Военные действияГоре армяне

Давид Тоноян: Я готов нести свою долю ответствености но только за свои деяния а не за то что я не совершал.

Г-н Тоноян, во всех заявлениях вашей адвокатской группы отмечается, что ваш задержание и арест незаконны. В частности, в заявлении от 11 октября 2021 г  говорилось, что «мы имеем дело с классическим образцом интриги». Кто же интриганы и каковы их мотивы?

Даже если бы было прекращено необоснованное уголовное дело в отношении меня, я все равно требовал бы открытого судебного разбирательства с целью предъявления общественности необоснованности обвинений в ходе предварительного расследования. Сейчас, после завершения предварительного следствия, если будет составлено обвинительное заключение, утверждено, и дело будет направлено в суд, я потребую открытого, публичного судебного разбирательства, конечно, с учетом ограничений, связанных с государственной и военной тайной.

«После освобождения от должности министра обороны Армении, господин Тоноян воздержался от комментариев, учитывая государственную тайну, интересы национальной безопасности и межгосударственных отношений. И сегодня госполин Тоноян ставит эти интересы выше собственных интересов и, владея большим объемом информации, не использует ее для собственной защиты в общественном пространстве». Этот отрывок заявления от 11 октября стал предметом активных обсуждений. В частности, прозвучали предположения, что таким образом вы направляете властям «месидж». Что скажете по этому поводу?

До сих пор я проявлял сдержанность в плане вовлечения в политические процессы, и об этом было заявление моих адвокатов. Еще будут поводы представить общественности мои разъяснения по поводу 44-дневной войны посредством создаваемых следственных комиссий, конечно, если будет обеспечена объективность и беспристрастность работы комиссий.

Ваши адвокаты выразили уверенность, что результаты специальной экспертизы дадут аргументированные и беспристрастные ответы на утверждения о «некачественном» и «не соответствующем техническим нормам» оружии. Вы верите, что будет возможно организовать независимую экспертизу и, как Вы считаете, почему назначенная органом предварительного следствия экспертиза оставлена незавершенной?

У меня не было оснований не принимать или игнорировать доклады подчиненных – экспертов и ответственных структур Генштаба — о пригодности для эксплуатации, хранении и возможности продления сроков эксплуатации. Тем более, что продление сроков эксплуатации боеприпасов и во многих других странах осуществлялось по действующим в этих странах порядкам, и ракеты производства тех же лет (1988-1991 гг.) находятся в эксплуатации. Даже завершившимся необъективным предварительным следствием не была подтверждена некачественность или непригодность ракет, из-за того, что не была завершена назначенная судебно-техническая экспертиза, не были проведены испытания ракет. Было ясно, что в случае проведения экспертизы будет подтверждена пригодность ракет. Более чем уверен, что даже при большом желании просто невозможно будет возражать против результатов независимой профессиональной экспертизы.

Кстати, в связи с изъятием ракет и затягиванием предварительного следствия, а также обусловленной долгосрочной перспективой судебного разбирательства невозможности продления сроков эксплуатации, возникает более реальная угроза для нашей армии, чем тот ущерб, в котором предпринимается попытка обвинить лиц, проходящих по делу.

В то же время следует напомнить, что такие формулировки, содержащиеся в предъявленном обвинении, как «будучи осведомленными по долгу службы об истечении срока эксплуатации ракет», «придя к предварительному сговору с должностными и другими лицами ВС РА», «по цене существенно выше рыночной», «из корыстных побуждений», «не учитывая реального спроса МО на приобретение аналогичных ракет» и т.д., по уголовному делу никак не подтвердились. Наоборот, в деле есть множество доказательств, опровергающих их.

Ваши адвокаты в последнем заявлении «обратили внимание политического руководства на необъективное расследование в отношении Давида Тонояна, ярким доказательством чего являются субъективные и непрофессиональные комментарии по уголовному делу, основанные исключительно на предположениях». В ходе вашего пребывания в должности политическое руководство, в частности, премьер-министр РА, когда-либо указывало вам на проблемы, связанные с «некачественным» оружием и боеприпасами?

Не припоминаю подобных замечаний от премьер-министра. Я думаю, если бы у него вопросы, он бы сообщил, поскольку недостатка в информации не было, и со дня моего назначения весь процесс закупок в МО был под ежедневным контролем, проверкой и расследованием СНБ, прокуратуры, Следственного комитета, ГКС. Неоднократно по одному и тому же эпизоду закупок следствие проводили несколько вышеперечисленных ведомств. Решение о закупке было принято для обеспечения применения Вооруженными силами Армении, и подлежащее закупке вооружение использовалось в ходе боевой подготовки, даже военных действий, и это неопровержимый факт.

Премьер-министр в своем интервью от 24 декабря 2021 г отметил, что имеет надежного специалиста, которого при необходимости просит изучить и оценить приговоры. Было ли дело «о поставках непригодных ракет» передано надежному специалисту премьер — министра РА?

В прессе можно встретить мнения о том, что вас пытаются сделать «козлом отпущения» за поражение в 2020 году. Что Вы можете сказать по этому поводу?

Видимое желание найти «козла отпущения», так сказать, парит на политическом поле, но, думаю, в этом плане будут сюрпризы. Ясно одно, что мы имеем дело с фанатичным желанием дискредитировать меня и оборонную систему.

Ярким доказательством этого является то, что в деле имеются сведения о том, что ракеты, именуемые «непригодными», находились в сроках годности, даже в течение 44-дневной войны были применены и с их помощью решены боевые задачи, тем не менее, орган, осуществляющий производство, распространил заявление о том, что «за счет средств, выделенных МО РА, были приобретены ракеты, не соответствующие техническим характеристикам и не соответствующие потребностям вооружения РА, существенно дороже рыночной стоимости, ,свидетельством чего является то, что через некоторое время после поставки часть ракет не была отстреляна  сброшена и снята с баланса, а остальные вообще не применялись, в том числе во время 44-дневной войны, начавшейся 27 сентября 2020 года».

Будьте уверены, что в случае другого результата войны подобные уголовные дела не были бы возбуждены. На голову противника обрушились и его уничтожали боеприпасы гораздо более раннего производства.

Как я уже говорил еще в 2020 году в своем послании от 20 ноября я готов нести свою долю ответственности. Но только за свои деяния, а не за то, что я не совершал.

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button