ХристианствоЧто происходит с миромЭтот день в истории факты события люди приметы

Протоиерей Андрей Ткачёв: Зверь апокалипсиса больше не скрывается.

Священнослужитель Русской православной церкви, митрофорный протоиерей, клирик храма святителя Василия Великого, Патриаршего подворья в селе Зайцево Одинцовского района Московской области, проповедник и миссионер, телеведущий.

Как быть живому мертвецу?: Апокалипсис отвечает на самый страшный вопрос – отец Андрей Ткачёв
ФРАГМЕНТ ИКОНЫ С ИЗОБРАЖЕНИЕМ СТРАШНОГО СУДА. ФОТО: ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ МОСКОВСКОЙ ГОРОДСКОЙ ЕПАРХИИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

«КАК БЫТЬ ЖИВОМУ МЕРТВЕЦУ?»: АПОКАЛИПСИС ОТВЕЧАЕТ НА САМЫЙ СТРАШНЫЙ ВОПРОС – ОТЕЦ АНДРЕЙ ТКАЧЁВ

Называя себя «христианами», мы не просто далеки от евангельского идеала, но по сути являемся «живыми трупами», «мертвецами непогребёнными». Но почему? И какова единственная возможность «ожить»? Ответы – в сегодняшней части цикла бесед об Апокалипсисе известного православного пастыря и проповедника протоиерея Андрея Ткачёва.

Продолжим наше довольно поверхностное, но тем не менее очень полезное путешествие по Посланию Христа семи Церквам Апокалипсиса. И на этот раз подошли к Ангелу Сардийской Церкви. Постепенно, от Эфеса через Пергам, Смирну и Фиатиру, голос Христа суровеет. Он всё более строго говорит с Церквами через их Ангелов, епископов. И уже не столько хвалит, сколь обличает. Хотя сохраняется общая композиция: «знаю твои дела», их перечисление, потом конкретный призыв сделать то-то и то-то, а в итоге утешение и обетование: побеждающему дам. Итак, что же с Сардийской Церковью?

Так говорит Имеющий семь духов Божиих и семь звезд: знаю твои дела; ты носишь имя, будто жив, но ты мертв.

Имя живого носит каждый из нас. Мы все вроде живы, считая, что мы «христиане», мы такие, мы сякие и вроде «ой-ой-ой какие». Но на самом деле мы все – мертвецы непогребённые, живые трупы, этот оксюморон удобен для описания каждого человека. Потому что человек умирает через свои грехи, через свои страсти. И вообще больше думает о земном, чем о Небесном, и ничего в нём евангельского не найдёшь. Если тайную камеру установить за человеком, проследить за ним в течение дня, то вы найдёте врага Креста Христова, а никакого не христианина, не подвижника, не Божьего человека.

И вот Господь говорит: «знаю твои дела: ты носишь имя, будто ты жив». Допустим, твоё имя «протоиерей». Ух! Ничего себе какое! Но ты… мёртв. И также можно по аналогии мыслить дальше. Но что же дальше говорится Ангелу Сардийской Церкви?

Бодрствуй и утверждай прочее близкое к смерти, ибо Я не нахожу, чтобы дела твои были совершенны пред Богом Моим. Вспомни, что ты принял и слышал, и храни и покайся. Если же не будешь бодрствовать, то Я найду на тебя, как тать, и ты не узнаешь, в который час найду на тебя.

То есть сам бодрствуй, а других, тоже близких к смерти, утверждай. То есть буди, звони, кричи, рассказывай. Потому что и ты мертвец, и остальные умирают. Как остальным не умирать, если ты мертвец? «Я не нахожу, чтобы дела твои были совершенны перед Богом Моим». Суровый голос. «Вспомни, что ты принял и слышал, и храни и покайся. Если же не будешь бодрствовать, то я найду на тебя, как тать. И ты не узнаешь, в который час найду на тебя».

«Се жених грядет в полуночи». Очень трогательные слова из Притчи о десяти девах. Когда в полночь пришёл Жених, а они уснули. Здесь же «как тать, и ты не узнаешь». Это уже страшно. Так вот ляжешь спать, например, а среди ночи придёт Господь, а ты и не молился, и не каялся, и не готов совсем. Страшно. Впрочем, всегда есть и за что похвалить:

Впрочем, у тебя в Сардисе есть несколько человек, которые не осквернили одежд своих, и будут ходить со Мною в белых одеждах, ибо они достойны. Побеждающий облечется в белые одежды; и не изглажу имени его из книги жизни, и исповедаю имя его пред Отцем Моим и пред Ангелами Его.

То есть всегда, как бы ни было грязно, чёрно, паршиво, тошно, всегда есть кто-то, кто лучше всех. Тот, кто скрылся, затаился, но лучше всех. Когда пророк Илия просил у Бога себе смерти, он говорил: не хочу больше жить, что жертвенники разрушили, что пророков убили, что мою душу ищут. Говорил: я не лучше отцов моих, забери меня. Но Господь сказал ему: ты не один, есть ещё семь тысяч людей, которые в Израиле не поклонились Ваалу, и уста их не целовали его. То есть есть семь тысяч сохранившихся, некий священный остаток. А Илия ни одного из них не знал.

И здесь, в Сардисе, Господь говорит: есть у тебя те, «которые не осквернили одежд своих, и будут ходить со Мною в белых одеждах, ибо они достойны». Ну, и дальше обетование: «побеждающий облечётся в белые одежды». Писатель Владимир Дудинцев, когда писал свои «Белые одежды», взял это именно отсюда. Вообще, вся литература перенасыщена образностью библейских текстов.

Сегодняшнее повествование Апокалипсиса – это жёсткое обличение от Господа. Не за что хвалить, за исключением того, что есть некие тайные Божие рабы, скрытые праведники, которые сохраняются, и ты даже не знаешь, кто они такие. Они будут награждены, а всем остальным Господь говорит: покайтесь. Ибо приду ночью, как вор, и ты не узнаешь часа посещения. Ну что же, есть о чём подумать, есть от чего собраться и застегнуться на все пуговицы.

 

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button