АналитикаАрмянеАрмянские талантыБез рубрики

Нужно отказаться от многих вещей, чтобы идти по выбранной дороге — интервью с актером Нареком Багдсаряном

Молодой и востребованный Нарек Багдасарян — актер театра «Амазгаин» имени Соса Саркисяна, недавно стал первым актером из Армении, выступившим на сцене Бродвейского театра в рамках фестиваля «United solo». Его «визитной карточкой» стал моноспектакль «Hamlet Machine», который представляет знаменитый сюжет Шекспировского Гамлета в новом свете, через игру одного актера, передающего огромное количество разных эмоций.

Нарек Багдасарян отметил, что никогда не задумывался о другой профессии, да и сейчас не думает об этом. И это не странно. Ведь глядя на его игру, в голове возникает одна фраза: «Вот это талант!»

Расскажите о фестивале «United solo». Каковы впечатления о Нью – Йорке?

Это очень масштабный фестиваль, он длился 3 месяца. Мой моноспектакль «Hamlet Machine» был внеконкурсным, выступать на такой сцене – уже большое приобретение. Участие в этом фестивале – очень важная составляющая моей биографии.

Когда в Нью-Йорке ходишь по улице, на больших экранах можно заметить рекламу спектаклей. Когда я решил посмотреть мюзикл, мне пришлось покупать билет с самого утра. Чтобы мне достался билет, нужно было выстоять большую очередь. Там эта культура, конечно, более развита, и часто бывает нехватка билетов, люди приходят к театру в надежде перекупить билет у кого-то с рук. Суть в том, что там создают не что-то чисто для искусства, там, в первую очередь, создают что-то, чтобы заработать больше денег, но и вкладывают в спектакль приличные суммы. И в итоге все равно получается качественный «продукт».

Можете рассказать о роли, которая особо дорога Вам? Роль, с которой Вы вошли на профессиональную площадку?

Какую бы роль ты не играл, в конечном счете, она становится частью тебя, она как бы становится твоим ребенком, ты не можешь ее не любить. Конечно, есть роли, которые имеют особое значение в твоей жизни. Например, одной из таких ролей для меня является роль Давида Сасунского в одноименном спектакле. Это было давно, когда я еще учился в театральном, это была дипломная работа нашего курса, потом этот спектакль перешел на сцену камерного музыкального театра. Можно сказать, что это была роль, с которой я вошел на профессиональную площадку.

Работа с разными режиссерами — каково это?

Актер должен работать с разными режиссерами, таким образом, он будто переодевается каждый раз, и это обогащает его как профессионала, это очень важно. Например, работать с Нарине Григорян – большое удовольствие. Мне очень нравится ее стиль работы. Так же я очень рад, что успел поработать с Сосом Саркисяном. В 2011 году в театре Амазгаин он ставил спектакль «Стопка доброты». Мне посчастливилось играть в этом спектакле.

Есть такой стереотип, что сейчас нет таких великих актеров, какие были раньше. Как Вы считаете, это мнение оправдано?

Конечно, есть. Просто их нужно воспринимать правильно. Но мы боимся. Мы даже боимся талантливому человеку сказать, что он талантлив. А ведь это важно. Ведь это вдохновляет и создает творческую атмосферу. На плохой почве хорошее дерево не вырастет. Почва должна быть подходящей. Для этого мало быть талантливым, нужно прилагать усилия, уметь отказаться от многих вещей, чтобы идти по той дороге, которую ты выбрал.

Вы сказали, что приходится отказываться от многих вещей. Не мешает ли Вам насыщенный график в личной жизни?

Профессия актера не начинается в 9 и не заканчивается в 7. У нее нет времени. Как говорил Сос Саркисян: «Это работа с рассвета до рассвета» . Мне такой график не мешает. Это даже приятно. Я во всем вижу театр, даже в повседневной жизни. Я не верю тому актеру, который говорит «Мы мучаемся». Конечно, это сложная профессия. Но, в конечном счете, она доставляет большое удовольствие. Ты выступаешь на сцене, отдаешь себя, а потом видишь, как зал стоя аплодирует тебе. И это безумно приятно.

Сейчас многие актеры стремятся попасть на экран. Однако, Вашу игру мы чаще видим в театрах. Чем это обусловлено?

Живой контакт со зрителем не заменит контакт с камерой. Я очень люблю кинематограф, но как актер пока не погружен в это. Меня никогда не привлекало желание стать известным. По-моему, известный и талантливый актер – две разные вещи. Известность актера зрителя будет интересовать первые 15 минут. Потом, если он будет играть плохо, то никакая известность его не спасет. Если в фильме плохую игру как-то можно замаскировать, то в театре это нереально. На сцене все перед твоими глазами. Фильм тебе показывают, а на сцене ты сам решаешь на кого смотреть. В любом случае, ты должен сделать свое дело хорошо, максимально выложиться.

Влияет ли плохое настроение на игру, или актер все же невозмутим в любой ситуации?

Наша профессия предполагает, что настроение не должно влиять на игру. Но мы же люди. Все равно какой-то осадок этого дня будет виден на сцене. Ты просто играешь хорошо или плохо. То, что ты делаешь – здесь и сейчас. Чем меньше ты думаешь о спектакле перед выходом на сцену, тем лучше все получается. Актер 21 века должен быть пластичным, универсальным. Я могу сейчас говорить с вами и сразу выйти на сцену и сыграть свою роль.

Чем Вы интересуетесь помимо театра?

Я такой человек, которому интересно все. Мне может быть интересно отремонтировать дом, зашить обувь, сделать что-то из дерева. Я считаю, что мужчина должен уметь делать все. Не понимаю мужчину, который не может вбить гвоздь у себя дома.

Книга, которая сильно повлияла на вас?

Книга Достоевского «Преступление и наказание». Она оставляет какое-то шоковое влияние, я где-то месяц не переставал думать об этом. Вообще, думаю, читать Достоевского актерам очень полезно, потому что он очень детально описывает психологию человека.

Что Вас вдохновляет?

Меня может вдохновить что угодно: стул, стол, разговор, картины Ван Гога, Аль Пачино, Джим Керри, другие хорошие актеры. Когда я вижу хорошую игру, это может стать мне «пищей» на несколько месяцев.

 

Статьи по Теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *