АналитикаВоенные действияИнтересные фактыИсторические персоныПо страницам истории

Турецкий «нейтралитет», Или невоюющий союзник Гитлера.

Германо-турецкий договор 1941 года, 18 июня (Вышинский, 1948)

 

Турция во Второй мировой войне — Википедия

Германо-турецкий договор 1941 года о дружбе — подписан 18. VI в Анкаре германским послом фон Папеном (…) и турецким министром иностранных дел Сараджоглу (…). Сближение между Турцией и Германией наметилось с начала 1941 во время проникновения немецких войск на Балканы. Болгаро-турецкая декларация от 17. II 1941 облегчила присоединение Болгарии к державам оси. 4. III 1941, после вступления немецких войск в Болгарию, Гитлер направил президенту Турецкой республики Инёню (см.) личное письмо с благодарностью за позицию, занятую Турцией. 6. IV 1941 Югославия и Греция подверглись нападению Германии, за которым последовало (19. IV 1941) вторжение болгарских войск в Македонию. Турция не пришла на помощь Югославии и Греции, как это следовало бы по условиям её союза с Англией (см. Англо-франко-турецкий договор 1939 года о взаимопомощи), так же как и в силу договора с Грецией от 14. IX 1933 (см. Греко-турецкий союз) и пакта Балканской Антанты (…). Позиция Турции вызвала открытую похвалу Гитлера в его речи в рейхстаге 4. V 1941. В этот же период произошёл дальнейший обмен посланиями между Гитлером и Инёню, а в Анкаре открылись германо-турецкие переговоры, имевшие в качестве гласной задачи восстановление железнодорожного сообщения между Турцией и странами гитлеровского блока, но в действительности направленные к заключению политического договора.

Англия не препятствовала германо-турецкому сближению. Английская дипломатия дала понять туркам, что не будет возражать даже против заключения договора между Турцией и Германией, лишь бы Турция сохранила в силе союзные отношения с Англией и продолжала препятствовать пропуску немецких войск в Сирию и Ирак.

В результате и был подписан Германо-турецкий договор 1941 года. Во вступительной части Германия и Турция отмечали, что «этот договор будет уважать нынешние обязательства обеих стран». В ст. 1 содержалось обязательство взаимного уважения к целостности и неприкосновенности национальной территории обеих сторон, а также обязательство не принимать никаких мер, которые были бы направлены прямо или косвенно против другой стороны. В ст. 2 обе стороны обязывались «поддерживать в будущем дружественный контакт по поводу всех вопросов, касающихся их взаимных интересов, для того чтобы достигать согласия по этим вопросам». Ст. 3 касалась формальных моментов (ратификация, десятилетний срок действия и т. д.). Одновременно с подписанием договора Папен и Сараджоглу обменялись нотами, в которых предусматривалось обоюдное содействие развитию германо-турецких хозяйственных отношений «с учётом имеющихся возможностей и экономической структуры обеих стран и основываясь на опыте, полученном во время войны, полезном для обеих стран». В нотах отмечалось, что оба правительства в скором времени приступят к переговорам, чтобы «создать в возможно короткий срок договорную базу для осуществления этого соглашения».

Кроме того, Папен и Сараджоглу в совместном заявлении выразили пожелание, «чтобы печать обеих стран, равно как и радио, в своих сообщениях и радиопередачах отметили дух дружбы и взаимного доверия, которые характеризуют германо-турецкие отношения».

Германо-турецкий договор облегчил Германии нападение на СССР и позволил ей широко использовать формальный нейтралитет Турции во вред интересам СССР и других свободолюбивых народов. Турция снабжала Германию ценными видами сырья, в частности хромом, нарушала в пользу Германии постановления конвенции о проливах, подписанной в Монтре (…), допускала на своей территории активную фашистскую пропаганду и шпионаж. В угоду Гитлеру турецкие власти совместно с гестапо организовали в Анкаре враждебный Советскому Союзу судебный процесс. В Турции поощрялась направленная против СССР деятельность пантюркистов. Как доносил Папен своему правительству, президент Инёню в начале 1942 года заверил его, что «Турция в высшей степени заинтересована в уничтожении русского колосса» и что «нейтральная позиция Турции уже на данный момент много выгоднее для стран оси, чем для Англии». В августе 1942 года Сараджоглу, тотчас по вступлении в должность премьер-министра, говорил Папену, что «как турок он страстно желает уничтожения России», что «каждый турок, даже пишущий для англичан Ялчин, не может об этом думать иначе, чем он», и что «русская проблема может быть решена Германией, только если будет убита по меньшей мере половина всех живущих в России русских».

Только после того как военные успехи Советской Армии предопределили неизбежность поражения гитлеровской Германии, турецкое правительство стало более тщательно скрывать оказываемую им помощь Германии и постепенно сближаться с Англией и США. В апреле 1944 года турецкое правительство под давлением союзников прекратило поставки хрома в Германию, а 2. VIII 1944 Турция оказалась вынужденной разорвать с Германией дипломатические и экономические отношения. Наконец, 23. II 1945, уже перед самой капитуляцией фашистской Германии, Турция объявила войну Германии и Японии. Однако эти акты турецкого правительства, произведённые к тому же с большим опозданием, не означали действительного перехода Турции в лагерь антифашистской коалиции. Мировая печать назвала разрыв дипломатических отношений между Турцией и Германией «дружественным разрывом», а по поводу объявления Турцией войны Германии и Японии сами турецкие газеты откровенно писали, что это было сделано турецким правительством лишь для того, чтобы приобрести право участвовать на конференции Объединённых наций в Сан-Франциско.

Дипломатический словарь. Гл. ред. А. Я. Вышинский и С. А. Лозовский. М., 1948. 

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button