечно, когда наш министр обороны, министр иностранных дел на переговорах с президентом США Джо Байденом и другими соответствующими лицами спрашивают об этом, наши оппоненты дают уклончивые ответы, ведут себя нечестно. Представьте, мы — страна НАТО, Америка — член НАТО, Греция — член НАТО. Но почему мы, члены НАТО, нападаем друг на друга, в то время как Америка оказывает Греции наибольшую поддержку? Турция среди членов НАТО входит в первую семерку стран после Америки как по количеству военнослужащих, так и по финансовой поддержке, а Греция — нет, Греция гораздо ниже. Но мы верим в себя, рассчитываем на себя, мы — страховая гарантия этого региона».

НАТО
НАТО
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Эрдоган констатирует тот факт, что США нивелируют роль Турции на южном фланге НАТО за счет усиления своего военного присутствия в Греции, перебрасывая туда часть военного контингента из Германии. По всем признакам это не конъюнктурное решение Вашингтона, а фиксация тектонических сдвигов в американской стратегии по линии Восточное Средиземноморье — Ближний Восток Долгое время важнейшим военным партнером США в этом регионе была Турция. Вашингтон воспринимал эту страну как обладающую большой численностью населения, мощными и боеспособными вооруженными силами, а главное — очень выгодным географическим положением на стыке Европы и Азии. Это еще и контроль над проливами Босфор и Дарданеллы, черноморским побережьем, выход к Закавказью и Ближнему Востоку. Но теперь Запад осознал, что Анкара даже в формате НАТО, действуя за пределами своих границ, стремится усиливать свои, а не американские позиции. Напомним, что в январе 2020 года турецкий парламент одобрил размещение национальных вооруженных сил в 12 государствах: Азербайджане, Албании, Афганистане, Боснии и Герцеговине, Ираке, Катаре, Косово, Ливане, Ливии, Сирии, Сомали и Турецкой Республике Северного Кипра.

У Греции таких геополитических амбиций нет, и США на южном фланге НАТО стали делать на нее главную ставку, смещаться южнее, в сторону Израиля, лишая Турцию статуса «страховой гарантии региона». Многочисленные греческие порты и военно-морские базы стали более активно использоваться американскими военными кораблями, а греческие острова превратились в удобные пункты для сбора разведывательной информации о ситуации в Восточном Средиземноморье, на Ближнем Востоке и на Балканах. Что касается Афин, то они рассматривают присутствие на их территории американских войск как гарантию от возможных агрессивных действий со стороны Анкары. В то же время анализ региональной политики Турции на протяжении последних 5—10 лет показывает, что рост ее геополитических амбиций происходит параллельно снижению американского влияния, что особенно заметно на треке в Ираке, Сирии, в Афганистане и в Иране. В этой связи в Турции считают, что появился исторический шанс заполнить на Ближнем Востоке образующийся геополитический вакуум своим влиянием.
НАТО, Турция
НАТО, Турция

Но так, чтобы новые интересы Анкары получили признание со стороны западных партнеров. Отсюда и смелая политика Эрдогана на московском направлении. Речь идет о закупке российских систем С-400, разговорах о возможности приобрести российскую ударную авиацию в качестве замены истребителям F-35, да и вообще расширении военно-технического сотрудничества с Москвой. При этом, как считает Bloomberg, Турция не намерена выходить из НАТО, она просто добивается повышения своего политического статуса в альянсе, заявляя, что «ни у кого, кроме США, нет такого потенциала в виде восьми дивизий, как у Турции, что у нее более глубокая и сильная военная структура, чем это внешне кажется». Но ее острые дискуссии с партнерами по альянсу, откровенное разыгрывание российской карты, угрозы лишить американцев доступа к военным базам на своей территории и даже балансирование на грани военного конфликта с Грецией не дают результата. В Вашингтоне реагируют на это угрозой переноса своих военных объектов из Турции в другое место, в частности в Грецию, что и происходит.

С-400
С-400
Владислав Осипов © ИА REGNUM

По оценке Bloomberg, ситуация такова, что США демонстрируют: «Военные связи с Турцией желательны, но могут быть больше и не нужны, и перед Эрдоганом выстраивается вилка выбора». Самый вероятный сценарий действий Анкары в складывающейся ситуации — это добиваться того, чтобы ее на данном этапе на Западе «простили и поняли». Но добиться такого Эрдогану, чувствующему наступление времен большого передела на Ближнем Востоке, будет очень непросто. В регионе завершается создание образа «внешнего врага» в лице Турции, и Анкара не готова рисковать возможным региональным вооруженным конфликтом, хотя бы в силу того, что в Восточном Средиземноморье сформировалась антитурецкая коалиция с участием Греции, Франции и Египта, а США явно на стороне Греции. Причиной, хотя не главной, всеобщей ссоры стал газ, точнее, газовые месторождения, которые европейские, азиатские и африканские страны пытаются поделить в Восточном Средиземноморье. Огромные резервы газа должны объединять эти страны. Большинство стран, в том числе Греция, Кипр, Израиль, Египет, Италия, Иордания и даже палестинцы, именно так и поступают.

Однако Турция оказалась исключенной из общего ряда из-за своих геополитических амбиций. Поэтому Анкаре придется все же перестать запугивать Афины, а попытаться «стимулировать Грецию втянуться в диалог», ведь в греко-турецкие противоречия уже вовлечены почти все средиземноморские государства. При этом если раньше подобные конфликты решали либо Соединенные Штаты, либо Великобритания, то теперь не видно претендентов на роль посредника, а обозначены лишь амбиции ряда других стран и союзов, включая ЕС, Израиль, Францию, Объединенные Арабские Эмираты и Египет, а также Кипр. Так что настоящая «битва престолов» в регионе еще только начинается.

Станислав Тарасов

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button